Вот и переключается украинский телезритель с программы на программу в надежде хоть случайно попасть на островок относительного умиротворения.

Однако затея эта, ввиду многоопытности телеканалов, редко приносит удачу. Не для того, видимо, обучались медиаменеджеры всех мастей у своих западных коллег. За англоязычным поребриком есть секреты рейтинга смотрения: страх, секс, деньги, скандалы, смерть. Все другие темы интересуют очень узкий сегмент зрительской аудитории — например, любителей фильмов о спаривании китайского богомола в конце Великого оледенения. Или нет — в начале Великого потепления. Нет, пожалуй, пример с китайским богомолом не совсем удачный, если помнить о вирусе. А забыть о нем сейчас бедному гражданину не дадут ни на одной кнопке.

«Карантин так карантин!» — как сказал бы (но не успел) один из бывших главрвачей.

Я приехал на телевидение, потому что этого требует закон — Порошенко
Я приехал на телевидение, потому что этого требует закон — Порошенко
© Стрингер

Оперируя медицинскими терминами, все телепространство Украины можно разделить на такие условные «зоны дискомфорта», в которых он может оказаться: Станция скорой помощи, Приемный покой, Регистрационная, Ординаторская, Манипуляционная, Операционная, Реанимационная, Анатомический театр, Станция переливания крови. И в каждой из зон располагаются какие-то особые телевизионные эскулапы.

Например, Станцию скорой помощи заняли новостийщики. Как только поступает слабый сигнал о недомогании в каком-то месте общественного организма, они тут же включают сирену и раздувают все до масштабов вселенской паники. Лидером в этих тараканьих бегах всегда была "Телевизионная служба новостей" 1+1. Правду, видимо, говорят, что можно вечно смотреть на то, как горит огонь, льется вода и как об этом рассказывают журналисты.

После визита такой «скорой» бессознательных граждан по программе телепередач отправляют в Приемный покой, где покой может только сниться. Потому что украинские сериалы, которые показывают в этой части «больнички», не рассчитаны на благость. Тот же «Поймать Кайдаша» на СТБ выворачивает на зрителя все прелести семейных разборок («Корове дала, свинье дала, даже кролям дала, только вот сыну вашему не дала!»).

Ординаторская. Это место для героев плаща и кинжала, а также меча и орала. Например, для «Агентов справедливости» канала «Украина» — Вадима Зорина, журналиста, который пишет резонансные статьи о криминальных преступлениях, и Натальи Дзюбенко, «мозга» расследования (а кто же тогда Вадим?..), бывшего следователя прокуратуры, разочаровавшейся в системе. С первых же секунд зрителя берут за горло, и это не тест на коронавирус.

Синдром Майдана. "Общественное ТВ" может в очередной раз сорвать участие Украины в Евровидении
Синдром Майдана. "Общественное ТВ" может в очередной раз сорвать участие Украины в Евровидении
© eurovision.ua | Перейти в фотобанк

Манипуляционная. Сюда берут на работу, как правило, самых точных и безжалостных, которые одним уколом в нужную точку могут парализовать весь общественный организм. Или вызвать у него падучую, истерику, слезы, приступ немотивированного пафоса — практически все, что пропишет лечащий врач. В смысле, владелец телеканала. С окончанием каденции Петра Порошенко канал «Прямой» несколько подрастерял заряд бодрости (а заодно Евгения Киселева и еще несколько важных сотрудников), но вкупе с Виталием Портниковым на «Еспрессо-ТВ» еще способен «подпортить кровь» и настроение.

Перманентным массажем занимается канал NewsOne, очевидно, предпочитая давать слово так называемым оппозиционным политикам, таким как Наталья Королевская, дополняя их такими удивленными персонажами, как Дмитрий Раимов. Дело приятное, но малополезное — чередовать TopNews с «Утром на NewsOne» и «Студией Live», периодически приправляя всю эту говорильню "Украинским форматом".

Операционная. Тут режут по живому. Алексей Суханов, например, ведет телепроект «Говорит Украина», рассказывая реальные истории, которые интересны и актуальны для людей. А реальные истории, как известно, бывают фантастичнее придуманных.

Или программа «Касается каждого», ведущим которой является Андрей Данилевич. Он не только выступает как модератор передачи, но и служит первым слушателем, выступает в качестве человека, которому первому доверяют свою боль участники проекта.

Размягченную состраданием к чужой беде живую сущность телезрителя добивают завистью к чужим приключениям в тревел-шоу «Орел и Решка». Этот сериал практически бесконечен — так много мест на Земле, в которых бывают молодые, красивые, здоровые бездельники, через одного проматывая деньги спонсоров передачи. Через одного потому, что кому-то достается кредитная карточка, а кому-то жалкие крохи. Которые, тем не менее, тоже позволяют «оттянуться» получше, чем в каком-нибудь Жашкове, Ичне или Горишних Плавнях. Возможно, что карантин, помноженный на чрезвычайную ситуацию, несколько смягчает побочную несостоятельность телезрителя. Но все пандемии рано или поздно заканчиваются, а тлетворное влияние дармовых удовольствий продолжится — и это грозит перейти в хроническую форму.

Реанимационная всегда была закреплена за самыми высшими должностными лицами страны. Это они своими спичами, словно «электроутюгами», запускали замершую украинскую экономику, нажимали на патриотическое сердце, а чаще просто дышали рот в рот, щедро делясь с согражданами тяжким похмельем непродуманных решений. Трансляции из реанимационной могут включиться в любой момент на любом телеканале. Так что избежать их почти невозможно.

Синдром Майдана. "Общественное ТВ" может в очередной раз сорвать участие Украины в Евровидении
Синдром Майдана. "Общественное ТВ" может в очередной раз сорвать участие Украины в Евровидении
© eurovision.ua | Перейти в фотобанк

В Анатомическом театре любого нравственного зрителя выворачивает от вскрытия власть имущих и вида их вываливающихся потрохов: тут и коррупция, и взятки, и откровенное воровство, и лжесвидетельство, и прелюбодеяние с чужой родиной, за гранты и без. В общем, перед просмотром совместного проекта "Радио Свобода" и канала UА: ПЕРШИЙ — еженедельной программы расследований и аналитики бесстрашной Натальи Седлецкой про большую политическую коррупцию «Схемы» — лучше ничего не есть. Правда, эту передачу практически победили — в отличие от коррупции. Но кое-что пересмотреть из прошлых выпусков для укрепления иммунитета не мешает.

Станция переливания крови — это, можно сказать, комната с живой и мертвой водой. Тут возвращают к жизни политические трупы и делают предсмертный макияж политическим «хромым уткам». Причем станция эта передвижная и побывала уже на ICTV, Интере, Первом национальном, каналах "24", "112 Украина", "1+1". Речь идет о "Студии" Савика Шустера. Известнейший мигрант по всем телеканалам страны теперь опять прислонился к известнейшему олигарху. Казалось бы, всеядность Савика известна с юности — еще в Канаде, куда он эмигрировал из Литовской ССР в 1971 году, он играл в чемпионате за футбольные клубы «Анкара» и «Украина». Но в этот раз причиной такого неожиданного сотрудничества может быть как очередной политический просчет советников Рината Леонидовича, так и прямолинейный прагматичный расчет его медиаменеджеров: имидж ничто, рейтинг все. А где рейтинг — там и рекламные бюджеты, и бонусы всем причастным, а то, что «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», — так это все потом, в следующем сезоне. Когда очередной вирус накроет паникой глобальную телеаудиторию и ее крошечная украинская часть будет искать в телепространстве рецепт самосохранения, но получит очередную страницу в истории болезни.