На довольно глубокое исследование Ярослава Тинченко «Белая гвардия Михаила Булгакова» мы уже ссылались и даже случаем его критиковали.

Начнём с сильных сторон этого сочинения, изданного в 1997 году и уже ставшего библиографической редкостью (впрочем, в интернете книга вполне доступна).

«Вокруг Булгакова»: последняя книга о последней книге
«Вокруг Булгакова»: последняя книга о последней книге
© starina.ru
Прежде всего Тинченко — квалифицированный историк, который специализируется именно на том периоде украинской истории, о котором идёт речь у Булгакова. Уже в этом смысле можно ожидать достаточно высокую компетентность изложения. Собственно, так и есть — автор отлично разбирается в расстановке военных и политических сил периода антигетманского восстания, более того — глубоко знает биографии командиров даже среднего звена противостоящих армий. При этом надо помнить, что армий как таковых не было, а были отряды отдельных «полевых командиров». Их изучать тем более сложно.

Второй важный момент — автор хорошо знает и любит текст романа. Особенность нередкая для булгаковедов, но тем более приятная, что, как показывает практика, она вовсе не обязательная. Иные булгаковеды, бывает, цитаты из разных произведений путают…

Надо действительно обладать очень большим интересом к роману и его автору, чтобы внимательнейшим образом разбирать семью Михаила Булгакова и круг его общения, выискивая людей, каким-то боком вхожих в дом на Андреевском спуске, чтобы найти среди них тех, чьи биографические особенности в наибольшей мере совпадают с характеристиками героев романа.

Кстати говоря, насколько мы можем судить, предположения Тинченко наиболее основательны. Например, общим местом в булгаковедческих штудиях является признание того, что прототипом Виктора Мышлаевского является друг детства писателя Николай Сынгаевский.

Тинченко совершенно логично отмечает, что этого быть никак не могло: «Сынгаевский никогда не имел никакого отношения к действительной военной службе: не учился в военных училищах, не служил офицером в артиллерии, не принимал участия в гражданской войне, не был забулдыгой и повесой, имел, в отличие от Мышлаевского, квартиру на Малой Подвальной, где жил вместе со всей семьей».

Он предлагает свой вариант — из значительно более дальнего круга общения семьи Булгаковых, но более убедительный именно с биографической точки зрения. Впрочем, об этом персонаже мы расскажем вам отдельно.

Вокруг Булгакова: умел ли Шервинский петь?
Вокруг Булгакова: умел ли Шервинский петь?
© РИА Новости, Владимир Вяткин | Перейти в фотобанк
В общем, именно в этом смысле книга Тинченко более чем фундирована и информативна. Тем обиднее её недостатки.

Главный недостаток «Белой гвардии Михаила Булгакова» — принципиальный отказ автора от научно-справочного аппарата. Книга, дескать, публицистическая, потому это всё лишнее. В общем, логика в таком заявлении есть. Действительно, полноценные ссылки на источниковую базу сильно перегрузили бы книгу, увеличили её объём и, соответственно, себестоимость и цену. В этом смысле автора понять можно.

В то же время у историка всегда есть масса возможностей, чтобы указать на источник информации, не прибегая к постраничной ссылке по всем библиографическим правилам. Более того, Тинченко эти секреты отлично знает и виртуозно их использует, ссылаясь, например, на мемуары Романа Гуля (он был непосредственным участником событий, описанных в «Белой гвардии», будучи бойцом дружины генерала Кирпичёва; считается, что Булгаков с его воспоминаниями знаком не был).

Однако в самом важном, пожалуй, моменте своего повествования он как воды в рот набирает. Версия Тинченко относительно службы Булгакова в белой армии наиболее интересна прежде всего потому, что она существенно расходится с общепринятой. Дело в том, что Михаил Афанасьевич, по понятным причинам, свою службу у Деникина отнюдь не рекламировал. Татьяна Лаппа или, тем более, Леонид Карум (прототип Тальберга), всех подробностей не знали. Потому «общепринятая версия» основывается на литературных текстах самого Булгакова, которые можно счесть автобиографическими (прежде всего «Необыкновенные приключения доктора»). Но вот беда — тексты-то эти литературные и на документальную точность отнюдь не претендуют.

В то же время версия Тинченко не подтверждена абсолютно ничем. Даже ссылкой на тексты Булгакова. Ну вот не указывает он даже полусловом, что за документы и материалы были им использованы. В результате возникает странная ситуация — и хочется принять на веру, и колется.

Есть и ещё одно обстоятельство, которое вызывает на самом деле лёгкий когнитивный диссонанс. Это политические взгляды автора.

Вокруг Булгакова: загадки женских образов в «Белой гвардии»
Вокруг Булгакова: загадки женских образов в «Белой гвардии»
© РИА Новости, Александр Гладштейн | Перейти в фотобанк
Тут сразу вспоминается «Педагогическая поэма» Антона Макаренко (как предполагают некоторые авторы, Булгаков его не любил и вывел в довольно некрасивом виде в рассказе «Ханский огонь»): «Дерюченко был ясен, как телеграфный столб: это был петлюровец». Вот Тинченко — тоже петлюровец.

По идее, он должен ненавидеть Булгакова и белогвардейцев, но нет — Булгакова он любит, а белогвардейцев описывает нейтрально и где-то даже сочувственно. Поток ненависти изливается из него, только когда речь заходит о большевиках. Хотя, с точки зрения Булгакова 1918 года, большой разницы между петлюровцами и большевиками нет, а с точки зрения Булгакова — автора «Белой гвардии» и «Дней Турбиных», — большевики даже чем-то лучше (справедливости ради надо сказать, что почти все «пробольшевистские» фразы в третьей редакции пьесы внесены МХАТом, чтобы обойти цензурные ограничения).

Кстати, описание Булгакова, объясняющее появление Петлюры, в той же степени объясняет и появление большевиков. Тинченко это, правда, игнорирует.  

Сам Ярослав Тинченко — фигура достаточно забавная. Как свидетельствует «Википедия», он с 16 лет (?) «системно сотрудничает с Вооружёнными Силами Украины» (кто его знает, что это значит).

Она же уверяет, что он «окончил заочное отделение исторического факультета Львовского государственного университета по специальности — военная история Украины 1917-1920 гг, история гражданской войны, униформология». Двухминутная проверка показывает, что такой специальности в ЛНУ им. И. Франко нет (это, собственно, и так ясно). И совершенно непонятно, по каким таким причинам Тинченко не смог получить образование в нормальном порядке — очное или хотя бы вечернее.

Вокруг Булгакова: кто вы, полковник Турбин?
Вокруг Булгакова: кто вы, полковник Турбин?
© скриншот видео
Впрочем, разгадка, наверное, в том, что в 1993-1997 годах он занимался политической деятельностью, а позже работал в журналистике.

При этом он кандидат исторических наук, автор двух десятков монографий, посвящённых событиям 1917-1920 годов (причём не только на Украине). Среди его трудов, например, книга с вполне «булкохрустным» названием «Голгофа русского офицерства в СССР, 1930-1931», посвящённая репрессиям против офицеров. Сейчас он заместитель директора Национального военно-исторического музея Украины по научной работе. В общем, человек, который должен по должности быть профессиональным фальсификатором истории, но вместо этого её изучает, а срывается на «идеологический речекряк» только в оценочных суждениях. Впрочем, с его более поздними книгами мы не знакомы — может быть, после «Белой гвардии» он исправился.

Такой вот неоднозначный автор очень хорошей книги.