Луцкий террорист Максим Кривош пошел на опасное преступление с явным намерением озарить украинцев какой-то особенной правдой, которая уже открылась ему, но все еще остается неведомой им. Если верить тому, что стало известно о луцкой истории в течение последних дней, эта правда включает в себя два момента. Первое. Государство Украина является террористическим, а его чиновные и деловые столпы в лице президентов, министров, прокуроров, судей, олигархов — государственными террористами. Второе. Украине срочно и всенепременно следует посмотреть один иностранный фильм под названием «Земляне». Так поставил вопрос террорист Кривош. И что же? Террористом себя никто назвать не захотел. С просмотром фильма дело остается темным. Пока что я не встретил ни одного свидетельства, на основании которого можно было бы судить, сколько украинцев, откликнувшись на призыв президента Владимира Зеленского, сделанный под давлением Кривоша, посмотрели «Землян». Судя по всему, не откликнулся никто.

Театр одного актера или настоящий теракт. Что произошло в Луцке
Театр одного актера или настоящий теракт. Что произошло в Луцке
© REUTERS, Mykola Martyniuk

В общем, история, несмотря на счастливый конец, получилась дрянная. И террорист — не террорист. И требования его какие-то нетребовательные. И спецслужбы — не спецслужбы. И их спецоперации какие-то совсем не операционные, а, скорее, бутафорские. И заложники — не заложники. И даже Арсен Аваков на сей раз оказался на себя не очень похож. Особый привкус инциденту придала искусственность, ощущавшаяся почти в каждом его эпизоде, в каждом элементе, включая задержание преступника.

По времени ЧП в Луцке совпало с сенсацией от наших переговорщиков в Трехсторонней контактной группе в Минске: удалось подписать комплекс дополнительных мер по устойчивому прекращению огня на линии разграничения в Донбассе, о чем противники войны уже мечтать перестали. Среди этих мер есть, например, и такая, что предусматривает отказ от любых видов стрельбы и проведения диверсионно-разведывательных операций. От такого алгоритма Киев отбивался руками и ногами до последнего. И вдруг согласился в тот момент, когда казалось, что дело уже не просто идет к выходу Украины из «Минских соглашений», а уже пришло к нему.

Более того. Киев не только согласился на какие-то шаги, направленные на прекращение боевых действий и установление прочного мира в Донбассе, но и признал, что они являются условием «полного урегулирования международного вооруженного конфликта на территории украинского Донбасса». Именно такая, несколько витиеватая по форме, но весьма примечательная и показательная по содержанию формулировка содержится в официальном сообщении о событии на сайте президента Украины.

Согласие Киева на дополнительный комплекс мер по обеспечению устойчивого прекращения огня в Донбассе — это действительно сенсация. По степени разрушительного воздействия на позиции киевской «партии войны» оно превосходит и «формулу Штайнмайера», против подписания которой бурно выступали «воины» Петра Порошенко и его союзники-подельники осенью прошлого года, и идею о формировании Консультативного совета, с которой некоторое время носился глава Офиса президента Андрей Ермак и которую затоптали в асфальт своими протестами «ястребы», и многое другое. Тем не менее, реакция на него «партии войны» оказалась на удивление вялой. «Ястребиная» обслуга в Киеве слегка возбудилась, однако, кроме негромких причитаний, ничего не происходило. Сами «ястребы» предпочли взять паузу. Никаких сборищ протеста, никаких призывов «остановить реванш». То ли нынче вся уличная тусовка обслуживает судебные приключения Порошенко, то ли на «ястребиный» роток кто-то большой и сильный накинул платок.

Выход там, где вход. В Донбассе запретили БПЛА, диверсантов и снайперов, но мира не будет
Выход там, где вход. В Донбассе запретили БПЛА, диверсантов и снайперов, но мира не будет
© Офіс Президента України

Представители киевских властных структур, как и в других случаях, принялись дружно нести по поводу сенсационной новости всякую ахинею, явно стараясь отвлечь внимание СМИ от сути произошедшего, переведя его в плоскость комментариев и интерпретаций, имеющих мало общего с жизнью. Лидером в этой нелегкой и небезопасной для чиновничьих карьер работе у нас давно стал вице-премьер и министр по вопросам реинтеграции Алексей Резников. Отличился он и в этот раз, заявив, что «прорыв» на переговорах в Трехсторонней контактной группе 22 июля заключается в том, что стороны вернулись к приоритету: вопросы безопасности — в первую очередь. Пнув по ходу, как его учили и как требует заказчик его комментариев, Россию, он заявил, что, мол, «доминировала Российская Федерация в предыдущих переговорах», и теперь этому конец, мы будет доминировать. Как говорится, no comments.

Пресс-служба Зеленского, с предельной лаконичностью сообщив о согласии на введение комплекса дополнительных мер, основной объем текста информации заполнила тезисами, основанными на «красных линиях» от Порошенко и компании. Привычными для украинского восприятия, но весьма странными в данном случае и при данных контекстах. У страха, ясное дело, глаза велики. Даже если это страх президентский. Сам президент вдруг пустился в футуристические рассуждения о сроках (!) проведения следующего саммита в «нормандском формате», не обращая внимания на то, что сам факт его проведения все еще остается под большим вопросом.

Дальше — больше. Пока эксперты и наблюдатели из разных лагерей дискутировали, насколько результативными или, наоборот, голословными могут оказаться новые договоренности по устойчивому прекращению огня, Зеленский ошарашил публику заявлением о том, что комплекс дополнительных мер следует непременно скрепить подписями первых лиц стран-участниц «нормандского формата».

«У нас действительно много профессионалов, которые находятся в постоянных переговорах в формате заседания ТКГ и которые договорились об очень серьезном шаге для всей нашей страны — устойчивом прекращении огня, — сказал он. — Этот документ сейчас ожидает подписания всех сторон нормандской группы. Верю, что все стороны — Украина, Франция, Германия и РФ — подпишут, и с 27 числа, верю, что может наступить момент, когда будет устойчивое прекращение огня».

Такой поворот темы от президента не может не вызвать разочарование. Зеленский по сути предлагает не браться за выполнение договоренности, а искать вариант, как лучше подписать соглашение о ней, чтобы набрать больше рейтинговых баллов. Иначе говоря, глава государства, обещавший в ходе избирательной кампании установить мир в Донбассе, думает не о мире и даже не о войне. Он печется о своем рейтинге!

Страшное состояние «ни мира, ни войны». Эксперты о будущем Донбасса
Страшное состояние «ни мира, ни войны». Эксперты о будущем Донбасса
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк

В такой постановке вопроса видится очередная уловка Киева, идущая целиком в русле тактики, проводимой Украиной на переговорах по Донбассу при Зеленском. Речь идет о двойной игре, направленной не на достижение результата, а на затягивание времени. С одной стороны, договоренности определенного рода с большими трудностями, но время от времени все же достигаются. С другой — они сразу дезавуируются украинской стороной и под разными благовидными предлогами к исполнению так и не принимаются.

По какому пути пойдет развитие событий по установлению мира в Донбассе в этот раз? Удастся ли остановить военные действия с 27 июля, как об этом договорились в ТКГ? Заработают ли дополнительные меры по устойчивому прекращению огня, разработанные и согласованные 22 июля? Луч света в мирном процессе по Донбассу мелькнул, и украинская сторона сыграла в этом свою роль, удивив редко проявляемой ею кооперативностью. Что дальше? Неужели «президент мира» станет чинить препятствия миру?