Не будем разбирать мелочи вроде того, будут ли люди чаще мыть руки (они и так их моют) или какую одежду они будут носить в видах защиты от заражения. Бросим взгляд с высоты птичьего полёта.

1. Социальная атомизация

Человек человеку — источник инфекции (кстати, поэтому его можно закидать камнями, как в Новых Санжарах). Существенно вырастут расстояния — и социальные, и физические.

С одной стороны, больше двух не собираться. Да и два — слишком много. Всюду, где можно будет обойтись без коллектива, будут обходиться без коллектива.

Кстати, одним из следствий этого будет ещё большее сокращение рождаемости — заниматься сексом в противогазах и костюмах химзащиты немного неудобно.

С другой стороны, люди будут стараться по мере возможности держаться подальше от других людей. По возможности 1,5 метра и не больше десяти человек в автобусе.

Эпидемия страха - 2020. Инструкция по организации зомби-апокалипсиса
Эпидемия страха - 2020. Инструкция по организации зомби-апокалипсиса
© СС0, Pixabay
Отметим, что в этом случае речь идёт о реализации тенденции, которая существует уже давно. XX век был эпохой корпораций и классов, что было обусловлено индустриальным характером экономики. XXI век — эпоха деиндустриализации (это именно глобальный тренд — само понятие «ржавый пояс», которое используется для описания Киева и Москвы, пришло к нам из США) и соответственно социальной атомизации. Современное общество разделено на массу страт (самые яркие примеры — сообщества реконструкторов, радикальных феминисток, ЛГБТ и т.п.), имеющих противоречивые интересы.

Теперь этот процесс пойдёт вглубь.

2. Организационная атомизация

Социальная организация будет стремиться к тому, чтобы по возможности обеспечить каждого работающего отдельным местом, изолированным от других людей.

Вообще большие коллективы, работающие в одном направлении, отходят в прошлое. Там, где только можно, люди будут работать отдельно, по возможности на удалёнке. Благо, что современные средства связи позволяют организовать нормальную деловую коммуникацию без угрозы непосредственного контакта с потенциальным носителем инфекции.

В общем, все производства, которые в принципе поддаются атомизации, будут атомизованы. Те, которые не поддаются, будут постепенно ликвидироваться, даже если это приведёт к снижению производства. Если человек человеку — источник инфекции, то большие коллективы — источники большой инфекции.

Опять же это реализация уже существующей тенденции, обусловленной деиндустриализацией. Для XX века были характерны многотысячные коллективы и многомиллионные армии. XXI век — век сравнительно небольших предприятий и профессиональных (в том числе частных) армий.

3. Экономическая организация

Новая эпоха — не для малого бизнеса. Он не имеет достаточной прочности, чтобы пережить простенький карантин. У них для этого слишком мало оборотных средств и слишком много долгов.

Если кто-то считает, что это особенность непосредственно Украины, он ошибается — уже сейчас улицы итальянских и французских городов украшены плакатами с надписью «нам не на что жить». Это крик ужаса вчерашних «хозяев жизни» — мелких буржуа.

Сейчас процесс ликвидации той части среднего класса, который представлен частными собственниками, заторможен тем же самым карантином, который привёл к его краху. Но как только карантин снимут, начнётся процесс банкротств и выселений. Государство, разумеется, попытается как-то демпфировать социальные последствия этого кризиса, но в эффективность этих мер верится с трудом. Опять же где взять на это деньги?

Пресс-конференция «Кризис и коронавирус: выдержит ли экономика Украины?». Онлайн
Пресс-конференция «Кризис и коронавирус: выдержит ли экономика Украины?». Онлайн
©
Соответственно атомизация производства будет сочетаться с его централизацией — роль крупного бизнеса, имеющего достаточные ресурсы, будет возрастать. Кстати, наиболее перспективными выглядят не специализированные транснациональные компании, а национальные многопрофильные корпорации, типа южнокорейских чеболей.

В этом случае мы тоже сталкиваемся с глобальной тенденцией, которая действовала и ранее. Капитализация крупных корпораций растёт, доля малого бизнеса и среднего класса сокращается. Это отдельная большая тема, потому приведём только одну цифру: если в 1992 году в малых компаниях США было занято 53% всех работников, то в 2012-м — всего 48% с небольшим. Теперь эта неспешная тенденция ускорится.

4. Мир опять становится большим

Ещё вчера любой человек со средним уровнем доходов мог позволить себе съездить отдохнуть в Турцию, Грецию, а то и в Бирму, то сейчас не всё так просто — даже если выезд из своей страны не запрещён, то не факт, что удастся въехать и, главное, выехать назад из отпуска. И опять же не факт, что по возвращении домой он не будет закидан камнями и/или уволен с работы.

Возможно, конечно, после карантина всё восстановится — ведь речь идёт об очень больших деньгах (курортный и транспортный бизнес). Но у страха глаза велики.

Уже сейчас обсуждаются возможности восстановления карантинных тюрем, которые существовали ещё не так давно в доглобализованном мире.

Так что вполне вероятно, что межгосударственные транспортные потоки будут заметно, а может, и радикально сокращены, а само перемещение замедлено. Как минимум на время прохождения необходимых медицинских процедур. Более того, во многих случаях будут ограничены перемещения внутри стран.

5. Демократия устарела

Мы уже обращали внимание на то, что в современном мире роль демократии и демократических институтов падает. Связано это с двойными стандартами, столь характерными для Запада. Какой, простите, смысл в проведении выборов, если они хайли-лайкли (весьма вероятно) будут фальсифицированы вездесущими «кремлёвскими хакерами»?

Опять же, как мы уже писали, само мнение большинства теряет свою волшебную силу в условиях атомизированного общества. Чем выше степень атомизации, тем меньше возможности для объединения с целью защиты своих прав (какое вообще объединение во время карантина — больше двух не собираться…).

Год 2020: конец эпохи всеобщих выборов?
Год 2020: конец эпохи всеобщих выборов?
© РИА Новости, Ирина Калашникова | Перейти в фотобанк
Ну а нынешняя эпидемия даёт наглядный пример различий систем — как удаётся бороться с эпидемией тоталитарному коммунистическому Китаю и демократической толерантной Италии. Китай не только поборол эпидемию, но и оказывает помощь…

Кстати, в романе Марины и Сергея Дьяченко «Армагед-дом» в мире, где каждые 20 лет происходит локальный конец света (добрый такой — все люди имеют возможность спастись), в конце концов к власти приходит хунта МЧСников.  

6. Вся власть силовикам

Не просто отсутствие демократии, а прямая диктатура. Только силовики могут обеспечить карантин — те самые полтора метра и 10 пассажиров на автобус. Собственно, это демонстрируют сейчас все страны: в Париж ввели танки, улицы Киева патрулируют военные, полиция и ручные нацисты главы МВД Авакова.

Вообще Киев сейчас сильно напоминает оккупированный город — даже для проезда на общественном транспорте нужен «аусвайс» (спецпропуск). Правда, движение личного транспорта не остановлено, и работать людям ещё не запретили (просто многие физически не могут попасть на работу). Но гражданские права и так уже ограничены выше всяких пределов: при введённом Порошенко военном положении такого не было.

Ну и, соответственно, возникает вопрос: насколько гражданская и, главное, военная власть в принципе заинтересованы в отмене карантина? Да, он наносит ущерб экономике, но для Украины это всегда было непринципиальным (иначе бы не пытались разорвать торгово-экономические связи с Россией). Зато народ рассован по норкам, одет в намордники, простите — маски, и радуется, что его защищают от заразы. И на Майдан не пойдёт даже не из-за опасений репрессий, а из-за опасения самих же «побратимов» — а вдруг кто-то из них в Италии был?

Украинский путч под видом карантина. Каждый вымирает в одиночку
Украинский путч под видом карантина. Каждый вымирает в одиночку
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Резюме

Нынешняя эпидемия оказалась следствием глобализации: вирус был развезён по всему миру реактивными самолётами, а панику спровоцировали глобальные же СМИ. И, вполне вероятно, что эта же эпидемия нанесёт смертельный удар глобализированному миру и «открытому обществу». Человечество инстинктивно забилось в свои национальные и региональные «квартирки» и включило системы самосохранения.

Конечно, гибель детища Сороса можно только приветствовать — уж больно мерзкий вид оно имело. Но образованный в результате «дивный новый мир» сам по себе как будто сошёл со страниц Хаксли (кстати, в заглавии статьи — название его романа), Замятина и Оруэлла.