Девятое мая — День Победы — не только праздничный день для многих жителей бывшего Советского Союза, но и день, который в последние годы на Украине омрачается провокациями, которые устраивают националисты.

Одной из подобных провокаций был марш, устроенный ультраправыми в Одессе. Националисты промаршировали по Аллее Славы к памятнику Неизвестному матросу, а после — к выходу из парка. При этом шли они под украинским флагом и под музыку, которую неонацисты считают неофициальным маршем люфтваффе. В руках у немногочисленных ультраправых были портреты Романа Шухевича и ряда других нацистских коллаборантов, в том числе и из войск СС.

И хотя националисты нарушили запрет на массовые собрания, установленный во время карантина, полиция не их не только не разогнала, а еще и охраняла.

Примечательно, что этим маршем украинские националисты в очередной раз продемонстрировали поразительное незнание истории.

История одной песни

В далеком 1998 году немецкая группа Scooter выпустила сингл How much is the fish («Почем рыба» — Ред.). Он стал популярным в ряде европейских государств и на постсоветском пространстве. Проигрыш, с которой начиналcя припев песни, на деле придумали не тогда, а гораздо раньше.

За три года до этого немецкая группа Höhner выпустила песню Was wollen wir trinken(«Что мы будем пить» — Ред.).

Что характерно, вышедшая в 1995 году композиция до этого тоже была знакома немцам. Да не просто знакома, в нескольких вариантах.

Чудо-остров. Как Великобритания укрывала украинских эсэсовцев
Чудо-остров. Как Великобритания укрывала украинских эсэсовцев
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

На деле Höhner перепели песню Sieben Tage lang («В течение семи дней»), которую в далеком 1980 году спела нидерландская группа Bots.

Собственно, именно эта группа и придумала текст, который потом стал в Германии популярным. Причем популярность песни была связана с ее аполитичностью — за три года до этого вышла песня ГДРовской группы Octoberklub, которая также называлась Was wollen wir trinken, в припеве которой упоминался чилийский коммунист Луис Корвалан.

Octoberklub, впрочем, вдохновлялись песней группы Βοts на голландском языке, которая была написана в 1976 году. Она называлась Zeven dagen lang («В течение семи дней»).

Что объединяет все эти песни, кроме англоязычной? Собственно, первая строчка, которая задает вопрос, что же певцы будут пить. При том, если Bots на двух языках обещали пить семь дней подряд, а потом также ударно поработать, то Octoberklub хотели выпить за то, что Корвалан очутился на Красной Площади в Москве, а также за успех дела коммунистов во всем мире.

Еще объединяет эти песни мотив — мелодия, которую в 1970 году исполнил бретонский музыкант Алан Стивелл. Его песня называлась Son Ar Chistr — «Песня о сидре».

Впрочем, автором песни был не он, а два бретонских юноши — братья Жан-Бернар и Жан-Мари Прима. Вряд ли сочиняя в 1929 году песню, начинавшуюся со слов «Пей сидр, Лау, ведь сидр хорош», они могли себе представить, что спустя почти сто лет под нее со звериной серьезностью будут маршировать юноши далеко к востоку от Франции.

Итак, сидр, Бретань, попойка и даже Луис Корвалан на Красной площади… Но причем здесь вообще нацисты. Ответ прост: интернет. В 2012 году на YouTube выложили ролик с песней Was wollen wir trinken. В качестве видеоряда использовалась кадры с «подвигами» нацистских летчиков. «Переозвученная немецкая версия старинной бретонской песни в 1939 году стала неофициальным гимном авиаторов люфтваффе», — сообщал автор этого ролика. С тех пор это видео просмотрели более 3 млн раз. И хотя в комментариях и сегодня указывают, что «старинная песня» на немецком языке появилась на десятки лет позже окончания войны, в неокрепшие мозги юных и не очень нацистов прочно засела версия о «неофициальном гимне люфтваффе».

А некоторые ультраправые и вовсе считают Was wollen wir trinken неофициальным гимном СС.

Очевидно, желая эпатировать публику, не нарвавшись при этом на обвинения в неонацизме, украинские ультраправые решили использовать «неофициальный гимн» нацистских летчиков. Тем самым они показали не только свою трусость (если уж решил быть нацистом, то к чему полумеры, используй вполне известные марши), но и тупость.

Не менее впечатляющим были, впрочем, и фотографии, которые несли ультраправые.

Руны, подлецы и убийцы

Один из первых в колоне националистов шел юноша, с вытатуированной руной одал на левом колене. По иронии судьбы, эта руна была одним из символов Главного управления СС по вопросам расы и поселения, которое занималось проверкой арийского происхождения кандидатов в СС и их родственников, а также вопросами переселения эсэсовских колонистов на оккупированные территории. В общем, символом того управления, которое славян, строго говоря, за полноправных людей-то и не считало.

Лишь в 1943 году на фоне «успехов» нацистов на фронтах решено было создавать и славянские дивизии СС, к примеру ту же «Галичину».

Но нет сомнений в том, что сделать карьеру в СС вне национальных формирований украинцы бы не смогли.

Впрочем, руна одал также использовалась дивизией СС «Принц Евгений», состоявшей из фольскдойче, призванных с территории Балкан, а также из Венгрии и Румынии. Тем, кто хорошо знает историю Одессы, не нужно объяснять, как оккупанты-румыны относились к местному населению.

В то же время, на груди у юного нациста был прицеплен шеврон дивизии СС «Галичина». Такая вот сборная солянка.

В руках воннаби-эсесовец нес портрет Романа Шухевича — одного из командиров УПА*. Шухевич в Одессе был тайно — на лечении в 1948-1949 годах. Он наслаждался отдыхом, пока его бойцы гибли в бессмысленных боях.

Одесские каникулы командующего УПА* Романа Шухевича
Одесские каникулы командующего УПА* Романа Шухевича
© Public domain

Впрочем, Шухевич — не единственный член УПА*, портрет которого несли в жиденькой колонне националистов. Был там и портрет члена службы безопасности УПА* Ивана Манчука «Белогруда». Тут нужно сказать, что сами бойцы УПА* к СБ относились по-разному. Начиналась СБ как спецслужба «Организации украинских националистов» (ОУН)*. Она отметилась зверствами в отношении евреев, поляков, а позже пришла очередь не только рядовых украинцев, но и бойцов УПА*, которых СБ-шники убивали по подозрению в работе на врага. Террор службистов достиг такого размаха, что провоцировал некоторые отделения ОУН* на бунты и неподчинение центру. Ну а что касается террора в отношении простых украинцев, то тут можно процитировать книгу американского историка Джеффри Бурдса.

«Часто приказы о казни женщин, заподозренных в «пособничестве» Советам, отдавались заранее, а позднее последовательно выполнялись специально созданными для этого отрядами. Один такой отряд СБ, предназначенный для проведения карательных акций против подозреваемых-москалек, действовал во Львове, где и был обнаружен в июне 1948 г. 21 июня 1948 г. уборщица в Львовском государственном университете (в настоящее время Львовский национальный университет им. Ивана Франко) убирала мусор в университетской конюшне. Там она нашла множество отрубленных человеческих ног. В ужасе, она немедленно вызвала милицию. В ходе расследования советские оперативники обнаружили восемнадцать обнаженных и изуродованных трупов — семнадцать женщин и один подросток», — описывал историк деятельность СБ.

Комментарии здесь, пожалуй, излишни.

Еще один боец УПА*, чей портрет несли националисты в Одессе — член ОУН-б*, организатор и первый командир (май-ноябрь 1943 года) УПА* на Волыни Дмитрий Клячкивский — «Клим Савур».

Помимо непосредственной организации «Волынской резни» (польский исследователь Гжегож Мотыка называет Клячкивского, войскового референта Василия Ивахива «Сома» и одного из командиров отрядов УПА* Ивана Литвинчука инициаторами уничтожения поляков на Волыни) Клячкивский известен еще и приказом к своим подчиненным не атаковать войска союзников нацистской Германии.

«Указанные национальные военные части гостеприимно принимать в наших селах, даже помогать продуктами», — говорилось в приказе.

Кроме того, Клячкивский приказывал подчиненным атаковать отряды советских партизан, а также отряды «Армии Крайовой». Более того, он начал войну с другими украинскими националистами — другой УПА* — организацией Тараса Боровца-«Бульбы». Боровец в открытом письме к ОУН* выступал против этнических чисток на Волыни. Кстати, интересно, что скажет посольство Польши на Украине по поводу появления портрета Клячкивского на марше националистов в Одессе.

Подытоживая, отметить, что украинские националисты в Одессе показали не только незнание истории, но и весьма странный выбор идеалов.

В средневековой Германии среди богословов была популярной сентенция о дьяволе, как об «обезьяне Бога» — неудачном подражателе, неспособном на творение. С этой точки зрения попытки националистов в Одессе провести свой бессмертный полк можно тоже назвать дьявольскими: за все эти годы они так и не смогли создать подобной акции, а все их попытки получаются крайне неудачными и даже постыдными.


* — запрещенные в РФ организация