После того, как пришедшие к власти майдановцы устроили себе тотальную амнистию за убийства правоохранителей, криминальный беспредел стал неотъемлемой и обыденной частью жизни Украины. Если легко можно убивать самых известных людей (те же Олесь Бузина или Павел Шеремет были людьми весьма известными), то застрелить ребёнка или изнасиловать женщину становится такой же будничностью, как мародёрство на Донбассе или обстрелы городов.

Бузина, Шеремет и радикал Стерненко. Какова судьба громких уголовных дел на Украине
Бузина, Шеремет и радикал Стерненко. Какова судьба громких уголовных дел на Украине
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк

Новым «правоохранителям» можно участвовать в криминальных разборках, сопровождая от Винницы до Броваров одну банду на битву с другой, или крышевать нелегальную добычу янтаря; им дозволяется покрывать подпольный игорный бизнес или уничтожение карпатских лесов. Зато разрешено не реагировать, когда избивают неугодных журналистов или активистов оппозиционных партий, а заодно покрывать убийц вроде Стерненко.

«Дело Стерненко стало лакмусовой бумажкой: если его оправдают и не дадут пожизненное или самый высокий срок по сумме — это будет лицензией на убийство ваших детей и родственников, уничтожение, унижение за любое несогласие, любое другое мнение», — говорит известный украинский политик Евгений Червоненко, и вполне очевидно, что так оно и будет.

Расправы на Украине приобретают чудовищный, патологический характер, а их жертвой может стать любой — не обязательно сторонник "Партии Шария" или ОПЗЖ.

Так, в Киеве неизвестные избили заместителя главного врача Национального института рака Анатолия Шудрака. Злоумышленники напали на него со спины, причём всё происходило прямо перед главным входом в медучреждение. Об избиении на своей странице в соцсети сообщил главврач Национального института рака, известный онколог Андрей Безносенко: «Национальный институт рака видел много, но никто не ожидал, что в 8 утра, когда пациенты и врачи входят в клинику, перед главным входом происходит нападение на врача, моего заместителя по хирургической части, доктора медицинских наук, заслуженного врача Украины и лауреата Государственной премии Анатолий Шудрака, который в 2010-15 годах работал главным военным хирургом Министерства обороны и почти год, с самого начала войны, провел в зоне АТО».

ЗЕмократия: Несвобода слова по-украински
ЗЕмократия: Несвобода слова по-украински
© Украина.ру/Стрингер

Как видим, упоминание АТО здесь идёт в числе прочих почётных званий, как будто уважаемый медик не догадывается, что в среде так называемых «ветеранов АТО» как раз и находится рассадник уголовщины. Причём дело доходит до глупости, до анекдота. Так, 3 февраля украинское издание «TV Park» украсило свою обложку изображением некоего Юрия Ионова, удостоенного медалью МВД ветерана «Азова» и активиста «патриотических» организаций. В хвалебной статье излагалось: «Когда непрошеные благодетели из-за поребрика стали слишком нахраписто вещать про "русский мир" на его родине, Юра, без малейших армейских навыков, пошел ее защищать. В рядах славного "Азова" честно отпахал всю горячую стадию войны. Демобилизовался, когда полк вывели на вторую линию, а без передовой для Юры война — не война».

Теперь ветеран «славного Азова» Юрий Ионов находится в розыске сразу по трем тяжелейшим статьям Уголовного кодекса — ч. 2 ст. 146 ("Незаконное лишение свободы или похищение человека, совершенные в отношении малолетнего или из корыстных побуждений, в отношении двух или более лиц или по предварительному сговору группой лиц, или способом, опасным для жизни или здоровья потерпевшего, или такое, которое сопровождалось причинением ему физических страданий, или с применением оружия, или осуществляемое в течение длительного времени"), ч. 2 ст. 147 ("Пытки, то есть умышленное причинение сильной физической боли или физического или морального страдания путем нанесения побоев, мучений или других насильственных действий с целью побудить пострадавшего или другое лицо совершить действия, противоречащие их воле, совершенные повторно или по предварительному сговору группой лиц), а также ч. 1 ст. 129 ("Угроза убийством, если имелись реальные основания опасаться осуществления этой угрозы"). Таким образом, в судьбе бандита Ионова слилась воедино пафосная украинская пропаганда, награды от МВД на камуфляже и реальные «заслуги» садиста и «патриота».

Современная украинская правоохранительная система заточена не на защиту закона, а на удержание власти за майданом — любой ценой, пусть даже и с помощью убийств из «патриотических соображений», что и предполагает «казус Геращенко». «Казус» в юриспруденции — это случайное действие, которое (в отличие от умышленного или неосторожного) имеет внешние признаки правонарушения, но лишено элемента вины и, следовательно, не влечет юридической ответственности. Убивать из патриотических соображений антимайдановцев, жителей Донбасса, оппозиционных публицистов по такой логике не только можно, но и должно. Благо МВД, СБУ и прочие бывшие органы правопорядка уже достаточно насыщены националистами, грантоедами и убийцами.

Оборотни. Как неонацисты Украины получили боевой опыт и навыки в системе МВД
Оборотни. Как неонацисты Украины получили боевой опыт и навыки в системе МВД
© Facebook, Зорян Шкиряк

Зато истинная оппозиция будет держаться ими в жесточайшей узде, поскольку гипотетический приход к власти антимайданных сил означает наказание преступников из власти нынешней. Во всех иных случаях передача власти будет сопровождаться гарантиями безопасности власти предыдущей (никто всерьёз не собирается наказывать  Порошенко, Яценюка, Турчинова, Парубия и прочих).

А раз так, то будет сохраняться не только общий курс постмайданнного государства, но и его внутренняя репрессивная политика. И, конечно же, — убийства «из патриотических соображений». Таковы особенности украинской демократии, и сторонникам Майдана они в принципе нравятся.