Сегодня в МВД есть целый отдел по гендерному равенству, состоящий, что интересно, из четырех женщин и одного мужчины. Но давайте разберемся, стоит ли на таком вопросе концентрироваться ведомству.

Самая опасная в Украине. Убийства журналистов остаются безнаказанными
Самая опасная в Украине. Убийства журналистов остаются безнаказанными
© Facebook, Sergiy Tomilenko

Подбирают мужеподобных

Я обратился к инициатору внедрения гендерной политики в органах внутренних дел Украины — криминалисту, доктору юридических наук Олегу Мартыненко, который в 2009 году разрабатывал эту самую политику вместе с нынешним омбудсменом по гендерным вопросам Екатериной Левченко. Документ в том же году был утвержден приказом профильного министра. Мартыненко выделил 5 пунктов дискриминации женщин в МВД по признаку пола:

1) профессиональная физподготовка разделена на мужскую и женскую;

2) если женщина детородного возраста способна или собирается рожать, ее начальник никогда не повысит ее по службе: это уход в декрет как минимум на 3 года и поиск на ее должность другого человека, которого потом тоже нужно будет увольнять;

3) при назначении нового начальника департамента/управления рассматриваются только кандидаты-мужчины. Этот подход к назначению не меняется уже лет 40:

4) на вышестоящую должность женщину могут назначить только в том случае, если она уже имеет детей, замужем или разведена и не собирается замуж

(«Погуглите, сколько у нас полковников и генералов в женском обличье и как они выглядят», — сказал Олег Мартыненко.);

5) есть масса женщин, которые готовы платить взятку за повышение, но все они дискриминированы. Вышестоящие руководители — в подавляющем большинстве «мужчины, которые подбирают на работу женщин либо мужеподобных, либо таких же, как и они, — «мужиков».

Заметим, что феминистки, мягко говоря, не одобрили бы последние фразы криминалиста о женщинах в 4 и 5 пунктах.

Только профессионализм

Я попросил прокомментировать эти утверждения бывших работников украинской правоохранительной системы. Все как один они заявили, что за свою карьеру не наблюдали угнетений женщин в этой госструктуре.

Аваков в преддверии отставки. «Кто ж его посадит? Он же памятник»
Аваков в преддверии отставки. «Кто ж его посадит? Он же памятник»
© Facebook, Арсен Аваков

Физподготовка логично разделена на женскую и мужскую, так как мужчины физиологически обычно более выносливы, чем женщины. Соответственно, мужчины на службе подвергаются большим физическим нагрузкам, женщины меньшим. Хотя, с сожалением констатировали респонденты, в полиции сейчас довольно много мужчин с лишним весом и слабыми физданными. Женщины часто обгоняют таких именно в части физподготовки.

Стереотипы касательно декрета сложились из регулярно повторяющихся ситуаций, да и мужчин-декретников никто из опрошенных за годы своей службы не помнит.   

«Женщина, уходящая с должности, особенно руководящей, резервирует за собой это место, на которое на время ее отпуска назначается работник мужского или женского пола. Но тот, кто заступает на это место, четко понимает: он — временщик, и поэтому может не особо стараться. Если этот человек хорошо себя проявит, начальство должно по выходу на работу декретчицы подыскать ему похожую должность по функциям и званию», — отметил бывший харьковский оперативник Денис Ярославский.

Порядок, о котором говорит Ярославский, действует с 2018 года, раньше было гораздо хуже. Так, бывший замглавы МВД, отставной генерал-лейтенант милиции, экс-глава Луганской и Закарпатской облгосадминистрации Геннадий Москаль сообщил, что некоторые райотделы в его время были доведены до полного коллапса именно из-за декретных мест, которые держались пустыми из-за рожениц.

«Половина сотрудниц там лежала на сохранении и была в процессе родов. Потом они шли на три года в отпуск по уходу за первым ребенком, потом еще на три года — по уходу за вторым, а затем, поработав некоторое время, шли на пенсию. Это сильно влияло на работу: никого же на их место принять нельзя, они там числятся, а штат не увеличивается. Так что некоторые райотделы при мне из-за этого были полностью парализованы», — разъяснил Москаль, отметив, что в органы правопорядка женщин всегда принимали без какой-либо дискриминации, «лишь бы польза от них была».

Боятся и уважают больше, чем мужчин

Начальниками департамента уголовного розыска, где нужно буквально погрузиться в ужасы уголовщины, женщин пока еще не назначали. Среди высшего руководства есть стойкая уверенность, что женщина этот пост не вытянет. К этому мы вернемся ниже.

Но спикеры убеждены: повышают до начальников не по признаку пола, а за профессиональные заслуги. Есть достаточно женщин-генералов, которых чаще всего можно встретить в университетах МВД (генералами и мужчины просто так не становятся), еще больше женщин-полковников, в особенности с 2018 года. Достаточно женщин управляют хозяйственными и финансовыми департаментами. А женщин-следователей больше, чем мужчин. Мало того, многие женщины перешли в МВД из Министерства юстиции, где 80% работников — женского пола.

Карантин закончился. На промысел вышел украинский криминалитет
Карантин закончился. На промысел вышел украинский криминалитет
© РИА Новости, Константин Чалабов | Перейти в фотобанк

Так, выпускник академии внутренних дел, руководитель украинского отделения Интерпола (с февраля 2005 по март 2007 года) и бывший депутат Верховной Рады Кирилл Куликов заявил, что между мужчиной и женщиной выбирают профессионала.

«В Интерполе у меня работало 60% девушек. За годы моей работы на разных должностях в органах я не видел абсолютно никакого ущемления женщин», — сказал он.

Ярославский заверяет, что когда управлял Обуховским райотделом полиции (Киевская область) и Голосеевским райотделом полиции (Киев), женщин еще как повышали, несмотря на их детородный возраст.

«У меня в этих райотделах были очень сильные женщины, которых я назначал начальниками следствия, несмотря на то что они в любой момент могли забеременеть. Я всегда смотрел на знания человека и на то, как к нему относится коллектив. Поверьте, есть женщины, которых мужской коллектив боится и уважает больше, чем иных мужчин», — сказал экс-оперуполномоченный.

Что же до «мужеподобности» женщин (которых в отличие от «классических» женщин якобы чаще всего повышают по карьере) в понимании Олега Мартынова, то Ярославский справедливо подчеркнул: постоянно неся службу в мужском коллективе и ежедневно имея дело с преступностью, женщины подвергаются профессиональной деформации — приобретают мужской характер, становятся жесткими, бранно выражаются.

Протаскивание по блату

Теперь рассмотрим другую сторону медали. После переустройства МВД в 2015 году украинки разных профессий получили доселе невиданные возможности хорошо устроиться в этом министерстве. Показателен случай Ирины Зелинской, вынужденной переселенки из Свердловска Луганской области. Как только был объявлен набор в полицию, она ради службы бросила работу прораба на стройке.

«После того как она успешно окончила курсы командиров» в Киеве, полисвумен тут же продвинул «мой тогдашний напарник Дмитрий Владимирович Михалец» (юрист по образованию. — Ред.), после киевских курсов получивший должность командира роты и отбывший в Ивано-Франковск руководить патрульной полицией.

«Он предложил и мне поехать с ним на место заместителя командира батальона… Через два месяца было повышение (в марте 2016 года. — Ред.), и я возглавила батальон патрульной полиции Ивано-Франковска», — откровенно призналась Зелинская в интервью 2017 года. На данный момент она занимает должность замначальника Черновецкой академии патрульной полиции. Дмитрий же Михалец за пять лет дорос аж до замглавы Нацполиции Львовской области. Протаскивал наверх обоих один и тот же человек — Василий Виконский. В 2018 году он возглавлял НПУ Хмельнитчины, и при нем старлей Зелинская была замначальника управления превентивной деятельности, а Михалец — начальником этого управления. Уже в 2019 году Виконский руководил НПУ Львовщины, а его замом оказался старлей Дмитрий Михалец.

Роль Виконского в своей судьбе Михалец вовсе не отрицал и также заявлял о дружественных связях с тогдашним главой патрульной полиции Хмельнитчины Олегом Костенко.

О том же говорит и случай Ирины Зеленой. Она, в отличие от своей почти однофамилицы, имеет высшее юридическое образование и руководила юркомпанией, а в полицию пришла, судя по декларациям, в 2016 году. Сейчас она занимает должность начальника отдела Департамента обеспечения деятельности аппарата МВД, а раньше какое-то время была в руководителях академии патрульной полиции в Киеве. Зеленая, кстати, говорила о гендерном равенстве на одном из телеэфиров.

Зажмуривают глаза и получают поблажки

И Зелинская, и Зеленая засветились на телевидении, их должности — быстро полученные, спокойные, кабинетные и наверняка денежные. Для прояснения дела я поговорил с двумя своими киевскими друзьями, действующими — что важно — работниками МВД, стаж службы которых составляет 15 лет. Оба прошли в свое время переаттестацию в ходе реформы.

Первый — воспитанник академии внутренних дел, начинал в патруле, но уже давно кабинетный работник министерства, майор, замначальника отдела. Второй же — опер сыска главного управления МВД Украины. Ребята рассказали мне, какой им на работе видится гендерная политика.

Игры с дьяволом. Киев заигрался в терроризм
Игры с дьяволом. Киев заигрался в терроризм
© ЦОС ФСБ РФ | Перейти в фотобанк

Майор сообщает, что на данный момент из 10 руководящих должностей в его департаменте 3 или 4 занимают женщины. Причем в его директорате один из наивысших руководителей — женщина. В силовом органе женщин всегда по умолчанию меньше, чем мужчин, поэтому они не могут занимать равное с мужчинами количество должностей. Такой перекос вытекает из количества обучающихся женщин в профильном вузе. Исторически так сложилось, что МВД — структура, где всегда будут доминировать мужчины. Эти слова подтверждают все опрошенные мной эксперты.

«У нас в академии девчонки бывали в моргах на вскрытиях, и многие из них падали в обморок, были они и на мероприятиях по охране гражданского порядка (футбольные матчи и подобные действа). Их там, ясное дело, сильно не нагружали. Но они увидели, что и как происходит, и отказались от службы», — говорит друг.

Сейчас же если не в каждой, то хотя бы через одну, патрульной машине встречается разнополый экипаж. И, как напомнили мои друзья, в Киеве и других городах за все время существования полиции уже не раз ловили патрульные парочки, которые во время несения службы предавались любовным утехам.

«В критической ситуации многие женщины зажмуривают глаза, а надо применять оружие и действовать жестко (к вопросу о руководстве женщиной уголовным департаментом. — Ред.). У меня в отделе 6 человек, 2 из которых — девушки. На дежурства, срочные выезды, командировки их не пускают по причине «они же слабый пол». Кроме этого девушки иногда не могут полноценно работать из-за «критических дней», а зарплата у нас одинаковая… Вот и всё тебе «равенство», — досадует МВД-шный приятель.

Опер главка, регулярно контактирующий с криминальным миром, также не замечал дискриминации женщин на оперативной работе, которых, как ясно, здесь тоже меньше, чем мужчин. Есть инициативные женщины, правда, сами мужчины по инерции делают женскому коллективу поблажки.

«В нашем отделе и мужики, и женщины выполняют свою работу. Все работают, как один, выполняют свои функции. Но поблажки женщинам есть — вроде недопуска на опасную работу. И хотя они сами проявляют инициативу, но в основном мужики решают такие дела и рискуют жизнью», — рассказал силовик.

Кто кого дискриминирует

Создается впечатление, что различные грантовые организации, которые сотрудничают с правоохранителями и осваивают средства на внедрение политики полового равенства, нарочно нагоняют страх, заявляя, что женщины работают «в тени мужчин». Гендерное равенство в изначально мужском МВД — это тонкая штука. Надо признать очевидное: женщины не стесняются пользоваться своим положением ради скорейшего получения пенсии по выслуге лет или ради того, чтобы не быть загруженными работой наравне с мужчинами.

Нацполиция Украины: преступность усилилась, коррупция расцвела
Нацполиция Украины: преступность усилилась, коррупция расцвела
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Мужское начальство вольно или невольно делает послабления женщинам. И в этом отношении дискриминации подвергаются скорее мужчины. Им часто трудно пробиться через тот «стеклянный потолок» в карьере, который легко преодолевает женщина. 

Бороться не с гендером, а с нарушением устава

Опрошенные мною эксперты были единодушны в одном: гендерная политика для МВД не самый насущный вопрос сегодняшнего дня. Тем более что в полиции сейчас жесткий недобор, и там рады всем желающим. Системе лучше было бы бросить силы на снижение преступности: Украина является лидером по криминалу среди европейских стран, а в руках местного населения очень много незаконно приобретенного оружия.

Мало того, нужно покончить с раздачей погонов и постов по блату или за взятки и разжаловать тех, кто получил звездочки незаслуженно. С 2014 года понятие «звание» в украинских органах внутренних дел, по мнению всех правоохранителей старой школы, было во многом обесценено — откуда ни возьмись начали появляться полковники, которые никогда в жизни не были лейтенантами и вообще не имели понятия о воинской службе.

«Юра Зозуля был никем, но он пришел с Майдана, и ему дали капрала и поставили начальником департамента патрульной полиции. Высокие звания получили одиозные ребята типа Кивы, Дейдея, Трояна. Подобных было очень много, первое их звание — майор, через год — подполковник, еще через год — полковник. Это прямое нарушение устава несения службы и правил присвоения очередных званий, поскольку внеочередное звание можно получить всего раз в жизни», — возмущается Денис Ярославский.

Кроме того, уверен Кирилл Куликов, сотрудничество полиции с грантовыми НПО должно быть ограничено, поскольку «это структура, которая не требует творчества, но требует четкого выполнения наработанных задач и распоряжений». Вызывает сомнение явно лишний гендерный отдел, через который и будут прогоняться денежные потоки уже утвержденного «гендерно-ориентированного бюджетирования». 

Итак, что получается? С одной стороны, президент, чиновники и депутаты продолжают пиариться на этой дутой или, если уж на то пошло, ильной преувеличенной проблеме дискриминации женщин в этой силовой структуре. С другой стороны, на этой же теме рубят деньги украинские филиалы ООН и другие зарубежные НПО, присосавшиеся к МВД.

Опыт показавших себя в деле и по праву титулованных стражей порядка мужского пола гласит: в органах внутренних дел женщины и мужчины борются за место под солнцем на равных. Но здесь не сработает уравниловка должностей и зарплат. Даже если зарплата одинаковая, то распределение нагрузки кое-где отнюдь не равное. Страдают в этой связи не обязательно женщины.