«Если Незнайка брался за какое-нибудь дело, то делал его не так, как надо, и все у него получалось шиворот-навыворот. Читать он выучился только по складам, а писать умел только печатными буквами. Многие говорили, будто у Незнайки совсем пустая голова, но это неправда, потому что как бы он мог тогда соображать? Конечно, он соображал плохо, но ботинки надевал на ноги, а не на голову, — на это ведь тоже соображение надо.

Незнайка был не такой уж скверный. Он очень хотел чему-нибудь научиться, но не любил трудиться. Ему хотелось выучиться сразу, без всякого труда, а из этого даже у самого умного коротышки ничего не могло получиться».

Вспомним, что Владимир Зеленский захотел научиться быть президентом Украины. Как было написано выше, сразу и безо всякого труда. А как это сделать, если для так называемых западных партнеров твоя страна ноль без палочки в годовом отчете МВФ и гвоздь в ботинке Джозефа Байдена? Правильно: надо облаять восточного соседа. Причем на самом высоком уровне, в присутствии, так сказать, секундантов. Даром что секунданты знаки подают, типа: «Порох у Вас сыроват, Владимир Александрович, да и пороховницы не единожды в Балаклее взрывались!»

Но стенд-ап, то есть дуэль отменить не получилось, пришлось стреляться, причем в себе ногу.

Коронавирус и классики литературы. Пушкин об украинском Пугачеве
Коронавирус и классики литературы. Пушкин об украинском Пугачеве
© РИА Новости, Игнатович | Перейти в фотобанк

«Малыши и малышки очень любили музыку, а Гусля был замечательный музыкант. У него были разные музыкальные инструменты, и он часто играл на них. Все слушали музыку и очень хвалили. Незнайке было завидно, что хвалят Гуслю, вот он и стал просить его:

- Научи меня играть. Я тоже хочу быть музыкантом.

- Учись, — согласился Гусля. — На чем ты хочешь играть?

- А на чем легче всего выучиться?

- На балалайке.

- Ну, давай сюда балалайку, я попробую.

Гусля дал ему балалайку. Незнайка забренчал на струнах. Потом говорит:

- Нет, балалайка слишком тихо играет. Дай что-нибудь другое, погромче».

После встречи "Нормандской четверки" Зеленскому показалось мало резонанса. Решил добавить и заявил: «У Киева сильная позиция после встречи в «нормандском формате». Заявил он это, напомним, еще 13 декабря, как будто хотел своему протестному электорату положить что-нибудь «под елочку». Но по-человечески положить тогда не получилось. На все, как говорится, струны души — до сих пор от этого «геополитического успеха» все нос воротят.

Коронавирус и классики литературы. Тятя, тятя, наши соцсети притащили мертвеца
Коронавирус и классики литературы. Тятя, тятя, наши соцсети притащили мертвеца
© пресс-служба "Народный фронт"

«Гусля дал ему скрипку. Незнайка принялся пиликать смычком по струнам и сказал:

- А еще громче ничего нет?

- Еще труба есть, — ответил Гусля.

- Давай-ка ее сюда, попробуем».

Как Зеленский на трубе учился играть — знает вся украинская делегация Парламентской ассамблеи Совета Европы. Играть он норовил не на своей — своя-то где прохудилась и сифонит, а где просто давление не держит (хоть ты ей в реверс дуй, не к столу будь сказано). Поэтому солист хора трубачей решил сыграть на «Северном потоке-2».

«Гусля дал ему большую медную трубу. Незнайка как подует в нее, труба как заревет!

- Вот это хороший инструмент! — обрадовался Незнайка. — Громко играет!

- Ну, учись на трубе, если тебе нравится, — согласился Гусля.

- А зачем мне учиться? Я и так умею, — ответил Незнайка.

- Да нет, ты еще не умеешь.

- Умею, умею! Вот послушай! — закричал Незнайка и принялся изо всех сил дуть в трубу: — Бу-бу-бу! Гу-гу-гу-у!

- Ты просто трубишь, а не играешь, — ответил Гусля.

- Как не играю?— обиделся Незнайка. — Очень даже хорошо играю! Громко!

- Эх, ты! Тут дело не в том, чтобы было громко. Надо, чтоб было красиво.

- Так у меня ведь и получается красиво.

- И совсем не красиво, — сказал Гусля. — Ты, я вижу, совсем не способен к музыке».

Похоже, что этот Гусля — как тот «коллективный Запад», который указывает Украине, что она неспособна играть в оркестре имени Европейских Ценностей. Потому что ноты ЕС сложны для понимания — в них «тут играем, тут не играем, тут норвежского лосося заворачиваем». То есть баланс интересов всех более или менее важных стран должен быть соблюден. В том числе строительство «Северного потока-2».

И если ты в школе закон Гей-Люссака с законом Бойля-Мариотта путал, то и сейчас формулу Франка-Вальтера Штайнмайера точно не разберешь. Будешь только плевать в (газовую) трубу, причем сланцевой слюной: «Гидроразрыв так гидроразрыв!»

«Литературная кулинария»: Приготовила еду – с лебедою череду
«Литературная кулинария»: Приготовила еду – с лебедою череду
© РИА Новости, Юрий Абрамочкин | Перейти в фотобанк

«Он принялся дуть в трубу, а так как играть он не умел, то труба у него и ревела, и хрипела, и визжала, и хрюкала. Гусля слушал, слушал… Наконец ему надоело. Он надел свою бархатную тужурку, нацепил на шею розовый бантик, который носил вместо галстука, и ушел в гости».

То, как Зеленский летал в Оман, — отдельная история. Так же, как история Омана — отдельная. А после полетов во сне и наяву (пригласил король, но король умер, поэтому да здравствует король!) нам такую всем историю про незнайку рассказали, что ни в пресс-службу, ни в пресс-дружбу.

«Вечером, когда все малыши собрались дома. Незнайка снова взялся за трубу и принялся дуть в нее сколько хватало сил:

- Бу-бу-бу-у! Ду-ду-ду-у!

- Что за шум?— закричали все.

- Это не шум, — ответил Незнайка. — Это я играю.

- Перестань сейчас же! — закричал Знайка. — От твоей музыки уши болят!

- Это потому, что ты к моей музыке еще не привык. Вот привыкнешь — и уши не станут болеть.

- А я и не хочу привыкать. Очень мне нужно!

Но Незнайка не слушал его и продолжал играть:

- Бу-бу-бу! Хр-р-р! Хр-р-р! Виу! Виу!

- Да перестань ты! — набросились на него все малыши. — Уходи отсюда со своей противной трубой!

- Куда же мне уходить?

- Иди в поле да там и играй.

- Так в поле ведь некому будет слушать.

- А тебе обязательно надо, чтоб кто-нибудь слушал?

- Обязательно.

- Ну, иди на улицу, там тебя соседи услышат».

Соседи у Украины все сплошь с тонким музыкальным слухом: с одной стороны молдавские «Жок» и «Молдовэняска», с другой — румынский Пауль Рихтер, где-то австро-венгерский «На прекрасном голубом Дунае» насвистывают, а где-то гордятся моравскими корнями Франца Петера Шуберта. Дальше по часовой стрелке: Фредерик Шопен с Анной Герман борозды не портит. А с севера так и вовсе сплошь сябры с песнярами. Попробуй всем угодить!

Исполнение молдавских, кстати, танцев лучше всего получается у ансамбля Игоря Моисеева (это если еще про музыкальное наследие восточно-украинского соседа вспомнить, но прямо не говорить, потому что злые языки тут же Приднестровье приплетут не к месту).

Взлет или падение? Пандемия ввела в шок книготорговлю, но способствовала расцвету творчества
Взлет или падение? Пандемия ввела в шок книготорговлю, но способствовала расцвету творчества
© CC0, Pixabay

«Незнайка пошел на улицу и стал играть возле соседнего дома, но соседи попросили его не шуметь под окнами. Тогда он пошел к другому дому — его и оттуда прогнали. Он пошел к третьему дому — его стали и оттуда гнать, а он решил им назло играть и играть. Соседи рассердились, выбежали из дома и погнались за ним. Насилу он убежал от них со своей трубой.

С тех пор Незнайка перестал играть на трубе.

- Моей музыки не понимают, — говорил он. — Еще не доросли до моей музыки. Вот когда дорастут — сами попросят, да поздно будет. Не стану больше играть».

Однако есть такое мнение, что не НеЗЕзнайке решать, будет он играть или не будет. С одной стороны, надо посмотреть, как в США к выборам подготовка пойдет. С другой — что там у Носова дальше в его книжке. Потому что с заявлением президента Украины в адрес Грузии, которая не согласна с привечанием осужденного беглеца Михаила Саакашвили, эта глава закрыта с однозначной оценкой: нота фальшивая.