Располагалась организация на территории не работающего завода изоляционных материалов. Примечательно, что директором крупнейшего в СССР предприятия в этой отрасли был отец будущей основательницы «Изоляции» Любови Михайловой. Как и зачем она вернулась на малую родину в Донбасс внедрять тенденции современного искусства в глубоко пролетарском регионе — отдельная история. Надо лишь вспомнить, что большинство проектов и арт-объектов были, по сути своей, деструктивными. То дорогущий (по гонорарам) китаец Цай Гоцян подожжет порох, рассыпанный на бумаге, чтобы получить горелый след. То уже украинский художник Роман Михайлов попалит слоями сложенную бумагу. То художница Мария Куликовская выставит отлитые по своему образу и подобию скульптуры из мыла под открытым небом, демонстрируя тщетность бытия. Потому что скульптуры под воздействием атмосферных осадков, естественно, смыливались, и весь без того неприглядный заводской двор становится еще непригляднее, утыканный голой авторкой со смазанными вторичными и первичными признаками. В общем, как говорится, приучали донецкую молодежь к плохому.

Как уж случилось, что территорию «Изоляции» во время событий 2014 года в Донецке захватили вооруженные формирования новой власти — надо спрашивать у них самих. А госпожа Михайлова, которая всячески превозносит этот факт на титульные страницы своих грантовых заявок, как-то упоминала Романа Лягина. Того самого, который организовывал референдум о независимости. И который сейчас находится в руках украинского правосудия. Так вот этот Лягин, якобы, часто бывал в «Изоляции» до 2014-го, интересовался происходящим, а накануне 9 июня предупредил (по доброте душевной, не иначе) «изоляционистов», что пора собирать вещички и уезжать из города как можно скорее. Они, конечно, скорбят до сих пор по бумажечкам, тряпочкам и проволочкам, которые нагородили в «арт-пространстве», но былого не вернуть.

А вот новую свою историю организация построила на старой. Чему очередное свидетельство будет уже в это 9 июня, в так называемый, День Изоляции. «Команда фонда Изоляция сделает важное объявление о возврате фонда на Донбасс и представит документальный фильм о превращении «Изоляции» в Донецке из культурной среды в тюрьму». Автор фильма — журналист Сергей Иванов. Журналист он, по-своему, известный. Смотреть его в кадре и слушать можно только после изрядной доли успокоительного. Уж очень зол на геополитические перемены этот выходец из донбасских краев.

По случаю шестой годовщины Дня Изоляции будет дана и пресс-конференция с участием Любови Михайловой, основательницы фонда "Изоляция", Оксаны Саржевской-Кравченко, директора фонда, Екатерины Филюк, куратора фонда, Михаила Глубокого, директора по развитию фонда "Изоляция" и уже упомянутого журналиста.

Потом покажут фильм, потом пообсуждают, поклеймят Лягина, посетуют, что у него сейчас условия комфортнее, чем он заслуживает. Потом, конечно, неформально пообщаются, попьют кофе и чай. Сохраняя, конечно, социальную дистанцию ​​и не забывая о защитных масках. Изрядный выйдет перформанс, наверное.

Вообще, надо признать, очень способны мастера контемпорари арта к изготовлению чего-нибудь значительного из ничего не значащего. Казалось бы, перебрались из глубинки в столицу, получили помещение, имеете иностранные деньги на всякое баловство, живите и радуйтесь. Уже в Киеве «Изоляция» дольше работает, чем работала в Донецке. Но, видимо, выгоды от продажи своего статуса изгнанницы перевешивают все остальные. И эпатированный зритель арт-проектов не увидит в экспозициях ни страданий жителей «серой» и «красной» зон на Донбассе, ни восхищенных глаз зрителей Донецкого театра оперы и балета, ни рукоплещущих слушателей Донецкой филармонии, ни вдумчивых посетителей Донецкого областного художественного музея и городского художественного музея «Арт-Донбасс», ни первоклассников донецких и луганских школ. Им всем не место в «творчестве» таких вот институций.

Если кто-то захочет усугубить, так сказать, впечатление об «изгнаннице», то может присоединиться к «празднику» виртуально и посмотреть его прямую трансляцию на Facebook-странице фонда. Приятного просмотра желать излишне, конечно, но кругозор расширить можно. Чтобы потом больше ценить простые человеческие радости и классическое искусство.