Сначала солидарность, а потом поиск козлов отпущения

К чему приводит ограничение социальных контактов? Как долго человек способен сохранять адекватность в чрезвычайных обстоятельствах? Таким вопросом задается финское издание Ilta-Sanomat. Автор Лаура Маннинен поговорила с ведущими финскими психиатрами и собрала воедино их мнения и рекомендации. «Тяжелее всего для человеческого разума — изоляция от социума. Поэтому в свое время было, к примеру, придумано тюремное заключение», — говорит Кристиан Вальбек, профессор-исследователь Государственного агентства здравоохранения и социального развития Финляндии, а также директор по развитию Финского общества психического здоровья «Миели». Обычно, считает эксперт, события развиваются следующим образом: за одиночеством, когда своими страхами не с кем поделиться, следует состояние угнетенности. Если угнетенность затягивается, появляется чувство безнадежности, упадок духа и депрессивное состояние. К группе риска в первую очередь относятся дети, пожилые люди и те, кто страдает от серьезных проблем с психикой. Детям общение необходимо для развития. Особенно беспокоит состояние детей, которые находятся в небезопасных условиях неблагополучных семей.

Западные СМИ: Вирус показал смертельную пропасть между бедными и богатыми
Западные СМИ: Вирус показал смертельную пропасть между бедными и богатыми
© REUTERS, Jeenah Moon

«Приходится довольствоваться обычными звонками. Но так помощь не удается оказать полноценно», — говорит психиатр. В Финляндии практику онлайн-консультаций пытались ввести и до коронавируса, отмечает профессор психиатрии Эркки Исомется. Они необходимы, к примеру, в Лапландии, где населенные пункты находятся далеко друг от друга. Однако технологии помогают не всем. Одиноким больным старикам тяжело помочь только посредством удаленной связи.

Изоляция, считает Вальбек, наверняка вызовет у многих определенные симптомы, но нет смысла ждать появления новых психических расстройств или усугубления уже существующих.

Есть определенная логика в развитии социальных кризисов, которая уже изучена. Существует понятие «анатомия типичного кризиса», говорит историк Туомас Тепора, изучающий вопросы настроений в обществе в кризисные периоды. «Сначала возникает недоверие. Затем, когда кризис начинают воспринимать всерьез, какое-то время рассуждают о сплоченности. За этим следует усталость и отслеживание поведения, не соответствующего нормам. Когда кризис начинает близиться к завершению, начинается поиск виновных и козлов отпущения».

Однако, уверены эксперты, есть и хорошие новости. «Когда в конце концов люди возвращаются к обычной жизни, многие уроки кризиса забываются. Однако чувство сплоченности в памяти остается», — пишет автор. Это значит, что нынешняя ситуация предоставляет шанс вернуться в социум тем, кто до сих пор считал себя изгоями. Они, отмечает автор, могут вновь почувствовать себя частью общества и ощутить свою ценность — даже занимаясь вязанием носков или расчисткой снега.

Из карантина выйдут все, но не сразу

Итальянская газета La Stampa рассказывает о том, как Европа выходит из карантина. Специфика этого периода в неравномерности принимаемых решений. «В большинстве европейских стран второй этап (имеется в виду снятие ограничительных мер) начнется ровно через две недели — в понедельник, 4 мая, — отмечают авторы материала, — Но это произойдет не у всех (некоторые запланировали выход из карантина на 27 апреля, другие — на 11 мая), что в очередной раз подтверждает: правительства решили продолжать действовать по отдельности. Европейская комиссия была готова установить четкие сроки для выхода из карантина, но в результате давления столиц ей пришлось пойти на попятную. Из Брюсселя поступило лишь общее руководство — не обязательное к исполнению — по постепенному ослаблению ограничений, чтобы можно было взвесить последствия».

Разнобой в принятии решений  виден уже сейчас. Например, Макрон объявил, что карантин во Франции будет снят не раньше 11 мая, Дания уже открыла школы, в Чехии этот процесс начнется в ближайшие недели, а в Бельгии обсуждают, не применить ли французскую модель. При этом Брюссель решил отложить все музыкальные фестивали до 31 августа, но уже сейчас открыть лавки ремесленников, теплицы и питомники. В Австрии тоже уже можно купить цветы и растения, а с мая будет разрешено посещать парикмахерские. А вот Соединенное Королевство пока не намерено ослаблять ограничения.

Западные СМИ: Если женщины не помогут, коронавирус — это надолго
Западные СМИ: Если женщины не помогут, коронавирус — это надолго
© Sputnik | Перейти в фотобанк

В Германии снимать карантин решили в два этапа. На днях там откроют большие магазины. Но об открытии баров и ресторанов речи пока не идет. Во Франции послабление выразилось в том, что правительство разрешило навещать родственников в домах престарелых. С начала мая власти обещают всех жителей страны обеспечить масками. Школы тоже откроются, но число детей в классах будет ограничено. Более решительные меры будут приняты только после 11 мая. Испания решила начать освобождение с детей. Им разрешать выходить из дома с 27 апреля. Для взрослых карантин ориентировочно продлится до 9 мая.

После эпидемии мир будет прежним

Французское издание Le Monde публикует интервью с министром иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дрианом, с которым журналисты поговорили по телефону.

По всей видимости, Ле Дриан не принадлежит к числу оптимистов. Если все вокруг утверждают, что мир больше не будет прежним, то французский министр думает по-другому. «Я читаю и слышу утверждения о том, что мир после эпидемии не будет иметь ничего общего с тем, что существовал до нее, — говорит Ле Дриан, — Мне тоже хотелось бы этого, но уверенности на этот счет нет. Я боюсь, что мир после эпидемии будет прежним, что касается его худших сторон.

Мне кажется, что мы стали свидетелями расширения разломов, которые уже не первый год подрывают международный порядок. Пандемия стала продолжением борьбы крупных держав иными средствами. Прежде всего, речь идет о давно возникших сомнениях насчет многостороннего подхода. Крупнейшие игроки отходят в сторону, о чем говорит американское решение приостановить финансирование ВОЗ, хотя речь идет о единственной международной организации, которая может вести борьбу с пандемией. Примеру США следуют и другие. Эта борьба также проявляется в систематизации силового противостояния, которое начало набирать силу задолго до этого, в частности с обострением соперничества США и Китая».

По мнению министра, перед Европой стоит важнейшая задача — стать геополитической, то есть осознать свою объединяющую роль между Западом в лице США и Востоком в лице Китая. «Она должна взглянуть в лицо истории, принять свою международную ответственность, — говорит Ле Дриан, — Еврокомиссия сказала в начале 2019 года, что Китай является одновременно партнером и системным союзником. Это не мешает нам развивать рабочие отношения и сотрудничество. В частности я имею в виду Парижское соглашение по климату. Все это возможно лишь в том случае, если Китай уважает Европейский союз как таковой. Это происходит не всегда. Иногда Пекин играет на разногласиях в ЕС.

Что касается взаимодействия с США, то здесь Ле Дриан очень осторожен. «США — великая держава, которая не спешит играть свою лидерскую роль на мировом уровне, — ситчает министр, — Все это ведет к тому, что Америка замыкается в себе, а коллективные действия по стоящим перед всем человечеством проблемам осложняются. Как следствие Китай ощущает, что однажды сможет заявить: «Я — держава и лидер». Нам хотелось бы, чтобы США приняли лежащую на них ответственность и сохранили доверительные отношения с союзниками. Как бы то ни было, главная задача в том, что Европа должна укрепить свой суверенитет и стать лидером. Она должна увидеть себя в этой роли, задумываться не только о себе самой, но и том, как выйти из кризиса, защитить свой суверенитет, чтобы не зависеть от внешнего мира».

В споре о лучшей политической модели для урегулирования кризиса Ле Дриан занимает позицию убежденного демократа и вовсе не считает, что именно авторитарная модель спасет мир. «Я убежден, что демократическая модель сейчас подтверждает свою эффективность, — говорит министр, — Для победы необходимо обеспечить демократию, информацию, прозрачность и свободу. Если у вас нет прозрачности и доверия, вам не победить».