Требуя мест

Глава общественной организации «Национальный интерес Украины» Игорь Гарбарук напомнил, что страна имеет низкотехнологичную и сырьевую экономику. Основные ее экспортные позиции — зерно, черные металлы, железная руда и химия. Ну и, конечно, люди, которых государство выдавливает за рубеж в поисках лучшей жизни. Отечественная промышленность сокращается, из-за этого торговый дисбаланс увеличивается. Прогнозируется, что разрыв расширится практически втрое — с $8,866 млрд в 2018 году до $25,49 млрд в 2022 году. Эксперт убежден, что причина в том, что страна все больше замещает родные товары и продукты импортом. 

Впрочем, проседать будут и внешние рынки, от которых зависит стабильность, взлет или падение национальной экономики.

«При сворачивании глобальной экономики черные металлы будут не настолько востребованы, как сейчас. Количество строек в той же Польше и Германии будет сокращаться. А будут увольнять не поляков и немцев, а наших заробитчан. Они будут возвращаться домой, требуя рабочих мест, социальной защиты и субсидий», — объяснил аналитик.

Укрепление гривны: над Украиной навис гибридный дефолт
Укрепление гривны: над Украиной навис гибридный дефолт
© Facebook, Національний банк України | Перейти в фотобанк

Проверенный стабилизатор

Мировой опыт показал, что из кризиса государство может вывести исключительно промсектор. Украине, чтобы вернуться в благополучие, нужно не поддерживать имидж «аграрной супердержавы», а восстанавливать тяжелое производство.

«Что генерирует добавочную стоимость в Германии? Конечно, промышленный сектор. В Китае та же ситуация. Никто, продавая все большее и большее количество зерна, не стал богаче», — констатирует финансист.

По его мнению, украинскому правительству стоит заняться масштабными комплексными программами на основании закона о государственно-частном партнерстве. Ведь именно большой бизнес уплачивает в казну большие налоги. В этом контексте должны быть осуществлены отраслевые программы, в том числе и региональные. Это поможет восстановить разорванные связи между регионами. Их могут укрепить и свободные экономические зоны.

«Например, если химическая промышленность где-то проваливается, мы должны помогать фармацевтам, потому что это перспективно. Либо же заняться агропромышленным комплексом, но не в плане продажи сырья, а в плане его переработки», — отметил эксперт. Если взяться за работу сейчас, то, по прогнозам Гарбарука, за два года экономика Украины стабилизируется.

Деньги есть, хотим развиваться

Инвестбанкиры прогнозируют возникновение мирового кризиса в этом году с вероятностью в 60-70%. Кризис же 2008 года прогнозировали с 90%-й точностью. Поэтому, если в мире в 2020 году наступит финансовый обвал, он примет не резкую, а вялотекущую форму. Ведь мир двигается в «белую» сторону от «черного» капитала.

Как это скажется на украинском бизнесе, поясняет основатель и управляющий партнер компании UNA PARTNERS и вице-президент Ассоциации налогоплательщиков Украины Наталья Ульянова.

«В мире происходит глобальная деофшоризация. Денежные потоки, проходившие через иностранные банки, офшоры и нерезидентные юрисдикции, перекрыты. Мир идет в «белом» направлении, банки теряют ликвидность, обороты, прибыль и не могут обслуживать потоки. Очень много банков было ликвидировано», — пояснила аналитик.

За последние три года лишились лицензий несколько прибалтийских банков. До этого, в 2013 году, был кризис на Кипре, когда банки потеряли свою ликвидность. Все это вкупе породило ситуацию с негативными ставками по депозитам и оттоком капитала. Банки стали меньше зарабатывать, но инвестиционный банковский сектор при этом себя прекрасно чувствует. Транзакционные счета приносят меньше прибыли, а инвестиционные — больше.

«Каждый день мы работаем не только с киевским, а и с региональным бизнесом. И я не могу сказать, что у него есть глобальная рецессия. Бизнес хочет масштабироваться и выходить на новые рынки, несмотря на давление контролирующих и фискальных органов. Я не могу сказать, что у предпринимателей нет денег и они не хотят развиваться», — так Ульянова оценила текущую ситуацию на Украине.

Частный сектор экономики готов работать в родной стране при условии приемлемой системы налогообложения, ликвидации рейдерства и справедливой конкуренции. Все эти условия предоставить предпринимателям сразу нереально и губительно. В то же время финансист видит, что бизнес со своей стороны делает шаги по детенизации.

«2020 год — год инвестиций в инфраструктуру и рынок земли. Но здесь мы посмотрим, мы пока еще не знаем, что с ним будет. Но это две цели, установленные на этот год», — прогнозирует налоговый специалист.

До круглого стола не доходит

Ульянова согласилась с Игорем Гарбаруком касательно эффективности государственно-частного партнерства. В пример она привела проект ГЧП по строительству автомагистрали №6 в Израиле. Стоимость проекта составила $1,3 млрд, из них 90% — это частные средства вместе с кредитными, 10% выделены госбюджетом. Доход такой совместной работы составил $25,6 млн в первый год. Ликвидность такого сотрудничества может быть очень высокой.

Мало того, Ульянова видит кризис как время для роста малого и среднего бизнеса.

«Я сейчас теоретизирую, но можно было бы часть налоговых отчислений через отдельный счет направить напрямую на некие социальные инициативы, строительство, в обустройство окружающего пространства. А если будут налоговые каникулы у бизнеса, я прогнозирую, что большинство бизнесменов были бы только за и приняли бы такое предложение», — рассуждает аналитик.

Но до такого взаимодействия дело почему-то не доходит, сетует она. Однако и о влиянии принятых большинством из «Слуги народа» законов на украинское предпринимательство говорить пока еще рано. Все-таки прошло всего четыре месяца.

Не видит свое место

В то же время объем прямых иностранных инвестиций в украинские компании и фирмы последние три года сокращается, а улучшений не предвидится (в 2019 году инвестиции составили $2 млрд или меньше того, в 2016 году — $3,3 млрд, в 2014 — почти $5 млрд). Денежные переводы трудовых мигрантов за тот же период приближаются к прогнозируемому показателю Национального банка — $12,5 млрд. Европейская статистика вообще говорит о $14 млрд. И эта сумма в будущем будет расти.

Бои за землю на фоне пустого бюджета. Что обсуждают в соцсетях 20 декабря
Бои за землю на фоне пустого бюджета. Что обсуждают в соцсетях 20 декабря
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Украина не может побороть рейдерство, то есть защитить право собственности внешних кредиторов и инвесторов. Хотя, как говорит Ульянова, их интерес к стране сейчас особенно велик. Это обусловлено возможным внедрением рынка сельхозземли и началом большой приватизации. Впрочем, плюсов от этого в 2020 году, по утверждению экспертов, не будет. Вопрос земли еще не решен, и не ясно, как заработает этот рынок, если решение будет положительным. А приватизация уже который год проваливается.

«Когда инвестор не понимает, в каком экономическом направлении будет двигаться страна, он так и будет проявлять интерес, но не инвестировать. Когда у страны есть стратегия и модель развития, тогда инвестор видит свое место в рамках этого плана. Серьезные инвестиции — не на полгода и не на год, а на 3-5-10-15 лет. Но должно быть понимание, куда государство идет все эти 15 лет», — сказал глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак.

Ценные бумаги и самозанятые

А ведь есть еще и угроза обрушения пирамиды облигаций внутреннего госзайма (ОВГЗ), о которой издание Украина.ру много писало. Ее-то и может обвалить кризис-2020.

Размышлениями об этой проблеме в эксклюзивном интервью 14 января поделился экономист Алексей Кущ.

В виду возможного кризиса и вообще для роста украинского ВВП Игорь Гарбарук рекомендует гастарбайтерам-«заробитчанам» и всем остальным гражданам не проедать заработанное, а вкладывать в собственное дело — в самозанятость, в то, что сам умеешь. Ведь украинское правительство пока что не может заинтересовать свой народ работать легально, без уклонений от налогов. Собственное небольшое предприятие — лучший выход в эпоху глобального кризиса, когда не только своя страна, а и другие государства не могут обеспечить своих граждан достойными работами и оплатой труда.