В том числе Епифаний дал оценку ее развития в статистическом разрезе: «За это время к нам присоединились со стороны Московского патриархата около 600 приходов… Возможно, все общины пока юридически не перерегистрировали свои уставы, возникли определенные коллизии. Но де-факто перешло около 600 приходов. Де-юре, возможно, пока еще не все оформили соответствующие документы».

«Все подвергай сомнению», — учили нас классики. Поступим так и с этим утверждением.

Существует интерактивная карта переходов, созданная примерно год назад Религиозно-информационной службой Украины (РИСУ), на которую наносится вся поступающая из СМИ и соцсетей информация. Так вот, на сегодняшний день там отмечено 548 случаев переходов из Московского патриархата в ПЦУ. То есть, Епифаний округлил цифры не очень корректно — в данном случае арифметически правильнее было бы в меньшую сторону, то есть «около 500 приходов». Но тем не менее, очевидно, что эти цифры не взяты им с потолка.

Логично привести и альтернативную оценку, исходящую со стороны Украинской православной церкви (УПЦ) Московского патриархата. Увы, тут нельзя не отметить, что в УПЦ используют в этом случае для общества достаточно незатейливый, но эффективный метод манипуляций, называемый в просторечии «с баланса на баланс».

То есть, как правило, на вопрос журналистов представитель УПЦ улыбается и говорит «на самом деле, переходов гораздо меньше» и называет цифру действительно на порядок ниже — самая свежая называлась в 84 перешедших прихода, до этого было 72 и т.д. Но если взять и «раскрыть бухгалтерию полностью», картина получается совсем другая.

В интервью, опубликованном 23 декабря 2019 года интернет-изданием «Главком», управляющий делами УПЦ митрополит Бориспольский и Броварский Антоний (Паканич) назвал такие цифры: «Добровольно осуществили переход 84 прихода. Из них без настоятеля — 28 и с настоятелем храма — 56. В настоящее время у нас есть 122 храма, которые захвачены рейдерским способом… Имеют место тайные перерегистрации, когда сам приход УПЦ не знает ничего, но местные органы власти перерегистрируют приход. И таких приходов — 220». Если просуммировать эти цифры, то число перешедших общин составит 426, что близко к названным выше.

Удар по православию. Год тому назад Порошенко полетел в Стамбул за томосом
Удар по православию. Год тому назад Порошенко полетел в Стамбул за томосом
© пресс-служба президента Украины / Михайло Палінчак | Перейти в фотобанк

Дело в том, что с точки зрения УПЦ даже переход, где община хотела бы перейти, но священник не захотел этого и не санкционировал приходское собрание, а прихожане все равно собрались и проголосовали за смену церковной юрисдикции своего храма — незаконен. Это «рейдерство». То есть ситуация со случаями, когда действительно идут драки, силовые захваты, вскрытие замков на храмах болгарками и прочим (такое тоже имеет место быть, но число таковых исчисляется десятками, а не сотнями) путем словесных манипуляций переносится на любые нежелательные для УПЦ переходы.

Есть еще и такой момент, касающийся второго любимого в УПЦ довода о том, что переходы производятся на собраниях жителей сел, которые, мол, не уполномочены на это (и туда может прийти и голосовать любой человек, который и в храм-то этот, возможно, не ходит), а должны голосовать за это приходские собрания. Звучит вроде бы правильно. Но!

В отличие от западных христианских организаций, официального списка прихожан у Московского патриархата нет, и составлять его никто не хотел. А есть только списки десятка-другого лиц, официально упомянутых в документах при создании общины как ее учредители. Но ведь храмовый приход — не юридическая компания, он для всех верующих, и, кстати говоря, материально он существует (восстанавливает, поддерживает храм, платит зарплату настоятелю и прочее) за счет всех, кто в него приходит и жертвует.

Почему? Ведь составление официального списка прихожан (не учредителей, который нужен только для регистрации общины в Минюсте!) сразу бы отсекло возможность для незаконной смены юрисдикции общины — смотрите, вот список всех членов общины, голосовало меньшинство или вообще никто из упомянутых там. Но дело в том, что в такой список на Западе включаются лишь те, кто платит церковный налог, а таким образом число верующих оказалось бы резко меньше, чем хотелось бы УПЦ, которая презентует себя как не то что как главная, а вообще единственная православная Церковь на Украине.

Когда же начались переходы общин в ПЦУ, в лексике УПЦ вдруг включился сугубо юридический довод — мол, голосовать за смену юрисдикции могут лишь официально зарегистрированные члены приходского совета. Но к каноническому православию эта бюрократия, идущая с советского времени (когда приходом управляла так называемая «двадцатка»), отношение имеет слабое, да и к реальным прихожанам храма тоже.

Год после создания ПЦУ. Итоги без перспектив
Год после создания ПЦУ. Итоги без перспектив
© cerkva.info | Перейти в фотобанк

Просто до какого момента было удобно показывать рукой на всех верующих, которые приходят в храмы Московского патриархата, и говорить — вот как их у нас много! Когда же вдруг выяснилось, что есть верующие, которые требуют перехода храма, куда они ходят, в «настоящую украинскую Церковь», то есть, по их мнению в ПЦУ — начался разговор о том, что официально-то вас в списке лиц, упомянутых в документах при создании храмовой общины, нет, так что вы здесь вообще никто и звать вас никак, ваше мнение силы не имеет… Но правила не меняют в процессе игры.

На самом деле все эти манипуляции производятся с простой целью — сделать вид, что «ничего такого и не происходит». Например, как заявил «Главкому» Паканич: «Если говорить о тех событиях, о предоставлении томоса новой структуре в Украине под названием "Православная церковь Украины", то для нашей Украинской православной церкви ничего не изменилось». Хотя, как ни называй переходы («добровольные», «рейдерство», «тайная перерегистрация» и т.д.), но потеря 426 приходов для УПЦ — почти 4%, и только за один год. Да и разве для  истинных чиновников, не важно, что от Церкви отпала хоть одна верующая душа? А их отпали тысячи. И рассматривать это, как незначительную потерю, можно только с чиновничьей позиции, но никак не с точки зрения истинно верующих людей.

К сожалению, подобная тактика отрицания была изначально принята УПЦ и аффилированными с ней интернет-ресурсами вроде сайта «Союз православных журналистов». Сначала весной 2018 года уверяли, что Вселенский патриарх Варфоломей не посмеет дать неканоническому Киевскому патриархату автокефалию (то есть каноническое признание). Потом, когда стало ясно, что томос дадут, начали всех уверять, что это будет томос, который никто в мире не признает. Сейчас, когда его признали и Элладская православная церковь, и Антиохийский патриархат (одна из древнейших православных Церквей мира, кстати, традиционно считающаяся второй после Константинопольской «по старшинству», ее патриарх не зря носит в том числе титул «судии Востока»), вот эта система манипуляций стала совсем уж очевидной.

13 октября 2019 года, после признания ПЦУ со стороны Элладской православной церкви (ЭПЦ), выпускающий редактор официального печатного органа Санкт-Петербургской митрополии «Вода живая» Тимур Щукин (в прошлом году много разбиравшего случаи переходов общин на Украине, разумеется, в контексте поддержки УПЦ и незаконного рейдерства), в сердцах написал в своем Telegram-канале: «По поводу признания ПЦУ ЭПЦ только один вопрос, точнее констатация. Русскоязычные церковные СМИ дают, мягко говоря, искаженную картину того, как относятся к украинскому вопросу в других Поместных церквях. Нас кормили новостями сообщениями типа «Архиепископ Пирейский Дамиан призвал поддержать митрополита Онуфрия», «Архимандрит Н-сского монастыря Евстохий назвал ПЦУ каноническим недоразумением». А потом оказалось, что звезды русскоязычных СМИ — это маргиналы, их голос тонет в море проконстантинопольского лоялизма. При этом мало у кого есть возможность читать систематически новости на английском и тем более на греческом на соответствующих религиозных ресурсах Греции. Это функция СМИ, которые вместо аналитики или хотя бы пересказа широкого круга источников все это время занимались бесполезной пропагандой. Неужели непонятно, что если врать о бесконечных победах, то неизбежное поражение будет только болезненнее».

Но ведь похожую искаженную информацию давали и о ситуации с переходами («все отлично, никто их не поддерживает, перешли лишь считанные десятки»), дабы не расстроить церковное начальство в Москве и не «получить по шапке» за плохую работу и представители Украинской православной церкви Московского патриархата.Получается, этат такая родовая болезнь церковного чиновничества.