В феврале нынешнего года глава СБУ Иван Баканов встретился с представителем Госдепа США, заместителем секретаря по вопросам общественной безопасности, демократии и прав человека, а по совместительству главным координатором политики борьбы с терроризмом Нейтаном Сейлсом.

Много было сказано про высокий уровень сотрудничества, про угрозы цивилизованному миру и т. д. Баканов даже отчитался перед Госдепом о деятельности СБУ: «Главная задача нашей спецслужбы — ловить не мелких мошенников, а заботиться о национальной безопасности. И наши результаты как раз подтверждают работоспособность новых подходов».

Вот здесь интересно, что за новые подходы. Старые подходы — это трудовая деятельность Порошенко/Грицака, при которых многие сотни людей (а по данным ряда правозащитных организаций, тысячи) были арестованы СБУ за госизмену и посягательство на территориальную целостность Украины — за статьи в газетах, посты в соцсетях, выступления на законных и согласованных митингах и т.п. Наверное, «новые подходы» должны заключаться в какой-то противоположной деятельности. Может, в заведении уголовных дел против сотрудников СБУ, занимавшихся похищением людей и пытками? Может, по поджогу 2 мая в Одессе что-то активно делается? Много чем можно заняться в стране, где 6 лет назад произошел вооруженный госпереворот, и никто за это не наказан.

Но не будем гадать, поскольку со всем можно ознакомиться в свежем публичном отчете СБУ за 2019 год, как раз год «новых подходов» Баканова. Смотрим интересующий нас раздел «Военная контрразведка»: «По материалам военной контрразведки, более сотни лиц сообщено о подозрении. За террористическую и диверсионную деятельность осуждено 37 лиц, за госизмену и шпионаж — 31 лицо. Всего по уголовным производствам, открытым по материалам подразделений защиты нацбезопасности и борьбы с терроризмом, в прошлом году вступило в законную силу 195 приговоров судов». Если не принимать во внимание одного китайца и одного игиловца с экзотической фамилией, то все шпионы и террористы — граждане Украины, якобы действовавшие в интересах России и/или ЛДНР.

«Госизмена» тут и там: На Украине задержали экс-главу Апелляционного суда Крыма
«Госизмена» тут и там: На Украине задержали экс-главу Апелляционного суда Крыма
© пресс-служба НАБУ

Но, может, это при Порошенко террористами объявляли тех, кто публично называл террористом Порошенко, а сейчас массово появились настоящие диверсанты, шпионы и агенты влияния? Посмотрим на на свежие мартовские задержания.

Мартовское безумие

4 марта в Одессе и Запорожье были задержаны «агитаторы, которые призывали к захвату государственной власти и нарушению территориальной целостности нашей страны». Кого призывали, правда, не уточняется. Пресс-служба СБУ убеждает нас, что эти люди размещали на своих страницах в «запрещенных российских соцсетях» (имеется в виду «ВКонтакте», но она не запрещена, а просто блокируется рядом интернет-провайдеров, что все прекрасно обходят с помощью VPN) «деструктивные материалы с пропагандой идей насильственной федерализации и выхода южных областей из состава Украины». Контент, естественно, получали из «пропагандистский интернет-изданий страны-агрессора». Короче, делали репосты.

Понимает ли кто-то, что такое «идея насильственной федерализации»? Это когда с автоматом приходишь в облсовет и объявляешь Одесскую или Запорожскую область федеративным округом Украины? А если правительство в Киеве не согласно, то что? Ну можно еще представить себе насильственное отделение территорий, создание отдельного государства, но насильственная федерализация региона — это какой-то сюрреализм. И все-таки, к чему конкретно призывали граждане — к федерализации или к выходу южных областей из состава Украины? Вообще-то это разные вещи. Одесситке — ч. 2 ст. 109 (захват власти), запорожцу — ч. 1 ст. 110 (посягательство на территориальную целостность).

18 марта снова в Одессе схватили «сепаратиста, который активизировал свою деятельность» в связи с коронавирусным карантином — публикует неправдивую информацию про коронавирус (интересно, в деле есть экспертиза специалиста-вирусолога?), поднимает панику и сеет протестные настроения среди граждан, дискредитирует власть и призывает к насильственной федерализации (вот им полюбилась эта бестолковая фраза просто  потому, что призывать к ненасильственной федерализации законом не запрещается). В итоге та же ст. 110 (посягательство на территориальную целостность).

20 марта в Киеве задержали «пропагандиста, которых распространял через интернет сепаратистские призывы и идеи так называемого «Русского мира».

Ищенко рассказал, зачем Киевский режим решил официально запретить «Русский мир»
Ищенко рассказал, зачем Киевский режим решил официально запретить «Русский мир»
© Скриншот из видео Украина.ру

На этот раз следствие считает, что гражданина курировала какая-то таинственная российская общественная организация, которую правительство РФ использует для информационной войны с Украиной, а «агитатор» даже получал деньги на российскую банковскую карту. Вот отличная фраза: «Правоохранители выявили материалы, которые подтверждают связь интернет-пропагандиста с пророссийским общественным объединением, банковскими учреждениями РФ, а также журналистское удостоверение одного из российских изданий».

Здесь прекрасно все. В начале сообщения была «российская» организация, в конце — «пророссийская». Выявили связь с российским банком — это мощно. Что за связь? Он клиент банка, сотрудник, может, инкассатор? Какая статья УК Украины запрещает иметь «связь» с банками РФ? Какая статья УК Украины запрещает работать журналистом в российских изданиях? Опыт говорит о том, что такие «чудеса» в суд не приходят, а используются пресс-службой СБУ для общественного оправдания своих действий. Суд же, как обычно, увидит репосты в соцсетях, что-то вроде: «Прекратите дискриминировать русский язык на Украине» или «Хватит бомбить Донбасс». Тем не менее, ч. 2 ст. 109 (захват власти).

23 марта в Днепропетровске обезвредили интернет-агитатора, который «по заданию российской стороны публиковал в соцсетях неправдивую информацию о распространении COVID-19 в Украине, призывал к нарушению конституционного строя и территориальной целостности. Для нагнетания паники должен был фотографировать пустые полки в магазинах, очереди в аптеки, фиксировать работу спецтехники и правоохранителей. Это планировалось использовать для подготовки неправдивых новостей».

Непонятно, почему новости будут неправдивыми, если реально получатся фотографии пустых полок и очередей в аптеки. Хотя из формулировки очевидно, что задержанный даже ничего не фотографировал (это запрещено?), а просто «должен был». Подозрение по ст. 110 (посягательство на территориальную целостность).

24 марта поймали жительницу Херсонской области, которая «поддерживает контакты с боевиками ЛДНР и координирует свою деятельность с администраторами сепаратистских групп в соцсетях». Ее деятельность против госбезопасности Украины заключалась в том, что она назвала в соцети коронавирус «биологическим оружием США», которое вышло из-под контроля. Интересно, критика США стала подрывать нацбезопасность Украины до или после встречи главы СБУ Баканова с представителями Госдепа?

27 марта случилась вообще страшная «зрада». Поймали жительницу Львова, которая не только нагнетала панику «фейками» про коронавирус для дестабилизации ситуации в регионе (галицкий сепаратизм, что ли?), но и «пропагандировала идею создания так называемой Новороссии». То есть, Львов за Новороссию? Связь львовянки «со спецслужбами РФ и террористических организаций ЛДНР» проверяется. Видимо, сами в такое поверить не могут. Выдвинуто подозрение по ч. 2 ст. 109 и ч. 2 ст. 110. Это уже очень серьезно, до 10 лет тюрьмы.

Что делать, если к тебе пришли

Надо сказать, что Баканов прав, «новый подход» действительно виден. Если раньше хватали за фразу «Порошенко — убийца», то теперь — за «правительство не борется с эпидемией». Когда мы говорим, что почти все политзаключенные либо различными способами вышли из тюрем, либо обменяны, речь идет о политзаключенных времен Порошенко. Имена новых — а мы видим, что они есть, — широкой общественности до сих пор не известны.

А так как многие недовольны эпидемиологической ситуацией и тем, как государство справляется с ней, многие выражают свое недовольство публично, в том числе в соцсетях, какова гарантия, что к ним не придут «озабоченные национальной безопасностью»?

Знаменитый киевский адвокат Валентин Рыбин дал совет, что делать в случае появления «озабоченных» у тебя дома: «Если к тебе пришли домой, то перед тем как открыть дверь, попроси определение суда, разрешающее проведение обыска, и получи его копию. Звони адвокату и не пускай гостей до прибытия адвоката. Если пришли прямо «через дверь», уложили лицом в пол, то стоит расслабиться и дождаться момента, когда появится возможность позвонить адвокату (как правило, это момент, когда с вами начинают разговаривать «гости»). В любом случае, не говорите ни слова до тех пор, пока вам не дадут возможность вызвать адвоката, любого не бесплатного. Если вас задержали на улице или на работе, дома или в другом месте, не сопротивляйтесь, езжайте с «друзьями» к ним и оттуда уже вызывайте адвоката. Запомните: ничего не подписывать и не давать никаких показаний до момента появления вашего адвоката».

Запорожский адвокат Ольга Зелинская, через руки которой прошло много «террористов», называет 6 пунктов, которых должен неукоснительно придерживаться «террорист» при обыске, чтобы иметь больше шансов не попасть в тюрьму: «Первое — вызываем адвоката; второе — внимательно читаем постановление на обыск и максимально тянем время до прибытия адвоката; третье — требуем привлечения независимых понятных, а если отказываются, зафиксировать причину отказа на видео или, в крайнем случае, в протоколе обыска; четвертое — проверяем документы всех участников обыска и переписываем себе их данные, т.к. очень часто обыск проводят не те люди, на имя которых выдано разрешение; пятое — внимательно следим, чтобы обыск одновременно проводился в одной комнате, чтобы ничего не подбросили, и именно следователем, а не операми или какими-то еще людьми; шестое — записываем себе отдельно, что конкретно изъято при обыске».

Юрисконсульт юридической фирмы «Сич» (г. Киев) Денис Коркунов поясняет, что каждый гражданин, даже тот, к кому пришли сотрудники СБУ, имеет конституционные права: «Человек, которого посетили сотрудники органов госбезопасности, имеет закреплённые в Конституции и в уголовно-процессуальном законодательстве права. В первую очередь, необходимо потребовать разъяснить вам, задержаны ли вы и если да, то на каких основаниях, в чём вы подозреваетесь, разъяснить право иметь защитника (адвоката), право на получение медицинской помощи, право давать показания в отношении предмета подозрения или отказаться вообще от «душещипательной» беседы с сотрудниками СБУ или полиции, ежели таковых привлекли к своим тёмным делишкам рыцари плаща и кинжала. В соответствии со ст. 213 УПК задержанный имеет право сообщить о своём задержании родственникам, членам семьи или другим лицам. Ни в коем случае не стоит отказываться от услуг профессионального защитника-адвоката, и до его прибытия как можно меньше общайтесь с сотрудниками органов и не подписывайте никаких бумаг.

Главное — помнить, что, согласно ст. 63 Конституции Украины, лицо не несёт ответственности за отказ от дачи показаний или пояснений в отношении себя, своих близких родственников. Ну и главное — лицо считается невиновным в совершении преступления, пока не будет вынесен соответствующий приговор суда».

По закону считается невиновным, но с законом не считаются ни сотрудники пресс-службы СБУ, ни повторяющие за ними журналисты подавляющего числа украинских изданий, заранее, до решения суда объявляющие человека преступником.

К сожалению, появившиеся после 2014 года шутки про «воровские масти» и наколки вроде ЗЛО ("за лайк осужденный"), ПАУК ("посадили автора удачных комментариев"), ВОР ("в Одноклассниках репостил") или ЗЭК ("закоренелый экстремист Контакта") не остались печальным напоминанием о прошедшей эпохе, но спокойно перекочевывают в сегодняшний день, лишь прикрываясь фиговым листочком «нового подхода».