Вторник, 18 августа, в Белоруссии ознаменовался первыми массовыми акциями сторонников власти в регионах страны. Так, митинги прошли в Могилёве, Гомеле и Копыле.

При этом один из митингов отметился инцидентом. В Могилёве одна из сторонниц власти проезжала мимо митинга противников президента Белоруссии Александра Лукашенко. Протестующие увидели флаг на её коленях и попытались остановить машину, для чего некоторые из них взобрались на автомобиль.

Однако одиночным ДТП всё не исчерпывается. С подачи Telegram-каналов, вещающих из Польши, началась дегуманизация сторонников Лукашенко.

Как в Руанде

«Я верю, что скоро взойдет заря! Для тех из вас, кто молод и не знает этого слова, заря — это первый свет солнца в начале нового дня. Займется тот день, когда не останется больше тараканов на земле Руанды. Слово «иньензи» ("тараканы". — Ред.) будет забыто навсегда», — взывал к слушателям «Свободного радио и телевидения тысячи холмов» обозреватель Анани Нкурунзиза в 1994 году.

«Тараканы», о которых он говорил, не были насекомыми. Так часть руандийских хуту называла представителей другого народа — тутси. В 1994 году мечта Нкурунзизы почти исполнилась: в Руанде произошел геноцид тутси. Позже Международный трибунал по Руанде признал «Свободное радио и телевидение тысячи холмов» в числе ответственных за геноцид. Трибунал отмечал, что призывы убивать тутси делались в виде иносказаний «истребляйте тараканов», «валите высокие деревья», которые были понятны руандийцам. Кроме того, это СМИ даже перечисляло адреса подлежащих уничтожению людей.

Но при чем здесь Белоруссия? Казалось бы, Руанда находится от этой страны довольно далеко — по прямой между странами около 6 тыс. км. Однако слово «таракан» и его производные набирает популярность для обозначения политических противников и в Белоруссии.

Муж нынешнего лидера оппозиции Светланы Тихановской — блогер Сергей Тихановский, день рождения которого протестующие отмечали вчера — еще в те времена, когда он находился на свободе, своим политическим лозунгом выбрал «Стоп, таракан!», намекая на усы Лукашенко.

Некоторые сторонники Тихановского на встречу с ним брали тапки, а в сети ширились призывы «Раздави таракана». И если бы дело касалось одного Лукашенко — это полбеды. Правителей много где не любят и подчас дают им обидные прозвища. Но после митингов в поддержку белорусского президента это прозвище, пускай и немного видоизмененное, теперь активно применяют к сторонникам Лукашенко.

«В Гомеле и Могилёве начинают сосредотачивать тараканистов и пленных бюджетников на митинги. Остерегайтесь провокаций!» — говорилось в публикации ведущегося из Польши Τelegram-канала Nexta_live.

Белоруссия на пути к Руанде. Как белорусов стравливают между собой

В то же день этот Τelegram-канал поймали на подтасовсках и оскорблении сторонников Лукашенко. Там появилась запись: «Как только бюджетные карусельщики и пророссийские нацисты разъехались по своим городам и весям, настоящие жителя Гомеля заполнили улицы настоящей символикой белорусов». Позже словосочетание «пророссийские нацисты» авторы канала заменили на «прокремлёвские шовинисты».

А позже и убрали вовсе. Но в интернете зачастую весьма сложно подчистить следы.

Канал Νexta_live ведется двумя людьми — журналистом Степаном Путило и бывшим сотрудником «Радио Свобода» Романом Протасевичем. Последний «лайкнул» призыв одного из белорусских националистов — Эдуарда Пальчиса — арестовывать всех, кто не признает власть оппозиции.

«Кто не признает власть Координационного Совета — гражданский арест», — написал Пальчис.

Примечательно, что среди тех, кому это предложение понравилось, был и другой идейный «борец за свободу слова» — журналист «Радио Свобода» Франак Вячорка.

Справедливости ради стоит отметить, что и у сторонников Лукашенко существует своё прозвище для протестующих — «змагары». Оно довольно давнее и использовалось прежде всего по отношению к националистам. При этом изначально оно не было обидным — «змагар» по-белорусски означает «борец».

По украинскому сценарию

Тот, кто наблюдает за этой «перекличкой» обидных прозвищ, может также отметить, что это очень напоминает происходившее на Украине в 2014 году. Тогда сторонники Майдана прозвали своих противников «колорадами», а те по отношению к ним изначально использовали слово «свидомый» («сознательный». — укр.) и его производные, а позже — когда разгорелась война в Донбассе — стали использовать слово «укроп» (от корня «укр»).

Сравнение своих идейных противников с насекомыми дорого обошлось Украине: когда сжигали людей в Доме профсоюзов, сторонники Майдана писали о «жареных колорадах», не считая погибших людьми. Та трагедия среди прочего многократно увеличила ополчение Донбасса — туда устремились как одесситы, так и люди со всей Украины и России. Они поняли, что новые украинские власти и их сторонники отказывают им в человеческой природе.

«Не думаю, чтобы кто-нибудь забыл те страшные кадры, и не думаю, что мы сможем забыть показательную радость и бурные аплодисменты в телестудии Шустера на восторженные сообщения о сожжении «колорадов», — вспоминал пять лет спустя нынешний глава ДНР Денис Пушилин.

По его словам, те события укрепили жителей Донбасса в стремлении отделиться от Украины.

«Черный день 2 мая для Донбасса стал не просто точкой невозврата, у нас не осталось выбора — только сопротивление всему, что навязывала неонацистская Украина. И время показало: мы были правы, достаточно взглянуть на то, что стало с Украиной за последние пять лет. Каждый год 2 мая мы вспоминаем жертв Одесской Хатыни. Жители Донбасса собираются на траурные митинги, чтобы почтить память невинно убитых одесситов. Этот год не станет исключением, потому что для Донбасса 2 мая — это дата, после которой ни общество, ни жизнь уже никогда не станут прежними», — рассказывал Пушилин в интервью изданию Украина.ру.

А ведь трагедия в Одессе стала возможной и потому, что для тех, кто сжигал людей в Доме профсоюзов, они людьми по большому счёту и не были: они были «колорадами» — жуками-вредителями.

Теперь подобный дискурс навязывается белорусам. Делается всё, чтобы противостоящие стороны перестали видеть друг в друге людей. И тому, кто считает себя белорусом, такое противостояние не нужно, ведь пострадает его народ: брат пойдёт войной на брата, прольётся родная кровь.

Другое дело, если человек ощущает себя не белорусом, но польским паном. Те всегда смотрели на белорусов, да и на украинцев, как на bydło — скот, который нужен лишь для собственного обогащения.

Остаётся лишь пожелать белорусам по разные стороны баррикад не слушать блогеров из-за рубежа и не переставать видеть в своих противниках людей.