Постараемся сделать это, не слишком углубляясь в детали, тем более что многих подробностей мы не знаем и не понимаем (более того — на знание и понимание не претендуем).

Беломайдан

То, что происходит сейчас в Белоруссии, — майдан, в основном повторяющий украинский сценарий. Естественно, со своими особенностями, но основные элементы прописаны как под копирку.

Например, Лукашенко, так же, как Янукович, старательно проводил в последнее время прозападный курс, получив, видимо, какие-то обещания и даже гарантии. Это воодушевило его противников и дезорганизовало сторонников.

Майдан в Киеве и Плошча в Минске: в чём сходства и различия?
Майдан в Киеве и Плошча в Минске: в чём сходства и различия?
© REUTERS, Jedrzej Nowicki/Agencja Gazeta/via REUTERS

Разумеется, были и свои особенности — беспрецедентная по объёму фальсификаций избирательная кампания (притом что у Лукашенко были возможности победить относительно честно) и само четвертьвековое нахождение белорусского президента на посту. Однако мы не считаем эти факторы существенными — Янукович, например, пребывал на посту президента всего три года, но людей, ставших активом майдана, он всё же успел «достать».

Разумеется, с такой трактовкой не все согласны. Вот, например, телеграм-канал «БелоРусский диалог» пишет: «Понять все наши нюансы, действительно, сложно. Поэтому люди пользуются шаблоном украинского Майдана со всеми вытекающими клише».

Да нет, господа, это вы заблуждаетесь. Майдан — технология интернациональная, используется от Бирмы до США, и ваши нюансы организаторам в общем-то до лампочки. А то, что вы отрицаете то, что у вас происходит майдан, это как раз элемент технологии: мало кого можно убедить, что майдан — это хорошо. Во всяком случае после 2014 года. Потому запускается идея «вы не понимаете, это другое».

В Белоруссии, конечно, всё другое, а результат будет тот же самый — рост национализма, людоедские реформы по лекалам «Реанимационного пакета» (его даже переименовывать не стали) и т.п. Вплоть до гражданской войны. 

Кто победит?

Собственно, вопрос поставлен неправильно — победитель определён, вопрос только во времени и форме.

Судьба собственно майдана в Белоруссии пока что не решена. Попытка «кавалерийской атаки» на власть была отбита (возможно, с чрезмерным применением силы). Сейчас процесс вошёл в мирную колею, но это мирные переговоры об условиях капитуляции.

Украинский сценарий в Белоруссии не сработал. Но еще может
Украинский сценарий в Белоруссии не сработал. Но еще может
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Главной политической проблемой Белоруссии является нерешённость проблемы властного транзита. То, что «Бацьку не выбирают», — это шутка, конечно, но в ней содержание шутки что-то около 0%. Белорусский режим «заточен» под одного человека, и совершенно непонятно, как этого одного человека можно заменить. Не путём же выборов…

Скорее всего, предполагалась какая-то схема из арсенала опробованных в Средней Азии — передача власти преемнику. При этом кто именно мог быть преемником, остаётся неясным — претенденты, которые могли осознать свой статус и ускорить переход власти, своевременно зачищались (сейчас часто упоминается глава МИД Макей, но это временная переходная фигура).

Сейчас в результате неоднозначного результата выборов и последующих силовых эксцессов легитимность власти подорвана, и возможность реализации проекта преемничества представляется крайне низкой.

Это значит, что власть рано или поздно перейдёт к прозападным элитам. Никакого другого варианта не просматривается просто потому, что политический курс Лукашенко тоже был прозападным, просто «медленным», в духе Кучмы и Януковича.

Таким образом, естественное развитие белорусского государственного проекта — его «украинизация».

Интерес Украины

Упорное молчание украинского президента и МИДа по поводу событий в Белоруссии объясняется, скорее всего, просто отсутствием команды из «Вашингтонского обкома». Но если бы украинская власть была хоть сколько-нибудь субъектна, она бы сейчас находилась в панике.

Украинская экономика, так или иначе, завязана на Россию. Несмотря на провозглашённое ещё Яценюком «освобождение», зависимость Украины от России в торговле была и остается на порядок выше, чем зависимость России от Украины. На Россию в 2014 году приходилось 23% украинского импорта, в 2018-м — 14%. Однако ни для кого не секрет, что часть этого снижения отыгралась потерей производственных мощностей, а другая часть компенсируется за счёт роста торговли с Белоруссией. Те же нефтепродукты в основном поставляются на Украину с белорусских НПЗ. А украинские овощные консервы в российских магазинах оборудованы наклейкой «сделано в Белоруссии».

В случае смены власти в Минске отношения между Белоруссией и Россией ухудшатся. Это началось уже при Лукашенко. Например, Россия сократила экспорт сырой нефти. В случае же окончательного поворота к Европе, даже если он не будет сопровождаться конфликтом с Россией, у Белоруссии возникнут проблемы с собственной внешней торговлей. Белоруссия, так же, как и Украина, имеет отрицательный торговый баланс с Россией. Просто сейчас он поддерживается за счёт скидок в рамках Союзного государства и ЕЭП, а с выходом из этих структур (а оппозиция именно к этому призывает) ситуация станет совсем уж катастрофической.

В общем, в интересах Украины сохранять власть Лукашенко как гаранта «белорусской форточки» в Россию возможно дольше. Однако с точки зрения экономических интересов Украины не надо было и конфликт с Россией устраивать. Но по этому поводу есть чёткое мнение «Вашингтонского обкома» — режим должен быть русофобским, даже если это означает выстрелить себе в ногу в экономике и в политике.

Интерес России

С точки зрения России, Белоруссия:

— братская страна, как говорит Владимир Путин, «один народ»;

— одно из немногих государств, являющихся действительно дружественными по отношению к России;

— важный экономический партнёр и важная транзитная площадка;

— независимое государство, в дела которого Россия не вмешивается и решений за народ которого не принимает.

Установление «европейского» (т.е. по умолчанию русофобского и антироссийского) режима в Белоруссии для России, конечно же, неприемлемо.

В то же время ни для кого не секрет, что нынешняя ситуация в том числе возникла вследствие торможения развития проекта Союзного государства.

Как спасти Белоруссию от Майдана? О технологиях протестов и их перспективах
Как спасти Белоруссию от Майдана? О технологиях протестов и их перспективах
© Sputnik | Перейти в фотобанк

За последние четверть века Белоруссия не смогла создать действительно самостоятельную экономику. Существует она за счёт подпитки со стороны России. Само по себе это, может, и не плохо (за лидирующие геополитические позиции надо платить, и в России это понимают), но Лукашенко остался в той реальности, которая была актуальна ещё пять лет назад, когда речь шла об интеграции в европейскую экономику за счёт России. Но после переворота на Украине проекты «Европы от Бреста до Владивостока» отложены, а жить надо уже сейчас. При этом политика Лукашенко в последнее время показалась Кремлю непартнёрской.

Сейчас стоит вопрос об углублении интеграции стран. Россия не претендует на политическую независимость Белоруссии, но требует более глубокого объединения экономик. Что, вероятно, приведёт к приватизации российскими финансово-производственными группами белорусских промышленных активов и изменению социальной политики, то есть к концу «белорусского социализма».

У белорусов, разумеется, есть выбор. Промышленные активы и социальную политику можно потерять по украинскому сценарию — безвозвратно.