При этом 99% пишущих о Новых Санжарах объединяет то, что о происходящем в поселке они судят лишь по просмотру видеороликов. Это так называемое клиповое мышление. Хотя камни в автобусы с эвакуированными кидали несколько пьяных, это автоматически переносится пользователями Интернета на всех жителей села со всеми вытекающими.

Между тем по мере приближения к событиям в поселке становится очевидно, что многое в них совсем неясно и требует подробного анализа. Например, такой принципиальный вопрос, протестовали ли против приема эвакуированных из Уханя местные жители или завезенные наемники-гастролеры?

«Разговаривал сейчас с очевидцами событий на Полтавщине… Местные жители в большинстве своём высказались за принятие людей из Китая…. Против единицы, — писал в ночь с 20 на 21 февраля в Facebook известный волонтер Тимофей Златкин. — Большинство активных протестующих, которых вы видели на видео с места событий, — не местные… Большая часть машин этих молодчиков на Днепровских номерах. Они подтянулись с утра. Основные кураторы так называемого «протеста», которые подбивали местных на сопротивление, — тупо стоят в стороне. Лишь несколько типочков бегают вокруг и заводят толпу».

«Не люди, а подобия зверей». Что показала история с эвакуацией украинцев из Китая
«Не люди, а подобия зверей». Что показала история с эвакуацией украинцев из Китая
© REUTERS, AP | Перейти в фотобанк

Пост Златкина собрал 1,6 тыс. комментариев и около 200 репостов, так что разошелся по соцсетям достаточно хорошо.

Двумя часами ранее волонтер Нина Лысенко опубликовала в Facebook фотографии нескольких молодых людей из Новых Санжар, обратив внимание, что еще некоторое время назад они были участниками митинга протеста фермеров в другом городе. Пост Лысенко оказался еще более резонансным — 8,3 тыс. репостов и 1,5 тыс. комментариев.

Похожую идею начал развивать и Арсен Аваков, заявивший вчера в эфире программы «Право на власть» на телеканале «1+1», что за протестами в Новых Санжарах он обнаружил «кое-какие уши… политического и бизнесового свойства».

Однако лично делавший репортаж в Новых Санжарах журналист «РБК-Украина» Влад Красинский, отвечая на вопрос в своем посте в Facebook, «А протестующие все местные?» так: «Я не знаю, все, но те, с кем я общался — да. Уже видел разборы, что там какая-то титушня из Днепра была, но на финальном этапе я постоянно был там, где схватки, и это были местные, под конец уже подвыпившие».

Стоит отметить, что делать далеко идущие выводы на основании фотографии группы из нескольких молодых людей странно. Во-первых, мы не знаем, откуда они приезжали на протесты фермеров в крупных городах, — вполне возможно, и с Полтавщины, на акции протеста аграриев вполне логично шла мобилизация в глубинке. Во-вторых, даже факт наличия «гастролеров протеста» ничего не меняет, ибо по такой логике пришлось бы считать украинцев организаторами протестов и в Каире в 2011-м, и в Гонконге в 2019-м.

Что же касается настроения жителей села, судя по репортажу «24 канала», осуждающие протесты новосанжарцы жалуются, что они в меньшинстве среди своих же соседей.

«Чумные бунты» в Украине. Кому это выгодно и кто это организовал
«Чумные бунты» в Украине. Кому это выгодно и кто это организовал
© pl.npu.gov.ua | Перейти в фотобанк

Впрочем, действительно, в Новых Санжарах протестовали не только жители этого поселка. Как сообщила в четверг изданию «Сегодня» глава поселка Инна Коба: «Люди не расходятся с трассы, как и полиция, и Нацгвардия, а дорога при этом перекрыта. Скажу, что людей оскорбило наличие военной техники… В итоге сейчас приходят люди даже из соседних сел. Но не все настроены категорично и многие просто наблюдают».

Второй интересный вопрос — о способах мобилизации людей. В частности, об этом разгорелась дискуссия в комментариях в Facebook у главы ультраправой харьковской организации «Фрайкор» Богдана Войцеховского (кстати, он тоже выражает свои «фи» жителям Новых Санжар).

«На самом деле я несколько раз сталкивался с протестами в селах, — пишет Войцеховский. — Там в ход идёт не Интернет, а сарафанное радио, где каждый следующий умножает выдумки предыдущего. Такие населенные пункты, как правило, не имеют больших групп в социальных сетях, форумов или телеграм-каналов, через которые можно было бы соорганизовываться. Хотя в данном случае у нас поселок на 8000 человек, возможно, роль интернета также значительна, хотя я сомневаюсь».

И в этом, по его словам, различие с протестами, имевшими место 19 февраля в городе Винники Львовской области, фактически представляющего собой пригород областного центра (Винники и административно входят в состав Лычаковского района Львова, и добраться до города можно за 15 минут на машине»: «В Винниках роль Интернета большая (я сам находил группы, по которым координировались), тем не менее их протест выглядел малочисленным. Те 30 человек бы ничего не сделали кроме картинки. В Новых Санжарах население вышло с самого утра в гораздо большем количестве. Вероятно, были подстрекатели. Это мог быть какой-то местный депутат или активист, который банально обзвонил население утром. А потом первая группа людей начала обзванивать своих знакомых. А в деревнях каждый каждом кум-брат-сват».

Впрочем, и у этой версии есть два слабых момента. Во-первых, протесты в Новых Санжарах начались еще в среду и сначала тоже были малочисленными. Во-вторых, я бы обратил внимание на группы и рассылки в WhatsApp и Viber, как правило, в глубинке (в том числе в России) именно они, а не соцсети, играют главную роль в информировании жителей. Обзвоны — это уже прошлое, как и стереотип про поголовное знакомство жителей сел, все же 8 тыс. человек — слишком крупное сообщество.

Наконец, если отстраниться от удаленного (сомневаюсь, чтобы кто-то из пишущих лично подселил к себе эвакуированных из Уханя) агрессивного морализаторства, нельзя не признать, что у размещения эвакуированных в Новых Санжарах немало очевидных изъянов. Тот же волонтер Златкин пишет: «Место содержания эвакуированных назвать ужасным нельзя. Но и карантином также. Всё, что подготовили официальные власти — тупое очковтирательство и голимый фейк. Любой честный врач скажет, что это не карантин. Это его имитация».

Огромные сомнения у местных жителей вызывают заверения властей о том, что фекальные массы (через которые, как уже точно доказано, также распространяется новый коронавирус) не будут сливаться в местные водоемы.

Не было проведено и никакого информирования жителей или обсуждения с ними, их просто поставили перед фактом, а вместо аргументации прислали вооруженную до зубов полицию и бронетехнику, как на войну. В такой ситуации паника только набирала бы обороты, а на протесты шли бы уже только из чувства собственного достоинства. Крайне странным в этом плане выглядит фраза про отсутствие государства. Неужели присутствие государства определяется по уровню запуганности и пассивности жителей?