Президент Украины Владимир Зеленский заявил, что сам хотел переболеть коронавирусной инфекцией в начале пандемии.

«Чтобы людям было легче. Когда был у нас момент депрессии, мы собрались. Я предложил нашим: «Давайте я заболею, сразу меня изолируем на Банковой. И проживу это нормально». Чтобы люди понимали — это страшно, ты можешь заболеть, тебе плохо. И я через себя это пропущу, покажу. Но чтобы люди поняли и то, что это не чума. Чтобы не было депрессухи. В самом начале был момент очень страшный, когда люди считали, что мы все умрем», — рассказал он журналисту издания «Украинская правда» во время визита в Тернопольскую область.

Некоторые украинцы восприняли такие слова президента негативно. Так, президент Федерации баскетбола Украины Михаил Бродский предложил Зеленскому переболеть другими болезнями.

«Я сумасшедший». Зеленский рассказал, как хотел специально заразиться коронавирусом
«Я сумасшедший». Зеленский рассказал, как хотел специально заразиться коронавирусом
© AP, Sergey Dolzhenko/Pool Photo via AP

«Предлагаю Зеленскому начать с гепатита С, потом сломать себе ногу и так далее, а то — коронавирусом», — написал Бродский в Facebook 9 июня.

Некоторые из противников Зеленского и вовсе обвинили его в провале борьбы с COVID-19.

«Одно из громких дел, по которому могут догонять президента Владимира Зеленского и его окружение следующий президент Украины, это провал «Национального плана противоэпидемиологических мероприятий по предотвращению занесения и распространения на территории Украины острой респираторной болезни COVID-19 на 2020 год». Нацплан был опубликован 3 февраля, и примечателен тем, что все основные пункты плана команда Зеленского провалила, что привело к человеческим жертвам и большим убыткам, и в случае обвинительного решения родственники умерших и заболевших коронавирусом смогут также получить с Зеленского и его подчиненных значительные компенсации по гражданским искам. До введения карантина в Украине было более месяца, времени вполне достаточно», — заявил журналист Юрий Бутусов, которого обвиняют в связях с пятым президентом Украины Петром Порошенко.

Но даже сторонники Зеленского могут согласиться со словами того, кого называют «порохоботом».

Кризис в медицине

Ярче всего предсказуемо проявились проблемы в сфере медицины. Коротко их описать можно двумя словами: «Ничего нет». У медиков не было ни денег, ни препаратов, ни аппаратов, ни банальных «расходников» вроде лицевых масок. Несмотря на то, что с момента, когда Всемирная организация здравоохранения объявила пандемию, прошло уже несколько месяцев, как и с момента, когда Украина закрыла свои границы и ввела карантин, до сих пор украинские врачи не обеспечены всем необходимым.

Многие обвиняют в этом и клянут медреформу бывшей главы Минздрава Ульяны Супрун. Несмотря на то, что сам Зеленский признал проблемы с реформированием медицины, от продолжения медреформы не отказались.

Уничтожение украинской медицины: МВФ настаивает, «шакалы Сороса» свирепствуют, медики грозят забастовкой
Уничтожение украинской медицины: МВФ настаивает, «шакалы Сороса» свирепствуют, медики грозят забастовкой
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

«Под угрозой оказались экстренная медицинская помощь, многопрофильные больницы, онкоцентры, госпитали ветеранов, большинство детских больниц, психиатрическая и туберкулезная службы. Все это вызывает ряд вопросов. Почему, вместо того чтобы спасать жизни других людей, медики вынуждены думать о собственном выживании?» — заявил президент в начале мая.

Это заявление в соцсетях расценили как шизофреническое: с одной стороны Зеленский признавал колоссальные проблемы, вызванные медреформой, с другой — говорил о ее продолжения.

Примечательно, что слабостью медицины воспользовались те, при ком началась медреформа — Порошенко и его окружение. В Facebook соратницы пятого президента по партии — Ирины Геращенко — иногда появляются фото с помощью украинским медучреждениям.

«В течение двух месяцев «Европейская солидарность» завезла во все регионы Украины свыше 130 тысяч защитных костюмов медикам от Фонда Порошенко. И вот Зеленский, в Хмельницком, в больнице с медиками, которым власть так и не выплатила 300% обещанной надбавки, радостно улыбается на фоне этих самых врачей, которые одеты… в защитные костюмы от Порошенко. С нашими логотипами. Так мило», — подписана одна из них.

А ведь именно при власти патрона Геращенко было сделано все, чтобы у украинского здравоохранения не было средств на закупку защитных костюмов.

Впрочем, помогают больницам все. В том числе и противники Порошенко. К примеру, «Партии Шария», поставившая в украинские больницы аппараты искусственной вентиляции легких.

Ее лидер — Анатолий Шарий при этом разоблачил мнимую благотворительность Порошенко.

Впрочем, ситуация в здравоохранении — не единственное, что показала пандемия.

Велюровая Украина

«Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие», — гласила седьмая заповедь на захваченной свиньями ферме в повести Джорджа Оруэлла «Скотный двор». Карантинные меры на Украине показали, что применительно к гражданам страны власть имущие использовали ту же логику.

Ярче всего это продемонстрировал скандал с рестораном «Велюр» нардепа от «Слуги народа» Николая Тищенко. Когда прочие заведения общепита терпели убытки, «Велюр», как оказалось, подпольно работал.

Впрочем, не одним «Велюром» шатали рейтинг «Слуги народа». Пока украинские фермеры вынуждены были выбрасывать урожай, не имея возможности его продать — рынки были закрыты — крупные сети супермаркетов продолжали работу.

Но если их торговлю можно было объяснить: людям для поддержания жизни просто необходимо есть, то торговлю сети строительных гипермакретов «Эпицентр» объяснить рядовым украинцам, особенно представителям малого бизнеса, было сложно.

«Коронавирус — это только предлог». Кость Бондаренко объяснил «телодвижения» украинских мэров
«Коронавирус — это только предлог». Кость Бондаренко объяснил «телодвижения» украинских мэров
© Екатерина Чеснокова

Всё это в итоге вылилось в то, что против центральной власти на бунт поднялись регионы. На всю страну погремел случай с мэром Черкасс Анатолием Бондаренко, который начал смягчать карантинные меры до того, как «добро» на это дал центр — в начале мая. В отношении Бондаренко завели уголовное дело, но это его не остановило.

«Мы увидели, что в нашей стране есть двойные стандарты. Можно вести торговлю с нарушением норм, можно торговать: большим гипермаркетам, отдельным ресторанам, а простому предпринимателю — нет. Я не могу сегодня жителям города объяснить, почему можно ходить в ломбард, но они не должны посещать парки, леса, скверы, которые у нас есть», — пояснял он свою позицию.

Мэра Черкасс поддержали коллеги из других городов.

«С одной стороны, я получаю смс-сообщения о том, что соблюдение норм карантина должно быть. Понимаю, мы работаем в этом направлении. А с другой — что мне объяснять людям? Что нам объяснять людям на простые вопросы? Поэтому если проводится карантин и ограничения, они касаются всех абсолютно, независимо от должности, независимо от статуса. Тогда это будет работать. Только личным примером показать, что можно, а что нельзя. Судя по тому, что пишется в некоторых Telegram-каналах, соцсетях, средствах массовой информации, когда работают рестораны, принадлежащие народным депутатам, избранникам… Тогда это нечестно по отношению к людям», — отмечал 4 мая на оперативном совещании по COVID-19 мэр Одессы Геннадий Труханов.

И хотя позже страсти поутихли, имиджу власти на местах был нанесен заметный урон.

Но для местной политики пандемия имела и другие следствия.

Лоскутная Украина

Еще до того, как на Украине объявили карантин — в феврале — страна наблюдала, как Западная Украина — самый патриотичный регион по версии украинской интеллигенции — строила импровизированные блокпосты, чтобы не пустить эвакуируемых из Китая украинцев.

«Есть военные полигоны, отреставрируйте в Чернобыльской зоне какой-то один отель, поселите их туда на то обследование. В санаторий «Медоборы»? Люди добрые, вы понимаете, что вы делаете?» — говорила одна из селянок Конопковки, что в Тернопольской области.

На стороне местных жителей были и областные власти, что позже стоило некоторым чиновникам карьеры.

Кадры из западноукраинских сел и раздутая СМИ паника перекинулась на остальную Украину. И когда автобусы с эвакуируемыми прибыли в Новые Санжары, что в Полтавской области, их уже встречали камнями и палками.

В общем, еще до карантина стало ясно: Украина — не едина, что бы ни говорили лозунги на телевидении.

«Не люди, а подобия зверей». Что показала история с эвакуацией украинцев из Китая
«Не люди, а подобия зверей». Что показала история с эвакуацией украинцев из Китая
© REUTERS, AP | Перейти в фотобанк

А уже во время карантина и появления статистики по заболевшим выяснилась интересная картина: не монолитна и Западная Украина. В том числе и в вопросе, касающемся миграции. Изначально регионом с наихудшей ситуацией после Киева была Черновицкая область, жители которой предпочитают Италию как место трудовой миграции. А вот Львовская область, несмотря на то, что она тоже граничила с Европой, сначала давала умеренные показатели по заболевшим. Её население предпочитает для трудовой миграции Польшу, где ситуация с COVID-19 намного лучше, чем в Италии.

Правда, сейчас Львовская область уже в тройке лидеров по заболеваемости COVID-19 следом за Киевом и Черновицкой областью. И причиной этого может быть еще одна проблема, которую выявил коронавирус на Украине.

Торговля людьми на государственном уровне

Карантин-карантину рознь, а границы можно и приоткрыть, когда просят. По крайней мере, такое впечатление могло сложиться у украинцев, когда они узнали о том, что некоторых украинцев выпускают за рубеж. Правда, речь шла не об олигархах, а об обычных работягах.

«Были длинные переговоры, и в конце концов Финляндии удалось уговорить Украину [дать разрешение на рейсы]<…> Однако после доставки первых 200 человек в Хельсинки правительство Украины приостановило дальнейшие чартерные рейсы, и сезонных работников больше за границу не выпускают», — заявил посол Эстонии на Украине Каймо Кууск в апреле.

Торговцы «белым деревом». Как Украина опустилась на уровень Африки многовековой давности
Торговцы «белым деревом». Как Украина опустилась на уровень Африки многовековой давности
© РИА Новости, Василий Батанов | Перейти в фотобанк

Так он прокомментировал рейс авикомпании МАУ, осуществленный 23 апреля. Примечательно, что после первого полета в МАУ заявили, что намерены выполнить еще по меньшей мере два подобных рейса, в том числе и в другие государства Европы. Благо, в желающих оплатить подобные рейсы недостатка не было.

«Мы хотим перевезти первых 200 человек из Украины на фабрики во Вроцлав», — заявил в эфире польского телеканала TVP президент службы персонала промышленников Кшиштоф Инглот.

Правда, потом полеты приостановили. Но правительство заявило, что будет выпускать мигрантов на заработки при наличии договоренности с другими странами, таким образом нарвавшись на обвинение в работорговле.

А вот наземные границы для пеших переходов и перевозок на личных авто стали открытыми. И то, не везде. Один из таких пунктов пропуска — «Шегини», что во Львовской области. Именно туда устремляются мигранты, которых нужда гонит на заработки в Европу. Но для этого им нужно получить соответствующие документы.

В итоге у польского консульства во Львове образовались очереди.

«Я стояла под дождем 8 часов, без туалета, без всяких условий. Все друг у друга на головах, каждый хочет пройти быстрее. Ни о каких мерах безопасности речи не идёт, будто никто не боится заболеть. Народ спешит быстрее выехать, боятся, что могут опять закрыть переход и придется платить за пересечение в автомобильных пунктах. В очереди все очень злые на власть. Звали заробитчан в Украину, обещали дешевые кредиты. Ну вот вернулись (хоть и из-за коронавируса). И снова все едут назад — батраками», — рассказала изданию «Страна» стоявшая в этой очереди Галина Безугла, жительница Калуша, что в Ивано-Франковской области.

В общем, украинцы при первой же возможности спешат покинуть страну. Но сделать это не так-то просто: даже на том, чтобы доставить их к границе, которую они переходят пешком, наживаются. Недавно украинские силовики задержали трех человек, которые требовали по 300 грн (около 770 руб. — Ред.) с пассажиров и по 500 грн (около 1290 руб. — Ред.) за автобус (около 4 тыс. грн, или 10 тыс. руб. с автобуса). Речь об автобусах, подвозивших заробитчан к пункту пропуска «Шегини» и забиравших оттуда тех, кто возвращался из Польши.

При этом «автобусная мафия», как сообщают украинские СМИ, продолжает действовать. А государство не спешит решать эту проблему.

Подытоживая, можно отметить, что пандемия COVID-19 обнажила уже существующие в украинском обществе проблемы. Но, судя по поведению руководства страны, вряд ли можно надеяться на их решение.