Основная масса политических судебных процессов на Украине сейчас зависла из-за проведённых обменов и из-за карантина, поэтому создается впечатление, что преследования граждан за их взгляды и убеждения если не прекратились совсем, то их число изрядно уменьшилось.

Однако в новом сезоне — новый репертуар. Теперь это задержания по подозрению в госизмене и других подобных преступлениях за то, что люди делают посты в соцсетях уже не в поддержку России или ЛДНР, а с альтернативным мнением о причинах появления коронавируса. В частности, в Херсоне недавно задержали женщину за то, что она написала о вероятности происхождения заразы с территории США. Адекватно такое мнение или нет, это отдельный вопрос. Но является ли критика США, пусть даже необоснованная, посягательством на территориальную целостность Украины по «заказу» из ЛДНР?

 — Ольга, в последнее время участились случаи, когда сотрудники СБУ приходят с постановлением на обыск без постановления о задержании, находят в компьютере пост про коронавирус и задерживают человека как пособника ЛДНР или российского агента. Как это понять?

— Ясное дело, что определения суда о задержании нет, потому что оно выдается только в том случае, если человек находится в статусе подозреваемого или обвиняемого, и выдается оно судом, исключительно для задержания с целью принудительного привода для дальнейшего избрания меры пресечения по статьям 187-191 УПК Украины.

Отвечая на поставленный вами вопрос, скажу, что задержание скорее проходит с ссылкой на ст. 208 УПК Украины, но данная статья предусматривает только три причины задержания человека в рамках данной нормы, а именно: если лицо застали во время совершения преступления или покушения на его совершение; если непосредственно после совершения преступления очевидец, в том числе и потерпевший, или совокупность очевидных признаков на теле, одежде или месте происшествия, указывают на то, что именно этот человек только что совершил преступление. Последний случай детально комментировать не буду, так как он касается коррупционных преступлений и связан с риском побега.

Дело Татаринцева. Политзаключенного-диабетика оставили в СИЗО Запорожья, несмотря на риск заражения коронавирусом
Дело Татаринцева. Политзаключенного-диабетика оставили в СИЗО Запорожья, несмотря на риск заражения коронавирусом
Но надо понимать, что, к сожалению, наши силовики не всегда действуют согласно букве закона, и поэтому двух вышеперечисленных причин для задержания может и не быть. Если поставлена задача выполнить так называемые «показатели» или взять определенного человека, то задержание проводится незамедлительно. А потом уже в ходе обыска находят то, что, по их мнению, указывает на совершение преступления.

- Но если пост был сделан две недели назад или два года назад, это же не задержание на месте преступления.

— На это никто не обращает внимания. Это уже потом адвокату придется разбираться и доказывать, что не было причин для задержания, обращаясь с жалобой в порядке ст. 206 УПК Украины или отстаивая клиента при избрании меры пресечения. А в начале действуют именно так, чтобы психологически или еще хуже — физически задавить человека и заставить его подписать то, что «нужно».

Приведу один яркий пример из моей личной практики, правда, ради справедливости нужно отметить, что в данном случае действовали не сотрудники СБУ, а сотрудники Главного управления национальной полици (ГУНП) в г. Киеве. Итак, мой клиент в г. Киеве проходит как организатор очень известных интернет-сайтов по продаже наркотиков.

Одним прекрасным весенним утром, а именно с 6:00, у человека, который впоследствии стал моим клиентом, проводят одновременно в разных местах 5 обысков и не находят ничего. Всё, что нашли — это банковская карточка, на которой у него висит 200 000 гривен кредита (около 560 000 рублей), а также, разумеется, изъяли его телефон, от которого он сразу же назвал пароль, так как скрывать ему действительно нечего. Человек ни разу не привлекался к уголовной ответственности.

Теперь вспоминаем про две вышеуказанные причины, по которым можно задержать человека без определения суда (ст. 208).

- Пойман не месте преступления или сразу после его совершения по указанию потерпевшего или свидетеля. И как же они все оформили?

— Человек с 6 утра уже фактически находится в статусе задержанного, хотя протокол задержания еще не оформлен. Далее, его отвозят в следственный отдел ГУНП, а почти в час ночи, то есть спустя 19 часов, ему вручают подозрение по ст. 255 (ОПГ), 307 (торговля наркотиками), 146 (незаконное лишение свободы или похищение человека). Несмотря на то, что это особо тяжкие преступления, подозрение ему вручают без адвоката, а лишь в присутствие понятых, что является грубейшим нарушением права на защиту. Более того, протокол задержания составляют только через 13 часов после задержания.

Указанная причина задержания — застали на месте преступления. Человека задержали в его квартире, из изъятого — кредитная карта и мобильный телефон. Так о каком совершенном только что преступлении может идти речь? Что в данном случае указывает на незаконное лишение моим клиентом свободы человека или торговлю наркотиками?

- Ничего. Но ведь какая-то причина прийти к нему была?

Украина не отпускает политзаключённых. Как судили Павла Волкова
Украина не отпускает политзаключённых. Как судили Павла Волкова
© предоставлено автором
— Знаете, почему все это произошло? Парень из села, "Фейсбуком" пользоваться не умеет, не знает, как создать аккаунт, в одном слове делает 10 ошибок, раскрутился, открыл ВИП-автомойки, моет элитные машины. И видно, кто-то из его клиентов, кто реально связан с торговлей наркотиками, с ним за мойку машин рассчитался картой, которая привязана к электронному кошельку, на который заходили преступные деньги. Не найдя ничего при обыске, у моего клиента потребовали 100 000 долларов взятки — вот зачем по сути и пришли.

Он, естественно, отказался, поскольку у него просто нет таких денег. Они почти сутки держали его в управлении, думали, что с ним делать, и в итоге задержали в порядке той самой ст. 208. В протоколе задержания написали, что задержали после обыска в 6 утра, а по факту почти сутки с того момента задержания прошли.

За год досудебного следствия не выявлено ничего, не получено никаких свидетельских показаний, и тем не менее его делают организатором преступного сообщества. Почему организатором? А именно потому, что у других, якобы его подельников, на складе нашли тонну прекурсора, а на него самого ничего нет. В деле 15 обвиняемых, которые даже не знают о существовании друг друга, зато у них якобы есть организатор, который «давал четкие указания», «контролировал» и т.д.

- Все понятно, хотели денег. А что получили?

— В итоге судья назначил такому «организатору» сети известнейших мировых интернет-магазинов по наркоторговле чуть больше 500 000 гривен залога (около 1,4 миллиона рублей), которые через месяц мы вообще вернули, изменив залог на личное обязательство. Вдумайтесь, если бы человек реально был организатором таких преступлений, как торговля наркотиками и незаконное лишение свободы людей, какой бы судья на такое пошел? И самое интересное, несмотря на то, что досудебное следствие окончено и дело будет направлено в суд, данные сайты успешно работают дальше и не только в Украине.

Получается, боролись, проводили задержания, обыски, массу следственных действий нашли организатора и «накрыли» целую организованную преступную группу, а сайты как работали, так и работают дальше. Вот какие дела творятся, а вы говорите про незаконность задержания по ст. 208 через две недели после поста в интернете.

- Тем более желательно быть подкованным на такой случай. Так что же делать, если за тобой пришли?

— Как правило, приходят с определением суда на обыск, чтобы найти вещи, которые указаны в этом же определении. Первое, что нужно сделать — это требовать адвоката и ждать его приезда. Скорее всего следователь ждать не станет, но если адвокат прибудет и его не пустят, то обыск будет считаться недействительным, а точнее протокол о проведении обыска — недопустимым доказательством. По возможности нужно потянуть время, чтобы до приезда адвоката обыск не начался. Далее нужно требовать своих понятых. Не тех, которых сотрудники СБУ или других силовых ведомств привезли с собой, а независимых.

Сейчас все обыски проходят под видеозапись. Если обыск не будет снят на видео, опять-таки, он будет признан недопустимым доказательством. Поэтому все надо говорить на камеру. Если говорят, что не будут ждать адвоката, спросите, почему конкретно, пусть назовут причину. Что-то они скажут — некогда, времени нет, но по крайней мере это будет зафиксировано. Если отказываются привлечь независимых понятых, предложенных вами, например, соседей, а будут настаивать именно на тех, которых они привезли с собой, тоже пусть под видеозапись скажут, почему не хотят привлечь независимых, объективных понятых.

Бывший замглавы СБУ рассказал, как его начальник нокаутировал в своем кабинета генпрокурора Украины
Бывший замглавы СБУ рассказал, как его начальник нокаутировал в своем кабинета генпрокурора Украины
© Facebook, Гітлянська Олена
Из практики: всего у одного из десяти понятых есть при себе документы. Многие адвокаты на этот нюанс не обращают внимания, переписали данные с их слов — и все. Надо просить их предъявить документы. Если нет, тогда вопрос к следователю, который проводит обыск — что это за понятые, каким образом вы установили их личность? Говорите, что вам нужны их паспорта, потому что понятые, прежде всего, должны быть незаинтересованными лицами. После установления их личности нужно спросить, где они работают и каким образом они оказались на обыске.

- То есть они могли оказаться на обыске каким-то противоестественным образом?

— Еще как. У меня есть одно дело по наркотикам, по которому на прошлой неделе допрашивали в суде понятых, которые присутствовали при контрольной закупке. Я спрашиваю: «А как вас привлекли?» Отвечают: «А вот этот из внутренней безопасности — это же папа моего друга. Они, наверное, никого не нашли, все отказались, и мне звонит друг и говорит, что надо подъехать помочь». Ему только исполнилось 18 лет, не было даже денег на проезд, и друг говорит: «Ладно, папа сейчас за тобой приедет».

Приезжает сотрудник ВБ, забирает его и везет. Я спрашиваю: «А когда вы были в кабинете следователя?». А он говорит, что ни разу там не был. «Откуда тогда протокол передачи меченых денег, изъятия наркотиков и протокол допроса понятых?». Он отвечает: «А их мне привезли на подпись напечатанными через несколько дней». «А вы их читали?» «Если честно, я сейчас перед заседанием суда их открыл, и меня там много чего не устраивает. Для меня новость, что я видел процесс передачи наркотических средств, а там никаких наркотических средств не было, выдавали какую-то карточку».

Другой понятой тоже сказал, что ему позвонил друг и сказал, что сотрудники полиции просят побыть понятым, и он тоже в кабинете на допросе ни разу не был, а деньги для контрольной закупки ему передавались возле машины без всяких протоколов. Поэтому крайне важно спрашивать, откуда понятые. Такие вопросы дисциплинируют сотрудников, показывают, что они имеют дело не с запуганными дилетантами, с которыми можно делать все что угодно, а с людьми, которые четко понимают свои права.

- Ну, предположим, вывели мы понятых на чистую воду. Что дальше?

— После того, как задали эти вопросы, читайте внимательно определение об обыске и читайте его как можно дольше. Тяните время, пока не приедет адвокат. В определении четко прописано, что разрешается и что не разрешается. Затем они приступят к обыску. Запрещен обыск одновременно в нескольких комнатах. Кроме того, обыск должен проводить следователь. Открою маленькую тайну: в ст. 236 УПК указано, что обыск имеют право проводить следователь и прокурор, а для участия в проведении обыска может быть приглашен потерпевший, подозреваемый, защитник, представитель и другие участники уголовного производства.

В ст. 3 УПК указано, кто является участником производства и оперуполномоченных вы там не увидите. Опера не имеют права проводить обыск, иначе он будет признан недействительным. Но такую информацию озвучивать сразу не надо. Пусть они наделают побольше ошибок. Если вы их сразу ткнете в нарушения УПК, они их устранят, и предъявить им в суде будет нечего. Зафиксируйте себе их ошибки, но не озвучивайте.

Сюр во время чумы. Как СБУ в коронавирус борется с предателями и шпионами в Украине
Сюр во время чумы. Как СБУ в коронавирус борется с предателями и шпионами в Украине
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
А вот после того, как прочитаете постановление, требуйте удостоверения у всех присутствующих и переписывайте номера удостоверений, Ф.И.О., должность, все реквизиты. Это и потянет время, и даст понимание, кто конкретно проводил обыск. Так мы узнаем, были ли на обыске опера. Кроме того, все участники должны быть вписаны в протокол. Часто вписывают не всех, а если и всех, то не указывают полностью должности и место работы, не указывают полностью Ф.И.О., ставят инициалы и все. Если этого всего в протоколе не будет, об этом тоже говорить не надо, но надо зафиксировать себе в блокноте, чтобы в дальнейшем использовать в суде.

- Теперь начинается обыск?

— Да. И, допустим, без адвоката. На обыске все дружно гуськом должны ходить за следователем. Чуть только кто-то начинает бродить про другим комнатам, сразу под видеофиксацию заявляем об этом: «Прошу обратить внимание, что лицо, не являющееся следователем, отправилось в другую комнату, и прошу зафиксировать это в протоколе». Это нужно и для фиксации нарушения, и для того, чтобы ничего не подкинули. И все понятые должны ходить за следователем и смотреть, а не стоять в коридоре, как это обычно и происходит, и потом подписывать все, что им дают. Если в ходе обыска что-то находится, требуйте, чтобы это детально описывалось — что конкретно нашли, в каком месте.

- Надо ли писать свои замечания в протокол обыска?

— Если к тому времени приедет адвокат, он сам напишет. У меня было дело по ребятам, занимавшимся реабилитацией наркозависимых. По мнению следствия, они занимались незаконным лишением свободы людей и насильственным их удержанием.

Я приехала к концу обыска и увидела, что в протоколе подробно ничего не описано. И ребят удалось вытащить благодаря тому, что я 3,5 часа сидела и на 8 листах написала замечания о том, что было изъято. Стало ясно, почему они не хотели ничего описывать — там нашлась пачка документов с согласием каждого из пациентов центра на реабилитацию.

И потом под видеозапись все они рассказывали, что к ребятам претензий не имеют, лечиться пошли добровольно, но зато есть претензии к следователю, который в ходе обыска испортил много их вещей. А если бы я просто подписала протокол обыска, ребята бы сидели по сегодняшний день.

- Но если адвокат все еще не приехал или его вообще не дали вызвать? Такое ведь может быть?

— Может быть что угодно. В таком случае пишем самостоятельно. После вписывания замечаний в протокол обыска вытаскиваем свой козырь — спрашиваем у оперуполномоченных, есть ли у них поручение от следователя на проведение данного обыска. Они, как правило, говорят, что есть, но в кабинете. Так не пойдет, он должно быть здесь, на месте обыска, а если нет, то, уважаемые, на каком основании вы здесь вообще находитесь?

И пишем в протоколе, что неизвестные лица на неизвестном основании, без соответствующего поручения следователя, находились во время обыска в вашей квартире. Только это обязательно именно в конце, чтобы не открывать им сразу все карты.

На этом обыск заканчивается.

Кому война, а кому и мать родна. СБУ обыскала киевскую лабораторию Eurolab, спекулирующую тестами на коронавирус
Кому война, а кому и мать родна. СБУ обыскала киевскую лабораторию Eurolab, спекулирующую тестами на коронавирус
© Facebook, Служба безпеки України
- Но, как правило, не заканчиваются приключения. Дальше ведь задержание?

— Не совсем. После обыска они обычно говорят: «Проедем с нами в отдел». Мы все еще предполагаем, что адвоката нет. Тогда их надо спрашивать: «Я задержан в порядке ст. 208?». Они ответят: «Нет, мы в отделе все оформим». Если так, то пусть они едут куда хотят, а вы остаетесь. Так и говорите: «Нет на месте протокола задержания по ст. 208, тогда за трое суток выписываем повестку, в ней указываем статус, в качестве кого и на какое следственное действие меня вызывают, и я через три дня прихожу к вам со своим адвокатом. Если вызываете в качестве подозреваемого, то где сообщение о подозрении?»

Задержать могут только после составления протокола задержания по ст. 208, чего и надо требовать вместо «проедем с нами». Потому что после официального задержания у вас сразу появляется статус подозреваемого, право на адвоката, право не давать против себя показания и т.д. Кроме того, после этого они вряд ли будут в отношении вас применять физическое насилие, т.к. обязательно приедет адвокат и внесет это в протокол жалоб, потребует освидетельствования побоев.

Попадание к ним в контору, не будучи официально задержанным, а по принципу «проедем с нами», может закончиться плачевно. Но и оснований для задержания, если человека не поймали с поличным на совершении преступления, нет. Так что не надо соглашаться никуда ехать.

- Правильно ли я понял, что после официального оформления задержания по ст. 208, хоть это и незаконно, поскольку человека не поймали в момент совершения преступления, обязательно будет вызван бесплатный адвокат? Это важно, поскольку почти ни у кого нет своих адвокатов.

— Да, если после обыска вас задерживают по ст. 208, то обязаны вызвать адвоката БВПП (бесплатная вторичная правовая помощь. — Ред.). Все действия, проведенные после этого без адвоката, будут незаконными, а собранные доказательства — недопустимыми. А если так, то потом в порядке ст. 206 УПК, даже не дожидаясь меры пресечения, адвокат может подать жалобу на незаконное задержание, и ее должны рассмотреть немедленно.

- А если по факту задерживают до обыска? Врываются, головой в пол, а потом уже все остальное?

— Так стали делать редко, потому что сейчас обязательна видеофиксация. Формально во время обыска человек не является задержанным, но по факту никуда уйти он не может. Вроде бы так нельзя, но они кроют тем, что следователь по ст. 237 УПК имеет право в любой момент запретить любому человеку покидать место обыска до его завершения. Поэтому, когда ты в суде говоришь, что был незаконно задержан до обыска, они могут ответить: «Нет, не был, просто следователь распорядился не покидать помещение».

«Пусть им занимается ГБР, СБУ и прокуратура» — оппозиция обвинила Турчинова в госизмене
«Пусть им занимается ГБР, СБУ и прокуратура» — оппозиция обвинила Турчинова в госизмене
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк
Но одно дело, когда человек свободно ходит по своему дому во время обыска, но просто не может его покинуть, а другое — человек в наручниках, перепуганный, ему дают команды, куда идти, где стоять. В таком случае он считается задержанным. На видео это хорошо видно, поэтому сейчас в основном так по беспределу делать перестали. Сейчас пользуются тем, что человек не знает закон. Предлагают проехать в отдел, а человек не знает, что ему делать, он напуган, берет и едет. А там уже действуют всякими нехорошими методами.

- Давайте подытожим. Какие действия необходимо осуществить, если к вам с обыском приехали сотрудники СБУ?

— Без разницы, приехали ли это сотрудники СБУ или других силовых ведомств, первое — это вызываем адвоката, долго и внимательно читаем определение суда об обыске, требуем независимых понятых, проверяем документы всех участников обыска, следим, чтобы обыск проводился следователем и только в одном месте одновременно, записываем себе, что и где было изъято для замечаний в протоколе, и в конце просим предъявить поручение для участия данных лиц в обыске.

Ну а если дальше следует предложение проехать с ними, то отказываемся и просим повестку. Если задержание, то тут же требуем протокол в порядке ст. 208 УПК. И не забываем все проговаривать под видеофиксацию. Если камеру уже выключили, то требуйте включить для того, чтобы зафиксировать ваши замечания. Если отказываются и на месте обыска нет родственников, которые могут записать происходящее на свой телефон, пишите все в протокол обыска.

Дальнейшие действия в любом случае будет совершать адвокат.