Из душещипательного рассказа А.П. Чехова «Каштанка» средне успевающий школьник обычно запоминал только то, что хозяева давали собаке проглотить кусочек сала, привязанный за нитку. А потом за эту же нитку вытягивали сало обратно. Во время карантина есть не только возможность вернуться в детство и перечитать классику, но и найти аллюзии на сегодняшнее положение вещей.

«Молодая рыжая собака — помесь такса с дворняжкой — очень похожая мордой на лисицу, бегала взад и вперед по тротуару и беспокойно оглядывалась по сторонам. Изредка она останавливалась и, плача, приподнимая то одну озябшую лапу, то другую, старалась дать себе отчет: как это могло случиться, что она заблудилась? Она отлично помнила, как она провела день и как в конце концов попала на этот незнакомый тротуар».

Несмотря на то, что украинцы сейчас, преимущественно сидят по домам, ощущение «заблуженности» повсеместное — это видно по постам в социальных сетях. Карантин обнажил такую пропасть проблем, что хочется найти кого-то одного за все виноватого, иначе общество окончательно свихнется на почве вопросов к самому себе. Или, как вариант, найти тот самый день, с которого все началось, чтобы попытаться вернуться во времени на день раньше, и пойти другим путем. Ведь не может быть, чтобы не было такого «виноватого» дня! И, если нет других предложений, то пусть будет 21 октября 2013 года.

Коронавирус и классики литературы. Кому на Киевской Руси жить хорошо
Коронавирус и классики литературы. Кому на Киевской Руси жить хорошо
© WAG9_bL0sypwYQ at Google Cultural Institute maximum zoom level / wikimedia.org

День начался с того, что ее хозяин, столяр Лука Александрыч, надел шапку, взял под мышку какую-то деревянную штуку, завернутую в красный платок, и крикнул: — Каштанка, пойдем! Услыхав свое имя, помесь такса с дворняжкой вышла из-под верстака, где она спала на стружках, сладко потянулась и побежала за хозяином.

В этом месте в памяти возник образ Мустафы Найема. Это же он 21 ноября 2013-го написал: «Ладно, давайте серьезно. Вот кто сегодня до полуночи готов выйти на Майдан. Лайки не считаются».

Помесь таксы с дворняжкой, конечно, на лайку не тянет. Скорее, это плод многовековой польско-русской любви. Многажды же одни других любили и наоборот. От таких мезальянсов хитрый лисьий профиль еще самое малое, что могло выдать хитросделанную натуру. В остальном же поход за красным платком — обычное развлечение для молодых и рыжих. Тем более, что вскоре последовала и конкретика: «Встречаемся в 22:30 под монументом Независимости. Одевайтесь тепло, берите зонтики, чай, кофе, хорошее настроение и друзей». Каких только друзей не пришлось взять «каштанкам» — чисто ковчег получился Ноев, если тварными парами считать. А надо же было их как-то еще и благоустроить, накормить, напоить, спать уложить, автомобильные покрышки подвезти, коктейли Молотова раздать — одни расходы. Да и врачевать приходилось: пря пошла вскоре немыслимая, после сакральных жертв рядовые пошли. Потому что заказчики ждали отчета, а отчет требовал вдохновения. А для вдохновения требуется то же, что и для сугреву.

«Заказчики Луки Александрыча жили ужасно далеко, так что, прежде чем дойти до каждого из них, столяр должен был по нескольку раз заходить в трактир и подкрепляться. Побывав у заказчиков, Лука Александрыч зашел на минутку к сестре, у которой пил и закусывал; от сестры пошел он к знакомому переплетчику, от переплетчика в трактир, из трактира к куму и т. д. Одним словом, когда Каштанка попала на незнакомый тротуар, то уже вечерело и столяр был пьян, как сапожник».

Коронавирус и классики литературы. Тятя, тятя, наши соцсети притащили мертвеца
Коронавирус и классики литературы. Тятя, тятя, наши соцсети притащили мертвеца
© пресс-служба "Народный фронт"

Ни дать, ни взять история грантоедов после Революции Достоинства, которые демонстрировали достоинство за любые деньги. Украинский электорат, конечно, по пути следования от кассы к кассе, пардон — от бара к бару терялся, но для «столяров»-реформаторов это было уже неважно — наливали им щедро. Вон, даже в оплоте демократии возмутились бесконтрольной наливайкой от барменши Марии Йованович, из-за чего в посольстве дебет с кредитом не сошелся, да и обама с ним.

«…вдруг загремела музыка. Каштанка оглянулась и увидела, что по улице прямо на нее шел полк солдат. Не вынося музыки, которая расстраивала ей нервы, она заметалась и завыла. К великому её удивлению, столяр, вместо того, чтобы испугаться, завизжать и залаять, широко улыбнулся, вытянулся во фрунт и всей пятерней сделал под козырек. Видя, что хозяин не протестует, Каштанка еще громче завыла и, не помня себя, бросилась через дорогу на другой тротуар. Когда она опомнилась, музыка уже не играла и полка не было».

Как-то эта сцена напомнила ура-патриотический подъем 2014-года, когда все просто обезумели с волонтерством перед лицом немыслимой угрозы и на фоне безграничного вороства в высших эшелонах власти. А потом уже ни музыки, ни полка, ни прежних доходов, ни прошлой жизни…

«Она перебежала дорогу к тому месту, где оставила хозяина, но, увы! столяра уже там не было. Она бросилась вперед, потом назад, еще раз перебежала дорогу, но столяр точно сквозь землю провалился… Каштанка стала обнюхивать тротуар, надеясь найти хозяина по запаху его следов, но раньше какой-то негодяй прошел в новых резиновых калошах, и теперь все тонкие запахи мешались с острою каучуковою вонью, так что ничего нельзя было разобрать».

Так конечно ничего не разобрать — запах тех самых горящих на майдане покрышек не скоро выветривается!

«Каштанка бегала взад и вперед и не находила хозяина, а между тем становилось темно. По обе стороны улицы зажглись фонари и в окнах домов показались огни. Шел крупный, пушистый снег и красил в белое мостовую, лошадиные спины, шапки извозчиков, и чем больше темнел воздух, тем белее становились предметы. Мимо Каштанки, заслоняя ей поле зрения и толкая ее ногами, безостановочно взад и вперед проходили незнакомые заказчики. (Всё человечество Каштанка делила на две очень неравные части: на хозяев и на заказчиков; между теми и другими была существенная разница: первые имели право бить ее, а вторых она сама имела право хватать за икры.)»

Вот прав был, все-таки, доктор Чехов, диагноз поставил с точностью научной: хозяева и заказчики. Эта хроническая болезнь украинской власти не ушла даже после того, как очередная власть назвалась «Слугой народа». Потому что хозяева остались те же, заказчиков прибавилось, и народу среди них места не нашлось. Ибо стал сир и неплатежеспособен он. Да и до народа ли, когда надо латать наследственные прорехи в госбюджете, а никто со стороны ни нитки, ни иголки, ни транша, ни кредита сам не подает?

«Заказчики куда-то спешили и не обращали на нее никакого внимания. Когда стало совсем темно, Каштанкою овладели отчаяние и ужас. Она прижалась к какому-то подъезду и стала горько плакать. Если бы она была человеком, то наверное подумала бы: «Нет, так жить невозможно! Нужно застрелиться!».

И тут, как в сказке — выборы нового Президента в США и непримиримый конфликт между демократами и республиканцами. И верные псы в этой драке лишними не бывают. Тем более такие, у кого рыльце в пушку, от которого у Джозефа Байдена аллергия. В результате, Дональд Трамп получает пушок, коллективное рыльце получает еду, лично Владимир Зеленский — отсрочку от импичмента до осени, и это еще не все.

«Не больше как через полчаса она уже сидела на полу в большой, светлой комнате и, склонив голову набок, с умилением и с любопытством глядела на незнакомца, который сидел за столом и обедал. Он ел и бросал ей кусочки… Сначала он дал ей хлеба и зеленую корочку сыра, потом кусочек мяса, полпирожка, куриных костей, а она с голодухи всё это съела так быстро, что не успела разобрать вкуса. И чем больше она ела, тем сильнее чувствовался голод».

Череда коррупционных скандалов с грантоедами только подтверждает вневременную ценность классической литературы. У многих из них когда-то тоже все начиналось с «зеленой корочки сыра», зато потом как все развернулись! Взять того же Виталия Шабунина, председателя ГО "Центр противодействия коррупции — на сегодня это фигура закулисного влияния. Вернее рупор, или ретранслятор «кого надо влияния». Хотели было некоторые государственники при Петре Порошенко фискально промониторить ненасытных гражданских активистов, но «вся королевская рать» дружно встала на защиту молодых всходов украинской демократии. То, что это всходы технических культур типа рапса, и после нескольких лет их «активизма» на украинской почве ничего порядочного не взойдет — секрет полишинеля. Которому, оно, между нами говоря, и не надо. Главное — дрессура.

«Когда она совсем уже свыклась с новой жизнью и из тощей, костлявой дворняжки обратилась в сытого, выхоленного пса, однажды перед ученьем хозяин погладил ее и сказал: — Пора нам, Тетка, делом заняться. Довольно тебе бить баклуши. Я хочу из тебя артистку сделать… Ты хочешь быть артисткой? И он стал учить ее разным наукам. В первый урок она училась стоять и ходить на задних лапах, что ей ужасно нравилось. Во второй урок она должна была прыгать на задних лапах и хватать сахар, который высоко над ее головой держал учитель. Затем в следующие уроки она плясала, бегала на корде, выла под музыку, звонила и стреляла, а через месяц уже могла с успехом заменять Федора Тимофеича в «египетской пирамиде». Училась она очень охотно и была довольна своими успехами; беганье с высунутым языком на корде, прыганье в обруч и езда верхом на старом Федоре Тимофеиче доставляли ей величайшее наслаждение. Всякий удавшийся фокус она сопровождала звонким, восторженным лаем, а учитель удивлялся, приходил тоже в восторг и потирал руки. — Талант! Талант! — говорил он. — Несомненный талант! Ты положительно будешь иметь успех! И Тетка так привыкла к слову «талант», что всякий раз, когда хозяин произносил его, вскакивала и оглядывалась, как будто оно было ее кличкой».

Целая свора таких сытых и холеных молодых рыжих каштанок разъезжает сейчас по Страсбургам и Брюсселям, выступает в ПАСЕ и Совете Европы, отрабатывает косточки и сахар и искренне верит в то, что обладает дипломатическим талантом по защите всего западного мира от восточного варварства. Ну, и одной из самых сильных армий на континенте, конечно. Которой стратегические партнеры то дают летальную помощь, то не дают. Совсем как той чеховской собачке.

При внимательном прочтении, правда выяснилось, что собаке давали не кусочек сала, а мяса. Объяснений такому искривлению детской памяти может быть несколько: во-первых, сало легче вытягивать обратно — собачке должно быть не так больно. А, во-вторых, для ученика украинской школы аутентичный продукт всегда приятнее. Так что вполне возможно, что в украинском издании было именно сало. Жаль, что больше не будет — вряд ли великого русского писателя, даром что уроженца Таганрога, внесут в программы Минобраза. Разве что когда Таганрог присоединят к Украине. А это значит, никогда.

Коронавирус и классики литературы. Письмо Зеленского на деревню Дональдедушке
Коронавирус и классики литературы. Письмо Зеленского на деревню Дональдедушке
© culture.ru