«Нормандский формат заработал — и это главное»

«Парижская встреча была нацелена на то, чтобы вернуть в нужное русло мирное соглашение 2015 года, подписанное Украиной и Россией в Минске. При посредничестве Франции и Германии эти договоренности предусматривали отвод тяжелых вооружений, восстановление контроля Киева над своими границами, а также расширение автономии и проведение местных выборов в сепаратистских регионах, — информирует своих читателей немецкая Deutsche Welle. — И надо сказать, что после трехлетней паузы «нормандский формат» снова заработал. Для участников это главный итог».

То есть надо понимать немецких коллег так, что Парижский саммит задумывался как «процесс ради процесса», получается. О чем, впрочем, предупреждали многие эксперты, работающие в странах-участницах.
Но, как любят выражаться в последнее время, «есть и хорошие новости».

«Париж не стал Минском-3, а у Минска-2 появился шанс на второе дыхание. Иными словами, участники саммита по Восточной Украине, который прошел в понедельник, 9 декабря, в столице Франции, не согласовали новое соглашение на замену годами стоявших на месте минских договоренностей, а договорились реанимировать старое», — почти с восторгом отмечает DW.

Решение об обмене пленными по принципу «всех на всех» и полное прекращение огня до конца 2019 года, а также разведение вооруженных формирований сторон еще на трех участках (по настоянию Москвы) — уже немало, считают авторы редакционной статьи. Однако на этом их оптимизм и заканчивается.

Введет ли Киев «формулу Штайнмайера» в свое законодательство — с этим полный туман. Есть ясность по вопросам передачи контроля над границей Украине и проведения выборов на территории ДНР-ЛНР. Но ясность здесь заключается лишь в том, что «стороны не договорились и признали, что существуют серьезные разногласия во взглядах на проблему».

«Разногласия проявились и во время пресс-конференции. Если Меркель говорила о том, что Минские соглашения могут быть гибкими, то Путин настаивал на их неукоснительном выполнении в записанной последовательности», — подчеркивает издание.
Авторы подметили, что «трое президентов-мужчин были в похожих черных галстуках», и в этом, считают журналисты DW, просматривается установление взаимопонимания и гармонии между участниками встречи.

«Владимир Путин, отвечая на вопрос, можно ли говорить о потеплении ситуации, сказал «думаю, да», — акцентируют внимание читателя репортеры.

«Владимир Зеленский избегал выпадов в адрес российского коллеги, хотя и сделал реверанс в сторону своих домашних критиков, назвав территории сепаратистов в Донецке и Луганске «оккупированными», а Донбасс и Крым — украинскими землями», — отметили в заключение авторы, вольно или невольно показав этим, что украинский лидер не свободен в принятии решений, а вынужден постоянно оглядываться на оппозицию.

«Волшебного решения не найдено»

«Атмосфера была напряженной. Это была первая встреча лидеров нормандского формата за три года и первая возможность встретиться лицом к лицу президентам Украины — Владимиру Зеленскому и России — Владимиру Путину, — отчет одного из ведущих польских изданий Gazeta Wyborcza эмоциональностью подачи и терминологией напоминает репортаж с театра военных действий. Так и ждешь, что вот-вот над головами участников засвистят пули. — Перед саммитом состоялись двусторонние переговоры: Зеленский разговаривал с Макроном и Меркель, а канцлер Германии провела личный разговор с Путиным. Когда лидеры сели за стол переговоров, президенты России и Украины не пожали друг другу руки».

Авторы газеты Петр Андрусечко и Евгений Орловский стремятся создать впечатление у читателя, что лидеры Франции и Германии выступали на встрече не секундантами дуэлянтов, а переговорщиками-примирителями, у которых получилось далеко не все, чего они рассчитывали добиться. Что в общем-то признали и Эммануэль Макрон с Владимиром Зеленским.

Вслед за французским президентом журналисты повторяют, что «не было найдено на саммите волшебного решения, устраивавшего всех, но кое-каких успехов сторонам все же удалось добиться».

«Зеленский согласился в Париже принять «формулу Штайнмайера» (фШ), а ранее добился разведения войск в трех точках линии соприкосновения с сепаратистами. Это говорит, что украинский президент действительно стремится установить мир в стране, о чем он заявлял еще во время своей избирательной кампании. Теперь ему предстоит решить труднейшую задачу — объяснить оппозиции, что принятие «ФШ» — это не уступка сепаратистам и не капитуляция перед русскими».

Возможно, что в деле убеждения оппозиции Зеленскому поможет его демонстративное нежелание соглашаться с предложением Сергея Лаврова «вести переговоры с лидерами самопровозглашенных республик», — полагают корреспонденты.
«Всем понравилось, но Зеленский недоволен»

«Россия и Украина сделали в Париже первые шаги к размораживанию отношений», — считает итальянская Repubblica

Газета отмечает, что практически все участники саммита выразили удовлетворение его итогами, выступив на завершающей встречу пресс-конференции.

«Тот факт, что мы сегодня вместе в Париже, является важным достижением, — приводит слова Макрона издание. — По словам госпожи Меркель, предстоит еще много работы, но она подчеркнула, что почувствовала на этой встрече много доброй воли для решения сложных вопросов, очень довольна итогами саммита. Да и Владимир Путин признался, что ощутил некоторое потепление».

Впрочем, удовлетворение в целом — это не то же самое, что удовлетворение всеми частями этого целого, замечают авторы редакционной статьи.

«Президент Украины назвал реновацию диалога о возобновлении мирного процесса в Донбассе «очень позитивным», но посетовал на «плохие результаты» саммита, в ходе которого он беседовал лицом к лицу с президентом России Путиным. По словам Зеленского, Киев настаивал на необходимости установления своего полного контроля над восточными частями Украины и заявил, что никаких территориальных уступок России делать не будет».

Кажется, у итальянских журналистов есть некоторые задатки писателей-фантастов — российская сторона претензий на «откусывание» каких-либо участков земли соседнего государства не высказывала и вела речь только о соблюдении Минских соглашений, которыми, в частности, предусмотрены выборы в ЛДНР.

«Новый саммит в нормандском формате будет организован через четыре месяца. На нем будет представлена информация о выполнении соглашений, а также продолжится обсуждение нерешенных проблем, чтобы найти компромисс», — заключают авторы.

«На Зеленского давят авторитеты и боязнь совершить ошибку»

«Президенты России и Украины договорились в понедельник о работе по выводу войск из трех спорных районов к концу марта и консолидации прекращения огня. Однако украинская сторона ожидала бóльшего от этого саммита», — сообщает французская Le Temps.

«Для Владимира Зеленского результат этой встречи слишком мал, он собирался решить на встрече гораздо большее количество проблем, о чем и проинформировал журналистов на пресс-конференции», — говорится в редакционной статье.

«Маэстро Кремля», как назвали французские журналисты российского президента, напротив, был более оптимистичен, чем его украинский коллега.

«Он похвалил всех участников саммита за совершенный ими «важный шаг» на пути к уменьшению напряженности в отношениях Россия — Украина и заявил, что чувствует наступление оттепели, подчеркнув, что приложит все усилия к ликвидации конфликта», — констатируют авторы.

По мнению газеты, Зеленский не смог добиться большего, потому что «пока не искушен в политике и на него давят авторитеты». Он опасается, что «может совершить непоправимую ошибку, ведь от него требуют уступок на условиях сепаратистов».

Особенно тревожат украинского лидера, отмечает издание, пункты Минских соглашений, касающиеся контроля границы. А там — черным по белому прописано, что украинские пограничники могут прийти на границу Донбасса с Россией только после проведения выборов.

Завершает «разбор полетов» газета в мажорном тоне:

«Однако свет в конце тоннеля все же забрезжил. После смены президента на Украине чувствуется некоторое облегчение в обществе. На трех участках фронта удалось провести развод войск. Пусть это немного, но ведь с чего-то надо начинать».