Российская сторона приступила к уничтожению просёлочных дорог, которые ранее не контролировались. 

Тревожные ожидания

Дыма без огня не бывает, люди опасаются, что пандемия и карантинные меры стали точкой невозврата в пограничных вопросах. В ходе круглого стола с представителями Фонда публичной дипломатии имени А. М. Горчакова, который проходил в формате видеоконференции, во вторник 21 апреля, министру иностранных дел России Сергею Лаврову задали вопрос об этом. И министр успокоил всех, сказав, что Москва не видит оснований для полноценной границы после карантина.

Упомянул призабытые «дорожные карты». Лавров рассказал об одной из них: соглашении о единой визовой политике, которое было парафировано в декабре 2018 года.

«Я думаю, подписание этого соглашения во многом снимет те озабоченности и снимет те последние причины для тех, кто хотел бы создать полноценно оборудованную границу между нашими странами — участницами Союзного государства», — отметил Лавров.

«Быть союзником и «мостом» одновременно невозможно». Безпалько о выборе, перед которым стоит Белоруссия
«Быть союзником и «мостом» одновременно невозможно». Безпалько о выборе, перед которым стоит Белоруссия
© РИА Новости, Нина Зотина
В декабре 2018 года в Бресте прошло заседание совета министров Союзного государства. Там этот договор о взаимном признании виз должен был быть подписан, но этого не случилось. Глава МИД РФ публично обратился к коллегам, чтобы они «в ближайшее время» сообщили свою позицию. Лавров подтвердил свои полномочия подписать документ и сообщил, что ему неизвестно, сохранились ли такие же полномочия у коллеги Макея.

Становится еще тревожнее: а) получается, если документ не подпишут, граница, как раньше, не откроется? б) Выходит, что закрытие границы 30 марта всё же связано не только с карантином? в) Так договор о взаимном отказе от границы 1999 года еще действует или уже нет?

Политика и реальность

Украина.ру уже писала о том, как проходила ночь закрытия границы РФ с РБ. Упоминался факт того, что на самом деле есть множество других вопросов в этой связи. Главный из которых: «Как охранять то, чего нет?» Ведь государственная граница между Россией и Белоруссией так и не появилась после распада Советского Союза. Наоборот, главы двух государств срочно трансформировали отношения в нечто, напоминающее канувший в историю СССР, и называли это «Союзом».

В нашей статье рассказывалось о просёлочных дорогах, никогда не видевших пограничников и полицейских, по которым сельские жители ездили в Россию и обратно по своим делам. Даже не подозревая о том, что в этом им кто-нибудь сможет помешать. Этот круг вопросов был известен соответствующим ведомствам двух союзных стран. Проблему нужно было решать по ситуации. И ее решают.

Лукашенко пожаловался на три удара по экономике Белоруссии
Лукашенко пожаловался на три удара по экономике Белоруссии
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк
Так появились в СМИ заголовки, например, такие: «Работают экскаваторы, дежурит ФСБ. Россия уничтожает дороги на границе с Беларусью». Первоисточником служат путешествующие люди, которые видят происходящее своими глазами и ощущая причастность проводят видеофотофиксации. Дальше их подхватывают интернет-ресурсы и СМИ. В данном случае человек по имени Валерий, находясь неподалеку от агрогородка Ленино, заметил, что на российской стороне идут работы.

«Я подъехал, посмотрел. Экскаваторы конкретно копают яму, чтобы невозможно было проехать. Причем копают так, чтоб народ не засыпал потом. Рядом стоят фээсбэшники, всё контролируют. Я потом еще к другой «тропе жизни» поехал, там то же самое», — написал Валерий.

В пресс-службе Госпогранкомитета Белоруссии сообщили, что информации о проводимых работах у них нет, однако практика уничтожения таких дорог существует давно: когда-то так поступали и белорусские пограничники. Информацию о проводимых работах подтвердили источники в ГАИ: сотрудники выбывали к границе, чтобы убедиться, что на территории Белоруссии не проводится незаконных дорожных работ. В Ленинском сельсовете же, который прилегает к границе, рассказали, что эта дорога пользовалась популярностью у местных жителей: народ ездил на работу или просто на рынок.

«Таких путей несколько. Когда-то давно у нас асфальт клали, но с российской стороны честно ответили, что дорога им не нужна. Если не вернут после этой эпидемии, будет народ через Красное ездить — и все дела».

Партизанские тропы

«Другие пути» — это 1239 километров белорусско-российской границы, в том числе 857,7 км. сухопутной, 362,3 км. речной и 19,0 км озёрной. Никакого контроля до сих пор не было, однако и необходимости думать нашему талантливому народу с партизанскими генами, как закрыть вопрос наличия границы, тоже не было. Будет ли — вопрос.

Всемирная организация здравоохранения настояла на введении карантина в Белоруссии
Всемирная организация здравоохранения настояла на введении карантина в Белоруссии
© Santa Fe Relocation Services / flickr
Кстати, мало кто помнит о том, что внутри Белоруссии, в Добрушском районе Гомельской области, существуют два кусочка территории России. Так называемые «эксклавы»: Медвежье-Саньково — всего 4,5 квадратных километра. Бывшие деревни, со всех сторон окруженные территорией Белоруссии. До границы с Россией всего 800 метров топких болот. К тому же эксклав оказался в зоне отчуждения.

Как так вышло, история умалчивает, но это Россия, часть Злынковского района Брянской области. Там безлюдно — население эвакуировано после Чернобыльской аварии.

С учётом топографии, российско-белорусская граница — это партизанский край, где очень успешно били врага советские партизаны. Навыки не утрачены и поныне. Один такой участок между мирами: с белорусской стороны асфальт, переходящий в российскую грунтовку. Со стороны РФ выкопан глубокий ров. Карантин. Так поступили на границе Горецкого района Могилевской области.

Со стороны России — это Смоленщина. Старая Московская дорога, по которой шел на Москву и обратно Буонапартий. С белорусской стороны исчезающая деревня Дружная.

Местная бабушка объяснила по-свойски: «Тут ездят те, кто не привык работать и хочет на халяву получать деньги. Вот кто тут ездит! Возят туда-сюда, носятся». Это не контрабандисты, но явно и не честное купечество. Залётные, местности не знают, уточняют ситуацию у местного населения, упершись в ров. Возят металлолом и других товаров немало. Объехать можно, но только на внедорожнике: вокруг распаханные поля, в которых «седаны» и «бусики» лягут на грунт.

Впрочем, как говорят, через российскую грунтовку в Смоленск "левые" грузы возили фурами: строительные материалы, вещи, кондитерка, скобяная дребедень. На вопрос, остановился ли бизнес, хитрый ответ: «Выход есть всегда».

В лесах под Гомелем

Ну а теперь еще одна важная деталь: то, что сейчас делает российская сторона, перекапывая проселочные дороги… раньше делало и КГБ Белоруссии. Но жестче — взрывали. Это нужно было делать, периодически, раз в год. Но как только служивые уезжали, приходили партизаны, наваливались всем миром, и, «помолясь», те пограничные ямы и рвы засыпали.

«Партизанские тропы» вновь пропускают поток левого карго. Народ, поднявшийся на партизанскую войну не победить — доказано тем же Наполеоном. Партизанские тропы различимы в Яндекс и Гугл картах. Вдоль границы их очень много, ведь столетиями это была одна страна. То, что сейчас, для местных партизан не в новинку: каждый год и белорусские и российские службы взрывают и распахивают дороги, кроме главных. Главную раскопали впервые.

Власти Белоруссии не собираются отменять Парад Победы, несмотря на протесты граждан
Власти Белоруссии не собираются отменять Парад Победы, несмотря на протесты граждан
© Sputnik | Перейти в фотобанк
На вопрос, что будут делать, когда карантин кончится, местные уверенно отвечают: «закопаем». С этим можно бороться, только установив полноценную государственную границу между Россией и Белоруссией. Это будет катастрофа и трагедия. Очередной распад и так распавшейся «большой России-СССР».

Но партизанщина не заканчивается тропами в глухих местах. Ни в коем случае! Партизаны появились на асфальтированных трассах, сразу же, как только границу закрыли на карантин. Одна лишь история была подслушана в Гомеле от людей, работающих в Москве, снимающих там квартиру. Но на время карантина, в связи с остановкой бизнеса, вернувшихся пересидеть самоизоляцию дома — в Гомеле.

Схема проста: одной машиной до границы. За километр до нее пересадка в другую машину, которая везет через государственный рубеж, мимо пограничников, до ближайшего населенного пункта в России. От него любым видом транспорта — на Москву. Несложно.

О том, как именно и на каких условиях пограничники согласны не замечать это, никто не рассказывает мало знакомым людям. Скорее всего в этом пока что не очень сложном деле помогают перевозчики официального карго, которым въезд в РФ не запрещён. Ну и, разумеется, существует целый ряд категорий граждан Белоруссии, которых запрет не касается. Их перечень в соответствующих указах правительства России.

Власти против партизан

Москва и Минск подошли к началу эпидемии с большим багажом взаимных разногласий и недоверия. Процесс разработки «дорожных карт» по углублению интеграции был положен под сукно. Закрытие границы для белорусов шаг беспрецедентный. Лукашенко возмущался, как умел, получив в ответ шквальный огонь из анонимных стволов телеграм-каналов.

Информационная война сделала невозможным сотрудничество двух стран в вопросах карантина: президент Лукашенко считает это «психозом». Надежда на примирение на параде Победы в Москве рухнула по причине той же эпидемии. Как бы в пику, парад в Минске отменён не был. На горизонте уже видны новые споры. Минск инициировал пересмотр цен на газ. На подходе — вопросы продления аренды российских военных объектов.

В общем, ситуация непростая, но вполне решаемая. Было бы желание сторон.