На встрече рабочие шахты «Межиричанская» госпредприятия «Львовуголь» пожаловались на большие долги по зарплате. «Наши шахтеры голодные и холодные. Вы бы видели, в каких условиях они работают: в воде, черные, а приезжают голодные и нечем семью кормить. Но уголь у нас покупают, фирмы учреждаются, а не банкротятся. Они наживаются на том угле, а шахтерам не платят зарплату. Возьмите и разберитесь, почему так?» — спросила президента одна из работниц шахты.

Зеленский сказал, что до конца февраля будут выплачены 22 млн гривен, которые должны сотрудникам "Межиричанской", а дальше будут гасить долги на других шахтах области. «Мы вам не просто должны отдать деньги. Вы их заработали. Мы сейчас разрабатываем план. Все деньги вам отдадут. Я вам это пообещал. Мы это обязательно сделаем», — сказал президент.

Также он подчеркнул, что ранее государство шахтерами не занималось, поэтому за полгода «поднять» отрасль было очень сложно. Такая же ситуация, по его словам, с зарплатами врачей и учителей. Он пообещал 25 февраля посетить Совет шахтеров, где будут обсуждаться проблемы отрасли.

По законам нищеты. Почему на Украине растут долги по зарплатам
По законам нищеты. Почему на Украине растут долги по зарплатам
© РИА Новости, Александр Максименко | Перейти в фотобанк

Как следует относиться к обещаниям Зеленского? Достаточно вспомнить, что шахтерам Львовской области и других регионов он уже не единожды торжественно обещал погасить долги по зарплате. В начале июня 2019 года львовские шахтеры бастовали по этой же причине. Владимир Зеленский приезжал на шахту «Лесная» и пообещал тогда «сегодня-завтра» выплатить шахтерам заработанные деньги. Тем не менее, как рассказал впоследствии горняк шахты "Лесная" Олег Стельмах, от приезда президента Владимира Зеленского ничего не изменилось, задолженность только растет, а уголь лежит на складах.

«Мы видим, что на сегодняшний день сдвигов нет вообще никаких. От его приезда ничего не изменилось. Задолженность только растет, а уголь лежит на складах. То есть сбыта нет. Соответственно, когда нет сбыта — нет реализации и нет средств. Ситуация обостряется еще больше, потому что сейчас жара. Уголь не может долго лежать на складах. Он имеет свойство самовозгорания и теряет качество. Результата от его приезда и заседания СНБО никакого», — говорил впоследствии разочарованный шахтер.

В октябре прошлого года бастующие шахтеры Луганской области утверждали, что «министры Зеленского кормят их «завтраками» вместо выдачи зарплат». В декабре 2019 министр финансов Оксана Маркарова, выступая в Верховной Раде, пообещала решить вопрос по выплате задолженностей по зарплатам шахтерам в Луганской, Донецкой, Львовской областях к концу года. «По дополнительным средствам для шахтеров: принято решение Кабинета министров, сегодня подписываются все документы. Можно смело говорить шахтерам, что до конца года деньги будут», — обещала Маркарова.

Тем не менее, и в новом году задолженность по зарплате шахтерам сохраняется, а системного решения проблемы Минэнерго не предложило, кроме закрытия государственных шахт. Министр энергетики Алексей Оржель тоже кормит шахтеров баснями, презентуя что-то вроде концепции «гиперлупа» — концепции "зеленого" энергетического перехода Украины к 2050 году, то есть через тридцать лет.

Зеленский в прошлом году ставил Оржелю задачу до 1 мая этого года реформировать угольную отрасль. В ноябре 2019 года Оржель отрапортовал: «Очень скоро мы презентуем нашу концепцию дальнейшего развития шахт». Осталось три месяца до предполагаемого конца реформы, но пока не озвучена даже ее концепция. Можно напомнить, что аналогичную задачу — реформировать угольную отрасль — ставил в 2017 году Владимир Гройсман. И столь же безуспешно.

В новом, 2020-м, году протесты продолжились. В январе шахтеры перекрывали трассу Львов-Рава-Русская. По их словам, они получили только 6% зарплаты за ноябрь прошлого года, то есть обещанное погашение зарплаты оказалось выплатой по 200-300 грн.

И вот уже в феврале этого года шахтерам Луганской области опять обещают «на днях» перечислить зарплату. На данный момент несколько десятков рабочих шахт госпреприятия «Первомайскуголь», а также их жены объявили голодовку. Семьи горняков требуют полного погашения задолженности, стабильной работы предприятий угольной отрасли, обеспечения энергоснабжения шахт, отклонения правительственного закона о труде. По состоянию на 4 февраля зарплатный долг перед ГП «Первомайскуголь» составляет 130 470 000 гривен.

В целом же, как говорит глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец, общий долг по зарплате украинским шахтерам составляет около 48 миллионов долларов. Причиной систематического роста задолженностей многие шахтеры считают нестабильность в стране, где министры и чиновники стараются урвать как можно больше и как можно быстрее.

Как мы видим, это проблема системная. С ней обещал справиться еще кабинет Владимира Гройсмана в 2017 году, но дальше обещаний дело не пошло. Как правило, особо активным бастующим шахтерам частично погашают долги по зарплатам за счет других шахт.

Акт отчаяния. Бастующие на Украине шахтеры — на грани смерти, один сошел с ума
Акт отчаяния. Бастующие на Украине шахтеры — на грани смерти, один сошел с ума
© Facebook, Сергей Каплин

Однако впоследствии зачинщиков выявляют и увольняют, при этом даже перечисленные шахтерам зарплаты месяцами крутятся в банках. «Мы знаем, что на шахту приходят деньги, но нам их не выдают, крутятся они где-то из банка в банк. Я в министерство звонил и мне сказали, что ещё на прошлой неделе все перечислили. Об этом все знают, но боятся говорить, а если начнем бастовать, то сразу уволят. Перед Днём шахтера один из работников спровоцировал остальных спуститься в шахту и не выходить, пока не отдадут зарплату. Задержка тогда была 2,5 месяца. Директор вычислил при помощи начальника участка зачинщика и уволил его. Другой раз, когда трассу перекрывали, чтоб выплатили деньги, то на следующий день к людям приехал сотрудник СБУ и пытался повесить сразу три статьи общим сроком 8 лет», — рассказывал в интервью украинским СМИ шахтер из Угледара по имени Александр.

Один из лидеров фракции «Оппозиционная платформа» Юрий Бойко раньше говорил, что задолженности шахтерам растут из-за вывода денег. «Коммерсанты, которых поставила нынешняя власть на управление потоками по углю, выводят деньги, а люди не получают зарплату. Большей глупости, наверное, не существует», — подчеркнул Бойко.

Управляющие шахт, в свою очередь, объясняют задержки зарплат нерентабельностью добычи угля. По их мнению, госшахты добывают слишком мало угля — одна шахта в среднем дает не более 350 тонн в сутки, а нужно якобы втрое больше, чтобы угольное предприятие могло кормить само себя. Увеличить же добычу невозможно из-за изношенности советского оборудования. В то же время модернизированные приватизированные шахты добывают по несколько тысяч тонн в сутки, и там задержек зарплат, как правило, не происходит.

Например, государственная шахта «Краснолиманская» в 2004 году добывала 2,4 млн тонн угля в год, а в 2016 — вчетверо меньше. Добыча падала из года в год и в 2018 году шахта вообще закрылась. На ее месте стала работать частная компания, связанная с подельником экс-президента Игорем Кононенко, и добыча угля сразу возросла — та же шахта стала вдруг рентабельной. 

Для модернизации государственных шахт, по подсчетам шахтерских профсоюзов, необходимо около 7 миллиардов гривен. «Мы сказали правительству — дайте 7 млрд грн. на два года, и вы о нас больше не услышите. Хватит, чтобы провести модернизацию, увеличить добычу втрое и вывести шахты на окупаемость, никаких дотаций не понадобится. Сумма на самом деле не такая большая, ведь Украина покупает импортного угля на 3 миллиарда долларов в год», — говорил заместитель председателя правления профсоюза работников угольной промышленности Валерий Мамченко.

Систематические невыплаты зарплат многие шахтеры считают повторением практики приватизации 1990-х, когда многие государственные предприятия с помощью банального саботажа доводились до банкротства, чтобы их можно было скупить за копейки.

Крупные вложения в модернизацию предполагают отдачу через несколько лет. Такую политику в принципе никогда не проводят временщики, поскольку ее плодами воспользуются уже другие чиновники и политики. Кроме того, модернизация существенно повысит продажную цену любого предприятия. В этом году правительство Алексея Гончарука в рамках «большой приватизации» намерено продать более 300 государственных компаний и предприятий, включая шахты. Когда правительство обслуживает интересы не государства, а определенного частного бизнеса, ему невыгодно повышать продажную цену. Таким образом, можно прогнозировать, что Зеленский и далее будет обещать — до тех пор, пока потенциально прибыльные предприятия не будут проданы в «нужные руки».