МИД Украины уже сообщил, что на посту председателя Украина обратит внимание прежде всего на необходимость восстановления полного и добросовестного соблюдения основополагающих принципов ОБСЕ и норм международного права, поставит на пленарных заседаниях вопросы, касающиеся т.н. гибридных угроз, а также милитаризации и препятствованию судоходству в Азово-Черноморском бассейне.

Но если говорить по-простому, Украина использует председательство на Форуме для того, чтобы снова рассказывать про свою войну с Россией (о которой неизвестно не только России, но и украинскому законодательству) и оккупацию Крыма.

Казалось бы, ничего особенного и ничего неожиданного. Проблема только в том, что с 2014 года на Украине постоянно работает специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ: около 700 наблюдателей из более чем 40 стран плюс переводчики и другой админперсонал из Украины. Офисы миссии расположены в 10 городах от Ивано-Франковска до Донецка и от Киева до Херсона. Большая часть наблюдателей (порядка 600 человек) работают в Донецкой и Луганской областях по обе стороны от линии соприкосновения. Миссия не проводит расследования и не делает выводов, а лишь фиксирует происходящее. Однако часто достаточно одной лишь бесстрастной фиксации, чтобы вызвать шквал негодования с украинской стороны. Например, в выпускаемом каждые две недели отчете от 6 апреля 2020 года сказано следующее:

«СММ зафиксировала 25 единиц вооружения, размещенных в нарушение соответствующих линий отвода: 10 — в подконтрольных правительству районах и 15 — в неподконтрольных. В 15 случаях БПЛА СММ подвергались воздействию помех сигнала по обе стороны линии соприкосновения. В семи случаях по БПЛА СММ вели огонь из стрелкового оружия: 4 раза — в подконтрольных правительству районах и трижды — в неподконтрольных».

Мониторинговая миссия ОБСЕ подыгрывает Киеву из-за политического заказа. Факты и доказательства
Мониторинговая миссия ОБСЕ подыгрывает Киеву из-за политического заказа. Факты и доказательства
© РИА Новости, Игорь Маслов | Перейти в фотобанк

Даже из этого короткого сообщения ясно, что отвод запрещенных минскими соглашениями вооружений нарушается обеими сторонами, что работе миссии препятствуют с обеих сторон, что с обеих сторон сбивают дроны ОБСЕ. И цифры сопоставимые. Это абсолютно не та картина, которую рисуют украинскому населению недобросовестные СМИ.

Если посмотреть на заявления украинских политиков и чиновников (особенно времен Порошенко), создается впечатление, что миссия ОБСЕ — это агент Кремля.

Экс-представитель Украины в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы в Минске Роман Бессмертный говорит: «Кремль за счет коррупционных действий фактически «зашпионил» аппарат ОБСЕ своими резидентами, а миссии — своими представителями. Именно поэтому ее миссии, мягко говоря, очень слабые. Во многих случаях они имитируют выполнение поручений. А тех миссионеров ОБСЕ, кто пытается действовать активно, просто убирают».

Экс-глава комитета Верховной Рады по иностранным делам Анна Гопко считает так: «По состоянию на декабрь миссия насчитывает 766 иностранных наблюдателей, включая 41 гражданина Российской Федерации. Нет никаких гарантий, что информация, полученная российскими наблюдателями, впоследствии не направляется в ФСБ».

Бывший министр иностранных дел Павел Климкин уверен в том же: «Мы уверены, что все россияне в составе миссии работают на спецслужбы. Только единственное, чего я не знаю, так это то, работают ли они на одну спецслужбу, или на все вместе».

Бывший первый вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко жалуется: «Координатор ОБСЕ в гуманитарной группе Тони Фриш отказался посетить в Старобельском СИЗО россиянина Агеева, заявив, «что это было бы политическое, а не гуманитарное посещение»… Хотя мне это больше похоже на откровенное нежелание видеть очевидные вещи — РФ является стороной конфликта и ее военные воюют в Украине, а силовые структуры полностью контролируют ОРДЛО».

А что творилось, когда предыдущий глава миссии Александр Хуг в интервью Foreign Policy заявил, что мониторинговая миссия ОБСЕ не увидела прямых доказательств российского вмешательства на востоке Украины? Хуг признал, что наблюдатели видели людей с опознавательными знаками армии России на форме, но пояснил, что «такую форму можно купить в любом месте». «Мы видели также опознавательные знаки Германии, Испании и других», — сказал он.

Если согласиться с логикой Геращенко, получается, что наличие испанского добровольца в рядах вооруженных сил ЛДНР означает, что Испания — сторона конфликта, а испанские силовики «полностью контролируют ОРДЛО».

До нескорой встречи. Конфликт в Донбассе поставлен на длинную паузу по надуманным причинам
До нескорой встречи. Конфликт в Донбассе поставлен на длинную паузу по надуманным причинам
© РИА Новости, Сергей Аверин | Перейти в фотобанк

Вот украинский «Корреспондент» перечисляет иностранцев в АТО. Среди них грузины, хорваты, белорусы, чеченцы и (о, боже!) россияне. А вот имена австрийца, британца и американца, воевавших в рядах т.н. добробатов на стороне Украины. Кто в таком случае «полностью контролирует» Украину — Хорватия, Австрия, Грузия, а может быть, Россия? Россия контролирует и Украину, и ЛДНР? Россия везде, и кругом одни ее агенты. Украинские СМИ даже вспомнили, что жена Александра Хуга — гражданка России, а поэтому он тоже известно чей агент.

Но это в 2018 году и раньше. 19 января 2019 года одновременно две группы наблюдателей СММ зафиксировали более 20 взрывов в районе участка разведения около Петровского и Богдановки. Кто и что там взрывал, они не сообщили, т.к. данная информация им неизвестна. Однако в штабе ООС (бывшее АТО) почему-то приняли это именно на свой счет и тут же заявили, что  «российские незаконные вооруженные формирования имитируют обстрелы на участках разведение сил на Донбассе для дискредитации подразделений Объединенных сил». Зачем такое ничем не подтверждаемое заявление? Ведь Украину никто ни в чем не обвинял, источник взрывов в отчете ОБСЕ не указан.

А вот совсем свежий скандал. 4 и 6 января 2020 года СММ ОБСЕ отчиталась о нарушении Украиной соглашений об отводе вооружений. На линии соприкосновения были обнаружены зенитные ракетные комплексы «Оса». Украинская сторона Совместного центра контроля и координации вопросов прекращения огня (СЦКК) заявила, что освещение подобной информации противоречит принципам нейтральности и беспристрастности, а нарушений никаких нет, поскольку ЗРК не входят в список запрещенных вооружений: «Согласно Минским договоренностям, отводу подлежат танки, артиллерия, РСЗО, тактические ракеты. Об отводе зенитных ракетных комплексов в договоренностях речь не идет».

Имеющие отношение к украинским спецслужбам хакеры из организации InformNapalm, после сливов в результате которых произошло много арестов «сепаратистов» и «террористов», сделали «гениальный» вывод о том, что «манипуляция в отчетах связана с ростом числа граждан РФ в составе наблюдателей». Раз в СММ из более чем 700 наблюдателей аж 41 россиянин и ни одного украинца, а еще 45 человек из «лояльных к РФ» стран (Белоруссия, Армения, Киргизия, Сербия), то «86 наблюдателей могут работать в интересах РФ, что открывает значительный простор для манипуляций и искажения информации».

Действительно, согласно Минским соглашениями, на 50 км должны быть отведены артиллерийские системы калибром 100 мм и более, на 70 км — РСЗО и на 140 км — РСЗО «Торнадо-С», «Ураган», «Смерч» и «Точка У». О ЗРК речи нет. Но вот незадача, 4 июня 2016 года украинский УНИАН со ссылкой на спикера Администрации президента Украины по вопросам АТО Андрея Лысенко сообщил о сбитом беспилотнике ОБСЕ: «Перед аварией беспилотник зафиксировал зенитно-ракетный комплекс «Оса», что является прямым нарушением минских соглашений со стороны противника».

Ладно рыбка данио, которая забывает, что было несколько секунд назад, когда плавает по аквариуму. Но как так можно жить целому государству с вооруженными силами, координационными центрами, администрациями и спикерами, это загадка.

Смысл же в том, что как бы кому ни казалось, а мониторинговая миссия ОБСЕ стала костью в горле тем, кто упорно, чтобы не подвести себя под международный трибунал, пытается выставить конфликт на Донбассе чем угодно, только не гражданской войной. И это не говоря уже о том, что наблюдатели ОБСЕ присутствовали на десятках судебных процессов по политзаключенным в Украине, существование которых президент Зеленский отрицает так же, как отрицал его предшественник президент Порошенко. Это не говоря о реакции представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлема Дезира на аресты журналистов по обвинениям в терроризме и дискриминационный закон «О медиа». Продолжать можно долго.

И если цель Украины во время председательства на Форуме безопасности сотрудничества ОБСЕ — полное и добросовестное соблюдение основополагающих принципов ОБСЕ и норм международного права, то правильнее всего было бы начать с себя. Но, увы, скорее всего мы снова услышим знакомые истории о российских оккупационных войсках на Донбассе и бесконечных агентах ФСБ не только в самой Украине, но и в структурах ОБСЕ.