В мае СМИ сообщили, что по итогам 2019 года Россия утратила статус «чайной» страны. Как сообщил генеральный директор ассоциации «Росчайкофе» Рамаз Чантурия, в 2019 году потребление россиянами кофейных напитков достигло 180 тыс. тонн, в то время как потребление чая (без учета травяных смесей) — 140 тыс. тонн.

«Литературная кулинария» и русский чай
«Литературная кулинария» и русский чай
© Roman Rvachov / flickr.com

Издание РБК на основе данных Федеральной таможенной службы вычислило, что в 2019 году Россия завезла 413,3 тыс. т. основных видов кофе (без учета растворимого) и 314,2 тыс. т. всех возможных видов чая.

К тому времени в Киеве — матери городов русских — кофе давно и прочно занял место самого любимого горячего напитка. В августе 2019 года одно из старейших ныне существующих столичных изданий — «Вечерний Киев» — опросило киевлян, сколько они тратят на кофе и какой кофе предпочитают. В среднем, если верить данным издания, жители Киева тратили от 500 до 700 грн (от 1,3 тыс. до 1,8 тыс. руб. по курсу того года) на кофе в месяц.

«Очень редко покупают чай, чаще — кофе. Лидером продаж является американо с молоком. Но я лично люблю эспрессо. Это король кофейных напитков, ведь он служит основой для приготовления их всех без исключения: американо, капучино, латте, макиато, фраппе и других», — рассказывал изданию бариста Сергей.

На современной Украине, в том числе и в Киеве, бытует мнение, что кофейной столицей страны является Львов. Мол, именно там начали пить кофе. Дошло до того, что львовские кофейни открыты на Андреевском спуске — в сердце русского Киева. Согласно распространенной легенде, рожденный под Львовом Франц Юрий Кульчицкий, который в награду за свою храбрость в битве под Веной в 1683 году получил несколько мешков с кофе, приучил всю Европу пить этот напиток. Но к моменту битвы под Веной в Киеве уже пили кофе.

Русский шотландец

Через три месяца после битвы под Веной — в декабре 1683 года Киев торжественно прощался с одним человеком. Из Крещатицких ворот города выехал санный поезд, в котором находились боярин и воевода князь Петр Прозоровский, окольничий князь Борис Горчаков, стольники и полковники, казацкая старшина и именитые горожане. Среди прочих был в этом поезде и тот, кого провожали — генерал-поручик Патрик Гордон.

«И выехав из Нижнего города за Крещацкие ворота к Днепру и вышед из саней, боярин и воевода… и стольники и полковники… стояли з генералом немалое время и, простясь з генералом» разъехались», — цитирует историк Дмитрий Федосов свидетельства очевидцев о тех событиях.

В Киеве Гордон служил с 1678 года. Именно там к нему на службу поступил человек, которому было суждено стать ближайшим соратником отца Российской империи — Петра Ι — Франц Лефорт. По иронии судьбы, и Гордон, и Лефорт были похоронены под одним памятником в Немецкой слободе. Но тогда — в 1678 году — они помышляли не столько о смерти, сколько о том, как укрепить Киев.

Дар польской королевы из Милана. Что ели киевские кадеты Духонин, Дроздовский и их товарищ «красный граф»
Дар польской королевы из Милана. Что ели киевские кадеты Духонин, Дроздовский и их товарищ «красный граф»
© commons.wikimedia.org, Šarūnas Šimkus

О том, как киевская крепость прирастала людьми и оружием в те времена, мы можем узнать из дневников Гордона. И из них же мы узнаем, что человек, который реформировал русскую армию, был заядлым любителем кофе.

«Я обедал в голландском доме возле Сент-Джеймса и уплатил за обед 1 шил. 6 пенсов, за книгу 2 шил., за эль 4 пенса и за кофе 3 пенса», — указывается в одной из дневниковых записей Гордона, относящихся уже к 1686 году.

Что интересно, в те же дни Гордон платил за кофе и шесть, и восемь пенсов. В общем, денег на этот напиток он не жалел.

Как считают современные украинские исследователи, уже в Киеве Гордон пил кофе. И немудрено: свое образование он заканчивал не в родной Шотландии, а на континенте, где с кофе были уже знакомы. В 1661 году Гордон поступил на русскую службу. А спустя четыре года придворный лекарь Сэмюэль Коллинз прописал русскому царю Алексею Михайловичу такой рецепт: «Варёное кофе, персианами и турками знаемое, и обычно после обеда, изрядно есть лекарство против надмений, насморков и главоболений».

С учетом того, что в те годы иностранцы на службе у русского царя довольно тесно общались, можно предположить, что к моменту назначения в Киев Гордон с кофе был знаком. Тем более, в 1666 году царь отправил Гордона в Англию с царской грамотой. Именно в этот период — с 60-х по 70-е годы XVII века кофе приобретает в Англии огромную популярность. Достаточно сказать, что к 1675 году в Англии уже насчитывалось около 3 тысяч кофеен. А ведь первая кофейня была открыта в английской столице — Лондоне — в 1652 году.

Кроме того, в русской армии Гордон воевал против турок и татар, которые кофе тоже любили и ценили. В общем, к тому моменту, когда выдающегося военного инженера командировали в Киев, кофе он пил.

«С подчиненными комендант вел себя демократично. Начальственных кабинетов не любил, поэтому приглашал чиновников к себе домой, где за чашечкой кофе решал текущие городские вопросы. И понемногу приучил своих подчиненных к этому напитку. Правда, поначалу они морщились — кофе был черным, крепким и горьким (добавлять в него сахар и сливки стали намного позднее), однако никто не посмел отказаться от угощения шефа. За несколько лет в Киеве сформировалась прослойка кофеманов. Правда, была она достаточно узкой, поскольку за пределами чиновничьей братии никто в городе о кофе не слыхивал», — рассказывал о том, как Гордон познакомил киевлян с кофе, украинский исследователь Станислав Цалик.

Впрочем, и после Гордона Киев не забыл о кофе. В Российской империи этот напиток завоевывал всё большую популярность. И именно он был одним из маркеров того, что дела налаживаются (пускай и временно), в те бурные времена, когда империя канула в Лету.

«Всю весну, начиная с избрания гетмана, он наполнялся и наполнялся пришельцами. В квартирах спали на диванах и стульях. Обедали огромными обществами за столами в богатых квартирах. Открылись бесчисленные съестные лавки-паштетные, торговавшие до глубокой ночи, кафе, где подавали кофе и где можно было купить женщину, новые театры миниатюр, на подмостках которых кривлялись и смешили народ все наиболее известные актеры, слетевшиеся из двух столиц, открылся знаменитый театр «Лиловый негр» и величественный, до белого утра гремящий тарелками, клуб «Прах» (поэты —режиссеры — артисты — художники — (так Булгаков вывел клуб «Х.Л.А.М.» — Ред.) на Николаевской улице», — описывал Михаил Булгаков в своей «Белой гвардии» период относительного спокойствия в городе.

Любовь в Х.Л.А.М. Как вспыхнувшее в Киеве чувство обогатило русскую литературу
Любовь в Х.Л.А.М. Как вспыхнувшее в Киеве чувство обогатило русскую литературу
© РИА Новости, РИА Новости | Перейти в фотобанк

Но и после окончательного установления советской власти кофе не исчез из Киева. Более того, в Киеве появилась своя разновидность этого напитка.

Ценой в 28 копеек

Бывшие присутственные места, а в советское время — Главное управление МВД УССР в городе Киеве — пожалуй, трудно сыскать менее подходящее место, в окрестностях которого неформалам, хиппи и прочей «нетрудовой молодежи» можно устраивать свои собрания. Да еще и «разговоры разговаривать». Но Киев и здесь отличился. Через несколько домов от ГУВД начиналась БЖ — сокращенно от «Большая Житомирская» — и «Пейзажка» — Пейзажная аллея, облюбованная студентами художественного училища.

«Мы часто играли музыку на улицах, особенно на Андреевском спуске, а между игрой отдыхали на БЖ, перед Историческим музеем», — рассказывал о времяпровождении хиппи в 80-х годах ХХ века один из них — основатель группы «Эротический джаз» Анджей Поздин.

Как раз между БЖ и ГУВД было одно кафе — «Квинта».

«Достопримечательностью полуподвального кафе «Квинта» на Большой Житомирской, 8/14, был музыкальный автомат. Еще с восьмидесятых здесь собирались неформалы и рок-музыканты. В самом БЖ, как называли кафе, и его окрестностях можно было встретить музыкантов групп «Гражданская оборона» и «Эротический джаз», читал свои «криминальные басни» культовый поэт в кругах андеграунда Тарас Липольц», — описывал его в 2011 году в своей статье, посвященной культовым киевским кафе, обозреватель газеты «Сегодня» Алексей Гиндич.

А еще, как рассказали изданию Украина.ру те, кто служил в те времена в ГУВД, сюда забегали и милиционеры. При этом они не искали нарушителей порядка, не устраивали облавы. Их, как и рокеров, влек сюда кофе. В «Квинте», да и в других хороших киевских кафе, заказывали не просто кофе, а «двойную половинку».

«Классическая «двойная половинка» кофе стоила 28 копеек», — скупо писал Гиндич, не рассказывая, что же это за «половинка» такая.

А вот украинская синоптик Наталья Диденко в 2018 году была более разговорчива.

«О! Эти «двойные половинки»! Только какой-то «без понятия» провинциал мог заказать просто кофе. Чашечка кофе стоила 14 копеек, доза кофе плюс доза воды. А «двойная половинка» — это было две дозы кофе в дозу воды, получалось 28 копеек. Все киевляне заказывали только «двойную половинку», — писала она в своей статье в «Обозревателе».

Она рассказывала, как в очередях за вожделенной чашечкой кофе выстаивали полчаса-час, а потом, уже с чашечкой ароматного напитка в руках, обсуждали всё то, что не успели обсудить в очереди.

Культовых мест, где пили кофе, указывала Диденко, на весь город было пять или шесть.

С тех пор прошло много лет. И вот уже Киев смиренно отдал свое «кофейное первенство» Львову, а киевская молодежь, пожалуй, и не знает, что такое «двойная половинка».

Но наверняка утром в это воскресенье, когда их город будет праздновать свой день рождения, старые киевляне (если у них есть кофемашина дома) попытаются приготовить «двойную половинку». Может, это будет двойной эспрессо, а может, и вовсе двойной ристретто. Кто знает? Главное, что это будет самый настоящий киевский кофе. Та самая «двойная половинка».