В четверг 6 февраля сотрудники Государственной пограничной службы Украины изъяли более сотни российских книг.

«Обнаружили очередное «книжное нарушение» в пункте пропуска «Выступовичи» на Житомирщине. Более сотни книг гражданин Молдавии вёз на автомобиле из России и «забыл» задекларировать на украинской границе», — сообщила пресс-служба ГПСУ.

По следам похищения Крыма. Нелепые и нахальные кражи шедевров из музеев мира
По следам похищения Крыма. Нелепые и нахальные кражи шедевров из музеев мира
© РИА Новости, Максим Блинов | Перейти в фотобанк

Среди того, что ввозил молдаванин на Украину, были научно-популярные издания, литература по косметологии, учебники по праву и медицине.

«Книги изъяты. Их стоимость будет определена впоследствии», — указывалось в сообщении ГПСУ.

За неделю до этого бывший народный депутат, член националистической партии «Свобода» Игорь Мирошниченко негодовал: в супермаркете «Ашан» в Киеве продавали книги на русском языке.

«Ашан» на Берковцах, а я думаю, не только здесь, но и по всей Украине, решил поддержать врага в его информационно-языковой войне против Украины. Завезли дешевой макулатуры для всех возрастных групп, чтобы украинцы читали па-рузски, а не совершенствовали свой уровень эрудированности на родном языке. Происходит эта литературная диверсия против украинского книгопечатания, как я понимаю, под патронатом Минкульта Бородянского (министр культуры Украины — Ред.) и бога таможенно-контрабандных дел Нефедов (глава таможни — Ред.)», — написал он.

Среди возмутивших Мирошниченко книг были переводы на русский произведений Ги де Мопассана, Стендаля, Джека Лондона, Джейн Остин, Роберта Льюиса Стивенсона и других классиков.

Украина стала походить на некоторые европейские государства на заре книгопечатания, с их жесткой цензурой и нетерпимостью.

Самое страшное оружие

Вряд ли отпечатав Библию в 1455 году, Иоганн Гутенберг мог предполагать, что создав способ книгопечатания подвижными литерами он вместе с тем создал и сильнейшее оружие в мире. Ни одна бомба, ни одна пушка никогда не превзойдут книгу, которая может повлиять на умы тех, кто контролирует и бомбы, и пушки, и другое оружие. А вот такой социальный институт, как государство, а также отдельные группы людей, быстро поняли, что именно изобрел Гутенберг. Он многократно удешевил и облегчил труд тех, кто желал издаваться. А ведь и государство, да и общество не всегда воспринимало идеи авторов книг. Уже в следующем — XVI веке — печатание книг пытались запретить. Так, французский король Франциск I в 1534 году издал приказ закрыть все типографии. Причиной этого стало Дело о листовках — распространение в октябре того года по всей стране гугенотских листовок, одну из которых, по преданию, Франциск I нашел даже у двери собственной спальни в замке Амбуаз. Это взбесило короля. Однако позже печатникам все же позволили существовать. А вот протестантским лидерам, среди которых был Жан Кальвин, пришлось покинуть Францию. Те, кто этого не сделал, сгорели на кострах. Среди них был и друг Кальвина Этьен де ла Форж.

Возрождение спецхрана: Зачем на Украине восстанавливают одну из худших практик СССР
Возрождение спецхрана: Зачем на Украине восстанавливают одну из худших практик СССР
© РИА Новости, Константин Чалабов | Перейти в фотобанк

Через Ла-Манш от Франции — в Англии — все типографии поставили под контроль власти. Поэтому авторам политических памфлетов, философам и писателям желавшим сохранить свое имя в тайне, приходилось печататься в Нидерландах или в германских княжествах.

Но с развитием печатной техники контроль над типографиями становился все сложнее. Одним из свидетельств неспособности государства удержать под контролем печатное слово стали многочисленные подпольные типографии, которые появлялись в той же Российской империи в конце XIX — начала ХХ века. А первопечатники — люди, которые издавали первые печатные книги на народных языках стали особо почитаемы в разных государствах. Не составила исключение и Украина.

Очень важный «Апостол»

«Свобода», член которой возмущался русскими книгами в «Ашане», как политическая сила берет свое начало во Львове. В столице Галичины очень болезненно относятся к тому, что многие жители Украины говорят, пишут и читают на русском языке. Тем не менее, во Львове до сих пор спокойно стоит памятник Ивану Фёдорову. Его поставили в советские времена — в 1977 году — по случаю 400-летия со дня начала книгопечатания на украинских землях. И никакая декоммунизация и дерусификация не в силах снести памятник. И хотя Музей имени Ивана Фёдорова во Львове всё же переименовали и перенесли из здания Онуфриевского монастыря, где похоронен Фёдоров, памятник типографу не тронули.

Самое мощное оружие мира. Что сделал один немец 565 лет тому назад

Украинцы гордятся, что русский первопечатник выпускал книги не только в Москве, но и во Львове. Его Острожская Библия и «Апостол» — одни из особо почитаемых на Украине книг.

Потому кража, которая произошла в 2016 году, была особо болезненно воспринята украинским обществом. Все случилось 10 мая 2016 года, когда в здание бывшего корпуса Киевского университета, где ныне расположен отдел старопечатной книги Национальной библиотеки Вернадского, зашел мужчина. Он уверенным шагом направился к дежурным сотрудникам библиотеки.

«В библиотеку зашел мужчина, представился представителем одного из контролирующих органов, показал копии документов для проведения сверки книг, хранящихся в музее. По списку называл интересующие его экземпляры. Попросил выделить ему отдельное помещение», — рассказывала позже начальник пресс-службы киевской полиции Оксана Блищик.

В обед мужчина ушел. Сотрудники отдела старопечатной книги дождались вечера, но и тогда незнакомец не объявился. Они зашли в помещение, где тот «работал с книгами», и увидели, что среди оставленных «читателем» томов не хватает старопечатного «Апостола» русского первопечатника Ивана Фёдорова.

Украинские СМИ были взбудоражены. Первоначально думали, что похищен львовский «Апостол» 1574 года — первая печатная книга, выпущенная на землях, ныне входящих в состав Украины, — во Львове. Однако позже заведующая отделом старопечатных и редких книг Национальной библиотеки Вернадского Наталия Бондар уточнила: похищен более древний экземпляр — 1564 года, выпущенный в Москве.

В других записях в Facebook Бондар посетовала на то, что проблемы науки привлекают внимание лишь тогда, когда происходит громкое, скандальное событие.

Спустя почти год министр внутренних дел Украины Арсен Аваков сообщил: книга найдена. Для того чтобы ее обнаружить, потребовалась помощь Службы безопасности Украины.

«Четверо фигурантов дела задержаны полицией в одном из ресторанов в центре Киева при попытке продать похищенную книгу. Изначально «продавцы» запросили $150 тыс., но сошлись на 100 тысячах. Однако, поскольку торговались они с сотрудниками полиции, в результате получат не деньги, а срок!» — отрапортовал Аваков.

При этом и спустя год министр так и не понял, что похитили не львовское, а московское издание, и заявил, что найдена «одна из первых печатных книг Украины, изданная во Львове в 1564 году Иваном Фёдоровым».

В общем, для «Апостола» всё обернулось хорошо. А вот украинской науке повезло меньше: да, удалось сохранить первопечатное издание. Но вот запреты на ввоз на Украину российских книг ударили по ученым. В частности, украинские чиновники умудрились запретить книгу, необходимую украинским религиоведам для учебы. Речь о книге буддолога Евгения Торчинова «Путь запредельного: Религии мира. Психотехника и трансперсональные состояния». Не повезло и любителям истории. Их лишили книги Андрея Шарыя «Балканы: окраины империй».

Правда история свидетельствует: бороться с печатным словом — себе же дороже. Тем более сегодня, в те дни, когда со свободным распространением книг не могут справиться даже сами их авторы, пытающиеся побороть книжных пиратов.