Сергацкова вынуждена была сначала уехать из Киева после многочисленных угроз и разглашения персональных данных ее семьи. Сейчас журналистка находится в одной из европейских стран, по словам ее коллег. Точное местонахождение Сургацковой не разглашается по соображениям безопасности.

Террорист, друг мужа министра: Марко Супрун и «правая улица» с бомбами
Террорист, друг мужа министра: Марко Супрун и «правая улица» с бомбами
© Facebook, Дмитро Савченко

Угрозы в ее адрес стали поступать после публикации расследования в издании «Заборона» о фактчекинговом агентстве StopFake (инициатива, созданная украинскими студентами в 2014 году для проверки фейк-ньюс, а в 2020 году ставшая официальным партнером Facebook по проверке фактов). В статье журналисты утверждали, что проект, отвечающий в украинском сегменте Facebook за определение достоверности публикаций, имеет прочную связь с ультраправым политическим спектром, и именно этим определяются многие факты в работе этой социальной сети.

В националистических кругах Украины последовала бурная реакция на расследование «Забороны», а на саму Екатерину Сергацкову посыпались обвинения (а за ними и угрозы в расправе) в работе на Кремль. Тем более что Екатерина родом из России и украинское гражданство получила только в 2015 году. Сетевой буллинг начал украинский журналист Роман Скрыпин, который в своем ФБ предложил журналистке уехать побыстрее из страны во имя собственной же безопасности. В комментариях к этому посту был размещен домашний адрес Сергацковой. Сам Скрыпин уже неоднократно был замечен в сетевом хейте. В частности, именно он поднял информационную волну пару лет назад против конкурсанток от Украины на «Евровидение» — дует Анна-Мария. После обвинений в антиукраинской позиции и массовой травли певицы лишились права представлять свою страну на европейском конкурсе.

В этот раз скандал случился в журналистской среде. Откровенные угрозы в адрес Екатерины Сергацковой вызвали обеспокоенность многих правозащитных организаций. На днях Amnesty International опубликовало пост в своем ФБ, в котором выразило озабоченность по поводу прав, свобод и безопасности журналистов и активистов в Украине в целом: «Amnesty International выражает глубокую обеспокоенность в связи с недавними случаями насилия и запугивания в отношении активистов/ок и журналистов/ок в Украине. Наступление на свободу выражения мнений, мирную правозащитную деятельность или независимую журналистику — это прямая угроза гражданскому обществу и правам человека в Украине. 11 июля украинский журналист (Роман Скрыпин. — Ред.) разместил на своей публичной странице сообщение, в котором в унизительной манере описал подробности жизни журналистки и основателя издания «Заборона» Екатерины Сергацковой. Этот инцидент произошел после того, как на «Забороне» вышел материал о возможных связях отдельных участников интернет-проекта StopFake с представителями неонацистских движений. После этих сообщений Сергацкова начала получать угрозы физического насилия и даже убийства. Полиция до сих пор не начала расследование этого дела. Мы призываем правоохранительные органы провести эффективные и независимые расследования во всех упомянутых делах, придерживаясь принципа максимальной прозрачности. Ведь возможная опасность травли, физической расправы активистского и журналистского сообщества создает атмосферу запугивания для гражданского общества и опасную ситуацию для прав человека».

Facebook, нацисты, Сорос и StopFake. Всё в один флакон не уместилось
Facebook, нацисты, Сорос и StopFake. Всё в один флакон не уместилось
© varta.com.ua

На днях в газете «New York Times» вышла статья, также посвященная конфликту вокруг издания «Заборона» и StopFake. Автор исследовал грани предвзятости, лжи и манипуляции. Он напомнил, что StopFake, как и все другие фактчекинговые организации Facebook, подписал обязательство быть непредвзятым. Но связи этой организации с крайне правыми украинцами поставили перед Facebook острые вопросы, кто считается нейтральным проверяющим факты в стране, находящейся в состоянии войны. «Они дают возможность этим организациям и этим людям заявлять о том, какая информация, какие мнения, какие сообщения незаконны или законны, — цитирует NYT Мэтью Шаафа, главу украинского офиса американской правозащитной группы Freedom House. — Необходимо задать вопрос: заслуживают ли эти люди нашего доверия?»