Катком по «Минску», но заявления осторожные

Минские соглашения остаются базисным документом по урегулированию боев в зоне АТО/ООС. Это для России было важно подчеркнуть, считает кандидат политических наук Алексей Якубин. Но провокация близ Золотого — а именно так политолог называет обострение — использовалась, в том числе и на Совбезе, с целью дискредитации «Минска».

«Я не берусь говорить, кто и что там начал. Так как, по информации из открытых источников, складывается впечатление, что этот процесс тлел длительное время. А на Совбезе ООН это использовалось как один из аргументов того, почему Минские соглашения остаются лишь прописанными, но нереализованными», — сказал эксперт.

Он отметил: по итогам заседания Совета нацбезопасности и обороны (СНБО), проведенного президентом Украины Владимиром Зеленским в день совещания Совбеза ООН, были выпущены только осторожные заявления в связи с перестрелками на линии разграничения. Это значит, говорит Якубин, что глава государства не уподобился своему предшественнику Петру Порошенко, который стопроцентно мог использовать новую горячую фазу как предлог не выводить военную технику и армейцев из серой зоны, как это предписано «формулой Штайнмайера».

Глобальный перекресток, порождающий украинский инфантилизм. Почему еще не весь мир за нас?
Глобальный перекресток, порождающий украинский инфантилизм. Почему еще не весь мир за нас?
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

«Зеленский говорил о необходимости и дальше делать шаги, связанные с миром на Донбассе. Это мне показалось очень важным заявлением. Несмотря на все нюансы, ему было важно сообщить: шаги по установлению мира не будут сорваны. Динамика после разведений, первой за три года встречи в нормандском формате и обмена пленными будет продолжена», — предположил политолог.

Быстрее начнем, быстрее закончим

В то же время, полагает он, без ускорения процесса секторального отвода войск и техники, а также внедрения поддержанного Зеленским и министром МВД Арсеном Аваковым совместного трехстороннего патрулирования ОРДЛО (два человека из Нацполиции, один из миссии ОБСЕ и два из местных общин) конфликт на фронтовой линии будет вспыхивать постоянно. Придать импульс процедурам нужно для того, чтобы добиться прогресса. Его не будет, убежден политэксперт, если проводить специальные встречи по каждой проблемной точке.

К тому же без политики тут никак. Ведь была попытка указать: мол, убрали нашу армию из серой зоны и посмотрите, что случилось. Лагерь Порошенко навязывал общественности этот тезис. Также необходимо продумать, как донести идею о секторальном разведении властям непризнанных республик. То ли в рамках трехсторонней контактной группы по мирному урегулированию ситуации в Донбассе, то ли с помощью оппозиционных «бело-голубых» политиков (выходцев из Партии регионов), всегда пользовавшихся крупной поддержкой населения на Юго-Востоке, то ли с помощью канонической Украинской православной церкви.

Есть только моральная поддержка

В свою очередь, экономист и политический аналитик Андрей Вигиринский подробнее остановился на Совбезе ООН. Это мероприятие, как и разговоры на других площадках, где обсуждается прекращение огня на Украине, ничего стране не дает. Так как, по мнению специалиста, участники процесса не хотят, кроме публичных высказываний в поддержку Киева и осуждений действий России, предпринимать реальные меры по урегулированию ситуации.

«Если посмотреть на результаты Мюнхенской конференции, то украинский вопрос среди перечня мировых конфликтов, выставленных по приоритетам, оказался на десятом месте. Что еще раз показывает: вопрос Украины для мира и Европы не является на сегодня приоритетным», — констатировал Вигиринский.

Он отметил: притом что Москва была пригвождена к позорному столбу за Украину, такие страны, как Эстония, Франция и Германия, тем не менее не прекратили с РФ торговые отношения, не инициировали дополнительный пакет антироссийских санкций. Зато реализацию конкретных мер по прекращению войны на украинском Востоке страны Евросоюза, критикующие Кремль за Донбасс (да и Крым тоже), переложили на Германию, Францию, Россию и саму Украину. Руководители этих стран встречаются в нормандском формате. США же в это дело особо не вмешиваются, а после отставки спецпредставителя Госдепа по Украине Курта Волкера его место остается вакантным.

Моральная поддержка и пока еще действующий пакет антимосковских санкций — это все, что у ЕС есть для Украины. Это сигнал Зеленскому идти на прямые переговоры с Россией. Да, он, в отличие от Порошенко, ради окончания боев идет дипломатическим путем (разговор с российским коллегой Владимиром Путиным 14 февраля и согласование нормандской встречи на апрель этого года). Но и здесь он попадает в сложную ситуацию.

Автономный Донбасс. Медведчук представил свой план урегулирования конфликта
Автономный Донбасс. Медведчук представил свой план урегулирования конфликта
© Sputnik | Перейти в фотобанк

Изменений не будет

«Конфликт будет решен посредством выборов (на неподконтрольных пока Киеву территориях. — Ред.), а они в этой части Украины могут быть проведены, если у нас будет контроль над границей (с РФ). Пока контроля нет, нет и механизма его передачи. Кроме того, позиция России касательно границы не меняется: она призывает договариваться с представителями оккупационных администраций», — заметил аналитик.

А раз так, то, убежден Вигиринский, обсуждать секторальный развод и сводный патруль еще рано. Чтобы создать подобную структуру (по «формуле Штайнмайера»), положение о ней должно быть закреплено в законе об особом статусе Донбасса. Этот закон продлен в конце декабря 2019 года на год. Интересно, что в октябре спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков заявил, что новый закон о Донбассе, по которому выборы в тех местах все равно проводятся по украинскому законодательству, будет написан вместе с общественностью и после встречи нормандской четверки. Встреча состоялась 9 декабря в Париже.

Но нового законодательного акта по Донбассу как не было, так и нет. Соответственно вряд ли можно полагать, что проект документа широко обсуждался с гражданами. Он по Минским соглашениям должен быть занесен в украинскую Конституцию. Но в ходе нормандского формата Зеленский настоял на пересмотре соглашений: граница с Российской Федерацией, по его мнению, должна отойти к Киеву до выборов в ОРДЛО, а не после, как прописано. Кроме того, 7 февраля Разумков сообщил, что нового закона о Донбассе не будет, поскольку действующее законодательство уже позволяет проводить местные выборы на конфликтных землях. 

«Именно изменения в Конституцию должны обеспечить постоянный статус этим территориям, на что Владимир Александрович публично сказал: изменений в Конституцию не будет. А если ему придется идти на эти компромиссы и уступки — других вариантов нет, так как Украина в этих переговорах является слабым субъектом, — ему придется попросить прощения за свои слова и вносить правки в Конституцию. На это, я думаю, он не пойдет», — проанализировал Вигиринский.

Ни туда, ни сюда

Выходит, что для украинской власти и лично Владимира Зеленского плох любой вариант: и остановиться, оставив все как есть, и идти дальше к миру чревато политическими последствиями, которые обрушат его рейтинг. В первом случае жители Юго-Востока потеряют к главе государства доверие ввиду непоследовательной политики по Донбассу и окончанию войны. Во втором случае, при движении к миру, руководителей страны ждут протесты радикалов наподобие тех, которые они устроили при принятии «формулы Штайнмайера» осенью прошлого года.

Мало того, делегирование полномочий по переговорам «бело-голубым» может взбаламутить электорат и активистов «Европейской солидарности» Петра Порошенко и его политических союзников. Для них любой альянс правящей партии «Слуга народа» со второй по численности фракцией в Раде «Оппозиционная платформа — За жизнь» означает попрание национальных интересов Украины.