Впрочем, борьба с коронавирусом идёт своим чередом: карантин продлевается, медики ищут новые методы лечения. Но с актуальной политикой это, кажется, связано только через министра здравоохранения.

Земля и банки

Безусловно, важнейшим событием прошедшей недели были три внеочередных заседания Верховной Рады 30 марта, на которых были приняты закон о рынке земли, закон о банках (в первом чтении) и кадровые назначения (новых министров финансов и здравоохранения).

Оба закона принимались по заказу МВФ, который сделал их условием получения кредита. Интересно, что изначально требованием был только закон о банках, а открытие рынка земли было «рекомендацией».

Кредит МВФ нужен, чтобы избежать дефолта. Дискуссия на эту тему продолжается — очевидно, что просьба Украины о реструктуризации долга и отсрочки по выплатам в нынешних условиях  была бы принята с пониманием. Более того, с пониманием был бы воспринят и прямой дефолт. Однако украинское руководство пошло на принятие непопулярного решения с тем, чтобы ещё более увеличить долг.

При этом нет никаких гарантий того, что новый кредит позволит Украине избежать дефолта в будущем. Причём в будущем самом ближайшем — карантин уже нанёс сильнейший удар по украинской экономике, а конца-краю ему не видно…

Насколько можно понять, действия президента Зеленского были обусловлены двумя обстоятельствами.

Суверенитет оптом и в розницу: как рынок земли изменит Украину
Суверенитет оптом и в розницу: как рынок земли изменит Украину

Во-первых, просьбой Рината Ахметова, чьи предприятия оказались не готовы к дефолту (по имеющейся информации, предприятия СКМ начали подготовку к реструктуризации собственных долгов и производства).

Во-вторых, ситуацией карантина, который давал возможность исключить массовые протесты (они, кстати, действительно были исключены).

Впрочем, всё, как всегда, было сделано по-украински.

Закон об открытии рынка земли принимался так, чтобы ни у кого не было сомнений в незаконности принятого решения: на внеочередном заседании (в то время как надо — на пленарном), и голосование фактически было проведено 31 марта, когда никакого заседания Рады назначено не было.

Что касается закона о банках, то в нём, по предложению МВФ, была описана процедура принятия судебных решений о компенсациях владельцам банков, что противоречит украинской Конституции.

Таким образом, оба закона могут быть опротестованы в судебном порядке.

Новая конфигурация большинства

Главным следствием принятия решения о земле стал кризис парламентского большинства — сейчас у президентской фракции не хватает голосов для принятия сколько-нибудь дискуссионного решения. Впрочем, возможно, в данном случае это было вызвано тем, что многие депутаты болели, но кризис «Слуги народа» начался ещё раньше — когда решался вопрос о смене премьера.

Недовольство депутатов от СН рынком земли вообще понять мудрено — это ведь было предвыборное обещание Зеленского, закреплённое в программе. Конспирологические схемы о том, что Зеленского заставили принять эти решения под угрозой Майдана (их раскручивают анонимные Telegram-каналы, близкие к Андрею Ермаку), тоже не учитывают этого простого обстоятельства.

Счёт за "ночь земли". Новая конструкция власти Зеленского
Счёт за "ночь земли". Новая конструкция власти Зеленского
© REUTERS, AP

Формально коалиция не изменилась, но фактически большинство сейчас составляет часть «Слуги народа», «Европейская солидарность» Петра Порошенко, «Голос» и группа «Доверие» (кондоминиум нескольких олигархов, обычно ключевым из них называют Андрея Веревского).

Для Порошенко это выигрыш — получив статус партнёра власти, он получает защиту от судебного преследования (даже если прямого соглашения на эту тему не было).

Для Зеленского же это стратегическое поражение, поскольку его избирали именно как альтернативу Порошенко, а не как партнёра (хотя его избирателей предупреждали, что альтернативой он быть не может — программа идентичная).

Дело Ермака

Тем временем развивается скандал вокруг главы Офиса президента Андрея Ермака. Депутат Гео Лерос 29 марта опубликовал записи бесед его брата Дениса, в которых обсуждается назначение тех или иных лиц на разные «хлебные» должности.

По мнению политолога Руслана Бортника, это «выгодно двум командам, интересы которых ситуативно совпали. Первая — это команда «бывших»: Богдана, Гончарука, Рябошапки. Именно конфликт Ермака и Богдана предопределил уход этой команды. У них свои счеты с ним. Вторая группа — это часть западных элит, которая не заинтересована в успехе работы тандема Ермака и Козака в урегулировании российско-украинских отношений и конфликта в Донбассе».

Конфликт далёк от завершения, но он ослабляет позиции и Ермака (а именно он главный менеджер команды Зеленского, в частности — при управлении Верховной Радой) и, соответственно, самого Зеленского, в окружении которого совершенно удивительным образом завелась коррупция.

Борьба с эпидемией

На Украине, по официальным данным на вечер 2 апреля, инфицированы 804 человека, 20 человек скончались, 13 выздоровели.

30 марта Верховная Рада сменила министра здравоохранения — вместо Ильи Емца, который поставил условием своей работы введение чрезвычайного положения, был назначен бывший одесский губернатор Максим Степанов (тоже врач по профессии).

Рада приняла ряд законов, которые должны были упростить закупку медикаментов и медоборудования.

Втрое повышены оклады медперсонала, который непосредственно работает с инфицированными больными. Причём это благое начинание сопровождалось скандалом. Во-первых, в число категорий, которые получали доплату, не попали работники скорой помощи, и министру Степанову пришлось вносить их в список дополнительно, после протестов врачей. Во-вторых, оказалось, что такие доплаты в случае эпидемии полагаются с 2003 года, так что государство врачам на самом деле уже задолжало.

В целом же всё происходит как всегда: потенциально инфицированных заробитчан свободно запускают в страну (границы были перекрыты 28 марта), а потом удивляются, откуда новые случаи инфекции у людей, которые не были за границей. Людей, которые эвакуированы из туристических центров, направили на обсервацию, но и тут происходили конфликты — их не смогли обеспечить питанием, и в результате люди, которых оставили в гостинице «Казацкая» в центре Киева (!?), просто разбежались. Против них были составлены административные протоколы, но назад их не водворили…

Когда «уже» опережает «ещё». Что показала эпидемия коронавируса на Украине
Когда «уже» опережает «ещё». Что показала эпидемия коронавируса на Украине
© REUTERS, OGI/AP | Перейти в фотобанк

Впрочем, в России делают примерно так же, несмотря на недоумение общественности, в том числе — влиятельной. Например, разрешением вернувшимся из-за границы россиянам проходить карантин дома возмущается Маргарита Симоньян.

В стране по-прежнему не хватает средств индивидуальной защиты (что приводит к заболеваемости и увольнениям медиков), аппаратов ИВЛ и медикаментов. Нет и протоколов лечения коронавирусной инфекции.

Впрочем, есть и хорошие новости. Киевский журналист Вячеслав Чечило пишет в своём Telegram-канале: «Министр Степанов радостно сообщил, что Украина закупила Плаквенил (гидроксихлорохин) — известный противомалярийный препарат, который вроде бы демонстрирует эффективность против коронавируса. Тем временем в Израиле протокол лечения с Плаквенилом исключают как неэффективный. Я даже знаю, кто в итоге будет виноват».

Тем временем, с 1 апреля вступил в действие второй этап медицинской реформы, предполагающий сокращение финансирования медицины.