При помощи хитро задуманной и осуществлённой комбинации редакции Украины.ру удалось получить данные проведённых в последнее время в области эпидемиологических и социологических исследований. Наши источники утверждают, что данные эти достаточно надёжны, хотя кто проводил исследования, нам неизвестно.  

Кстати, само по себе сочетание «эпидемиологические и социологические исследования» смущать не должно — во время катастрофических наводнений 1998 и 2000 годов в регионе в рамках ликвидации последствий наводнений также проводились социологические исследования (их инициатором, по-видимому, был известный политик Анатолий Толстоухов).

Святослав Вышинский: На Закарпатье государство больше похоже на призрак
Святослав Вышинский: На Закарпатье государство больше похоже на призрак
© Facebook, Філософ Вишинський

Какие же выводы делаются из исследования?

1. Эпидемии жители Закарпатья боятся меньше, чем экономических последствий. Это и неудивительно, если учесть кризис малого бизнеса, туристической сферы и, главное, заробитчанства — когда именно станет возможным выезд к местам постоянной или временной работы остаётся непонятным.

2. Самочувствие жителей региона преимущественно хорошее или без изменений. В то же время несколько менее чем у пятой части опрошенных самочувствие очень плохое, что следует считать крайне тревожным показателем. Причины плохого самочувствия из данных исследования неясны, но они, скорее всего, имеют психосоматическую природу.

3. Карантин и ограничения, с ним связанные, большинство опрошенных считает оправданными.

4. Несмотря на это, оценка действий властей преимущественно негативная. Правда, в данном случае играют роль не только действия властей в условиях эпидемии, но и традиционное недоверие власти.

Оценка, впрочем, дифференцированная. Более доверяют коллегиальным (рады, исполкомы) и местным властям.

При этом, правда, обращающихся к властям и взаимодействующих с ними не более 20%. Скорее всего, негатив виртуальный от СМИ и «ритуального неповиновения» властям.

5. У жителей региона нет чёткого представления ни о карантинных нормах, ни о санкциях за их нарушение. Никто не может сказать однозначно, рекомендательные это нормы или обязательные. Более-менее внятны только две нормы: «сохранение социальных дистанций» и «ношение маски». Исполняют то, что внятно. Контролировать можно только эти внятные нормы. Но и за ними никто особенно не следит. Исполняется в меру сознательности или напуганности, т.е. слабо (самые напуганные вообще из дома не выходят).

6. Интересно, что в регионе нет конфликта или даже напряжённости между основной массой населения и десятками тысяч вернувшихся заробитчан. Почти все заробитчане отсидели по 2 недели карантина (дома, разумеется), и им, скорее, сочувствуют. Некоторые вернулись домой после недели работы за границей, т.е. затраты не окупились. Протестный потенциал выше не у основной массы населения, а у преждевременно вернувшихся заробитчан и тех, кто ищет себе работу. 

7. Регион традиционно получает значительную помощь из-за рубежа.  

Очень активизировалась помощь из Венгрии. Это и помощь медицинским учреждениям, и простым людям бесплатными юридическими консультациями, и даже помощь в виде ремонта старого колодца.

Тут следует помнить, что большая часть Закарпатья с XIII по XX век входила в состав Венгрии, и сейчас крупнейшая национальная община в регионе — венгерская (по данным переписи 2001 года — 12%, в то время как находящихся на третьем месте румын — 2,6%).

Карантин глазами простых людей: Ужгород, «полузакрытые» ворота Украины
Карантин глазами простых людей: Ужгород, «полузакрытые» ворота Украины
© commons.wikimedia.org, Jan Pešula

 

P.S.: Несмотря на более высокую, чем во многих других регионах страны, эпидемиологическую угрозу, на утро 23 апреля в регионе было всего 230 заболевших. По числу больных на 100 тыс. населения область (19) в лучшем случае входит в первую десятку, но далеко отстаёт даже от Кировоградской области (21), не говоря о Черновицкой (73,5).

Правда, как показывает опыт, количество больных зависит главным образом от количества проведённых тестирований, которые чаще всего делаются уже тогда, когда человек попадает в больницу.