Когда было объявлено об уходе Владимира Вятровича с поста директора УИНПа, некоторые оптимисты размечтались, что стратегия майданного режима в области гуманитарной политики претерпит некие изменения. Этот оптимизм, как и надежды о скором возращении Украины в число цивилизованных стран, оказался безоснователен.

Если мы говорим о «цивилизованных странах», подразумевается не только состояние инфраструктуры (хотя и с этим на Украине всё плохо), но и уровень правовой культуры населения. Пока на улицах украинских городов и в залах заседаний будут бесноваться банды радикалов, пока страна будет жить по уголовным понятиям, пока политика государства будет определяться не здравым смыслом, а фальшивыми идеологемами, улучшения ждать не приходится. И в этом отношении роль Украинского института национальной памяти индикативна — она демонстрирует окружающим уровень погромных настроений в правящей верхушке.

Не снижая накала. При Зеленском продолжат декоммунизацию
Не снижая накала. При Зеленском продолжат декоммунизацию
© Белый Кофе

Именно поэтому обществом проявлен непропорционально большой интерес к новому руководителю УИНПа, коим — вместо львовянина Вятровича — стал одессит Антон Дробович. Предположение, будто выходец из русскоязычного города окажется вменяемым руководителем, изначально нацеленным на переформатирование общественного сознания института, само по себе говорит о наивности оптимистов. Госпереворот 2014 года (до сих пор почитаемый некоторыми за «революцию»), всеобъемлющее обворовывание Украины, вложенные в психологическую войну с собственным народом огромные финансовые средства и пропагандистские ресурсы менее всего имеют своей целью созидание. Соответственно, и созданные под эти цели институции тоже не подразумевают подобного рода деятельности, кто бы ни стоял во главе того же УИНПа. 

Появление господина Дробовича в качестве нового директора лишь подтвердило эту истину. Сменщик Вятровича на первой же пресс-конференции пообещал продолжить деятельность по переименованиям, подготовку пропагандистских методичек «противодействию российской гибридной агрессии» и работу по признанию Голодомора «геноцидом украинцев». Человек, который (в отрицание доказанного факта голода 1932-33 годов в Поволжье и Казахстане) настаивает на исключительно этнической составляющей трагедии, не может считаться серьёзным историком. Да и просто честным человеком.

Также Дробович выразил публичную поддержку идее своего предшественника Вятровича о необходимости проведения некой «деколонизации». «Это очень грациозный концепт. Мне он нравится как ученому — деколонизация после декоммунизации, — говорит выдающий себя за учёного Дробович. — Он соответствует ретроспективной логике и взгляду на историю, а также преодолению проблем с историческим наследием и памятью. Но сначала нужно закончить декоммунизацию». Эта стрельба мелкой дробью в прошлое сродни недавним попыткам заглушить новость об открытии железнодорожного сообщения по самому большому в Европе Крымскому мосту одновременными утробными звуками 146 трембит (отличились ивано-франковские «патриоты»). 

Народ, несколько столетий подряд относившийся к государствообразующему суперэтносу огромной державы, давший Российскому государству десятки тысяч государственных деятелей, военачальников, артистов, этот украинский народ вятровичи и дробовичи сознательно убеждают в его многолетней второсортности, преступности его же имперской истории, бессмысленности грандиозных свершений украинцев. Причём убеждают персонажи, мелкие достижения которых обусловлены лишь изрядной грантовой подпиткой из-за рубежа. В самом деле, нельзя же говорить о системной фальсификации и сокрытии Вятровичем архивных документов, как о некой «научной работе». 

Радикальное похмелье: националисты готовятся отметить день рождения Степана Бандеры
Радикальное похмелье: националисты готовятся отметить день рождения Степана Бандеры
© commons.wikimedia.org, Waynelai10 | Перейти в фотобанк

В рамках того же «грандиозного концепта» находится и обещание Дробовича продолжать трудиться над «мемориалом Небесной сотне» и «музеем Революции достоинства». Интересно, будут ли там отражены роль отца и сына Парасюков в истреблении своих коллег по Евромайдану, тайны пыточной комнаты в Киевской мэрии или химической лаборатории в Доме профсоюзов, доставка наличных денег с помощью дипломатической почты и фальсификация списков погибших для достижения числа запланированной «сотни»? Дробович обещает справиться.

Мы видим замкнутый круг: пока банды «активистов» диктуют свою волю правосудию и всей стране, нормальной жизни на территории Украины ожидать бессмысленно. Однако государство само за бюджетный кошт создаёт идеологическую основу этого бандитизма, культивирует мифологию Майдана и восхваляет квазигероев, которых потом не может обуздать. Ущербная логика правителей ломает судьбы десятков тысяч простых украинцев, ставших жертвами травли националистов, погибающих в гражданском конфликте на Донбассе, убитых в тылу одичавшими атошниками.

Впрочем, временщикам от этих смертей только профит и звонкая монета. Монетизировать выдуманную ими историю они (как и их потомки) будут скорее всего в совершенно иных краях.