На что рассчитывают стороны

Накануне руководители внешнеполитических ведомств поделились своими ожиданиями от видеоконференции.

По словам министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебы, у предстоящих переговоров есть несколько целей: оценить проделанную работу за период с саммита лидеров четырёх стран в Париже 9 декабря до 30 апреля; установить причины, почему на всех направлениях, кроме обмена пленными, происходит стагнация; разработать хотя бы очерки решений для имеющихся проблем и дать импульс Контактной группе для того, чтобы она уже непосредственно занималась разработкой детальных решений и их имплементации. 

«Давно назрела необходимость в разговоре министров «нормандского формата», ведь мы видим, что решения нормандского парижского саммита пробуксовывают, и нам надо дать импульс на пути к их исполнению. Для того чтобы открыть путь к следующему саммиту в Берлине, где надо будет достигать новых договорённостей и двигаться путём к прекращению войны», — заявил он.

Украина просит Россию, Францию и Германию собраться на саммит «нормандской четверки»
Украина просит Россию, Францию и Германию собраться на саммит «нормандской четверки»
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Кулеба считает, что переговоры глав МИД должны стать регулярными, на них дипломаты давали бы оценку динамике процесса и соответствующие импульсы или вносили бы коррективы, есть механизм внешнеполитических советников, которые также находятся в контакте и разрабатывают определенные решения. Дипломат отметил, что сейчас действуют механизм внешнеполитических советников, которые также находятся в контакте и разрабатывают определённые решения, механизм Контактной группы, который уже непосредственно занимается окончательным согласованием решений, проработкой всех деталей и обеспечением их исполнения. А также механизм лидеров стран, где принимаются наиболее принципиальные стратегические решения. 

В свою очередь министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас выразил уверенность, что сдвинуться с мёртвой точки по остальным пунктам можно, оттолкнувшись от первого успешно решённого вопроса — обмена пленными. Он призвал обеспечить наблюдателям Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ доступ на всей территории Украины.

«Пандемия коронавируса серьёзно затронула жителей востока Украины. Закрытие линии соприкосновения особенно тяжело сказалось на пожилом населении. Поэтому мы работаем над тем, чтобы как можно быстро продвинуться вперёд в гуманитарных вопросах в этом кризисе. Поэтому мы обсудим открытие линии соприкосновения и вопросы пунктов перехода. Это был бы прогресс, который принёс бы реальное облегчение жителям востока Украины», — заявил Маас.

Он заверил, что Германия и Франция приложили усилия, чтобы создать при помощи «нормандского формата» атмосферу диалога, которая позволит достигнуть значимых результатов. А теперь нужна ясная приверженность этому России и Украины, чья роль, по его словам, заключается в реализации Минских соглашений. Только дипломат упустил тот момент, что Москва — это такой же гарант Минских договорённостей, как Берлин и Париж, а не сторона вооружённого конфликта, коими выступают Киев и народные республики.

Глава МИД РФ Сергей Лавров так же, как и его коллеги, говорил, что прежде всего на видеоконференции речь пойдёт о ходе реализации договорённостей, достигнутых в декабре. Он отметил, что спустя четыре месяца из всего комплекса выполнена только одна — обмен пленными — и то в очень ограниченном масштабе, а всё остальное не выполняется не по вине или в силу отсутствия доброй воли со стороны Донецка и Луганска. 

«Я предвижу достаточно, наверное, важный разговор на уровне министров, потому что обо всём этом мы говорили многократно Германии и Франции. Просили их взять на себя обязанность всё-таки побуждать украинские власти к честной и конструктивной работе. Но какого-то результата, откровенно говоря, не ожидаю от этой видеоконференции, кроме того, что украинские коллеги наверняка опять будут говорить: "Давайте скорее собираться в Берлине" (на саммит на высшем уровне. — Ред.)», - заявил Лавров.

Политическая часть как камень преткновения

Вопреки заявлению Мааса, что немецкая сторона надеется придать импульс выполнению решений парижского саммита, как подчеркнул Лавров, предложения Германии, внесённые в качестве повестки дня нынешней видеоконференции, не отражают эту позицию. В них нет ни единого слова о договорённостях по политической реформе, которые касаются «формулы Штайнмайера», об особом статусе Донбасса, который должен быть закреплён на постоянной основе в украинском законодательстве. Всё ограничивается пунктами про новый обмен удерживаемыми лицами, разминирование, обеспечение безопасности, предоставление доступа наблюдателям ОБСЕ на территорию ДНР и ЛНР.

Именно политическая часть «Минска-2» остаётся главным нерешённым вопросом, а ведь ей посвящён отдельный пункт коммюнике президентов России, Украины, Франции и канцлера ФРГ по итогам саммита 9 декабря, первого за три года, который должен был придать новый стимул реализации Минских соглашений. В документе говорилось о необходимости закрепить на постоянной основе в украинском законодательстве особый порядок местного самоуправления отдельных районов Донецкой и Луганской областей и «формулы Штайнмайера» в том виде, в котором это согласовали «нормандская четвёрка» и Контактная группа. То есть закон об особом порядке местного самоуправления вступает в силу на временной основе в день выборов, а на постоянной основе — после публикации отчёта ОБСЕ об их итогах. 

Вадим Пристайко, возглавлявший тогда МИД Украины, говорил, что его стране к следующему саммиту на высшем уровне, который был запланирован на апрель, необходимо сделать определённую домашнюю работу, а именно решить вопросы амнистии, проведения выборов и особого статуса Донбасса. Однако ничего из этого списка выполнено не было.

Лавров: Германия и Франция выразили недоумение, но Зеленский был непоколебим
Лавров: Германия и Франция выразили недоумение, но Зеленский был непоколебим
© РИА Новости, Алексей Никольский | Перейти в фотобанк

Более того, Киев, наоборот, делает всё, чтобы помешать их воплощению в жизнь. 22 апреля на очередном заседании Контактной группы украинская делегация отвергла идею закрепить особый статус Донбасса в Конституции страны, зато выступила с другой инициативой — сформировать рабочую группу для выработки механизма восстановления Украиной контроля над участком государственной границы, ссылаясь на то, что такая возможность предусмотрена в Минских соглашениях.

Действительно, в Комплексе мер есть пункт о контроле над российско-украинской границей, но он значится последним — прежде нужно выполнить все предыдущие. Этот вопрос имеет принципиальное значение, потому что если Киев получит контроль над внешними рубежами раньше, то народные республики окажутся заблокированными, и ни о какой широкой автономии речи тогда и быть не может.

К тому же Киев создаёт и другие препятствия на пути выполнения Минских соглашений. Как сообщил по итогам того заседания представитель РФ в Контактной группе Борис Грызлов, Киев не представил Контактной группе проекты политических документов, которые она должна была подготовить и передать, даже перечня вопросов для политического урегулирования конфликта не было, а также препятствует отведению сил и средств на новых участках, согласованию сторонами шагов по восстановлению социально-экономических связей между Украиной и народными республиками.

С таким подходом далеко не уедешь

Контакты в «нормандском формате» и планировались на апрель, но это должен был быть саммит на высшем уровне, а не конференция министров иностранных дел. Свои коррективы внесла эпидемия коронавируса и не только. В конце прошлого года в Париже лидеры стран договаривались встретиться через четыре месяца, за которые стороны конфликта должны были выполнить все пункты итогового коммюнике, в котором подчёркивалось, что альтернативы Минским соглашениям нет, вот что это за пункты:

1. В законодательство Украины необходимо внести изменения в соответствии с «формулой Штайнмайера»

При этом Зеленский отмечал, что никогда не согласится на федерализацию, потому что статья Конституции об унитарном устройстве государства неизменна, а также добавил, что местные выборы в Донбассе возможны только по украинскому законодательству и стандартам ОБСЕ.

2. Разведение сил и средств на трёх новых участках, определённых Контактной группой, должно завершиться к концу марта 2020 года.

В ноябре 2019 года стороны конфликта завершили разведение войск в районах населённых пунктов Золотое и Петровское, о чём лидеры «нормандской четвёрки» (когда Украину возглавлял Пётр Порошенко, а Францию — Франсуа Олланд) договаривались на предыдущем саммите в Берлине 19 октября 2016 года).

3. Полное прекращение огня до конца 2019 года, контроль за соблюдением режима тишины со стороны мониторинговой миссии ОБСЕ будет усилен.

«Стороны 20 раз договаривались о прекращении огня, но сейчас мы договорились, что мы будем относиться к этому серьёзно. Россия, имея большое влияние на сепаратистов, и мы, Украина, тоже будем на это влиять и контролировать. Уверен, что если все стороны хотят, то до конца года тоже это осуществится», — говорил на совместной пресс-конференции Зеленский.

4. До 31 декабря 2019 года стороны конфликта должны провести обмен пленными по принципу «всех установленных на всех установленных» и обеспечить к ним доступ представителей Международного Красного Креста.

Накануне Лавров заявил, что о проведении саммита лидеров стран и речи быть не может, потому что всё, что согласовано было в Париже, блокируется в работе Контактной группы и в деятельности украинского парламента и украинского правительства по причине той позиции, которые занимают киевские власти.

«Год еще не прошел»: Зеленский рассказал, когда закончится война в Донбассе
«Год еще не прошел»: Зеленский рассказал, когда закончится война в Донбассе
© president.gov.ua

Действительно, Владимир Зеленский обещал соотечественникам положить конец войне в Донбассе, это в значительной степени и обеспечило ему триумфальную победу на президентских выборах над Петром Порошенко. Люди устали от прежней жизни и рассчитывали на лучшее будущее, однако теперь Зеленский перешёл на риторику своего предшественника. Он так же пытается изменить порядок выполнения пунктов Минских соглашений: сначала передача контроля над участком российско-украинской границы, а потом местные выборы в Донбассе, хотя в документе чётко прописано, что граница — это последний шаг. 

«Хотя все говорят о местных выборах, я понимаю, что это очень важно, но важно получить свою территорию прежде всего. Самое главное, выйдут войска — и мы зайдём. Если мы зайдём, мы сразу вернём наших людей к жизни. Потом граница, потом выборы», — сказал Зеленский в эфире программы «Свобода слова Савика Шустера» на телеканале «Украина» 17 апреля.

И здесь второй тезис, позаимствованный у Порошенко, — в Донбассе действуют российские войска. Однако никаких доказательств их присутствия по-прежнему нет, об этом говорит не только Москва, но и ОБСЕ. Киеву же выгоднее заявлять обратное.

Зеленский хочет вернуть расположение людей, проживающих в Донбассе, но практически ничего не делает для урегулирования статуса региона. В середине декабря президент внёс на рассмотрение Верховной Рады законопроект о децентрализации, но отдельные районы Донецкой и Луганской областей в нём не упоминались, а идея заключалась в введении таких административно-территориальных единиц, как община, округ, область и Автономная республика Крым (хотя полуостров де-юре уже 6 лет имеет статус российского региона), а также создании окружных и областных советов и их исполкомов, института префектов, которых будет назначать и увольнять президент.

Проект раскритиковали Россия, народные республики Донбасса и посольства западных стран. 16 января Зеленский отозвал документ после консультации с заместителями председателя фракции «Слуга народа», потому что, как объяснил Офис президента Украины, «внесение изменений в Конституцию относительно реформы децентрализации требует детального обсуждения и консультаций с представителями всех сторон».

МИД России уверен, что решение отступить от достигнутых договорённостей по урегулированию конфликта в Донбассе украинские власти приняли по подсказке извне. Не стоит забывать, что давление на Зеленского оказывают и внутри страны — радикальные объединения, которые имеют низкий уровень поддержки среди населения, но способные вывести на улицы тысячи людей и устроить массовые антиправительственные акции протеста.

К сожалению, нет никаких предпосылок, что видеоконференция министров иностранных дел завершится прорывным результатом. Скорее всего, стороны ограничатся одобрением проведённого обмена пленными, подчеркнут безальтернативность Минских соглашений, но реальных решений накопившихся проблем найти не смогут.