Канва событий такова: вечером 28 ноября народный депутат от пропрезидентской партии «Слуга народа» Ольга Василевская-Смаглюк в комментарии телеканалу «Настоящее время» заявила, что на Украине нужно ограничить свободу слова.

«Мне кажется, что у нас в стране настолько сильна свобода слова, что ее пора бы уже немножко приглушить. Из уважения к институту президентства фильтровать свою речь», — уточнила она.

Пикантности ситуации добавляет тот факт, что Ольга Василевская-Смаглюк сама в недавнем прошлом журналист телеканала «1+1», принадлежащего олигарху Игорю Коломойскому.

Справедливости ради нужно отметить, что эти слова были произнесены в качестве комментария к скандальным заявлением Федины-Зверобой, которые практически в открытую угрожали президенту Владимиру Зеленскому убийством.

Но так уж принято на постмайданной Украине, что свобода слова воспринимается как фетиш, который, впрочем, в трактовке политиков и власти имеет слишком гибкие очертания. За одно и то же выражение при разных идеологических обстоятельствах на Украине могут и вознести как светоч демократии, а могут и просто застрелить у подъезда или подорвать в машине.

Поэтому большинство пользователей соцсетей не упустили случая «потоптаться» на выигрышной теме. К примеру, украинский политолог Юрий Романенко высокопарно напомнил попавшему в неловкую ситуацию депутату от партии «Слуга народа», что только благодаря тяге избирателя к свободе слова она стала парламентарием.

Василевская-Смаглюк озвучивает то, что от нее требуют у Коломойского — Романенко
Василевская-Смаглюк озвучивает то, что от нее требуют у Коломойского — Романенко
© Facebook, Юрий Романенко

«Хотя это бесполезно, ибо я ещё летом говорил, что Василевская обладает ограниченными умственными способностями, а сейчас просто озвучивает то, что требуют у Коломойского, но Оле стоит помнить, что в нашей стране настолько сильна тяга к свободам, что благодаря этой тяге она не только стала народным депутатом, но был отправлен в Ростов президент Виктор Янукович, который не умел фильтровать свои хотелки и хотелки своих камрадов», — написал он.

Более серьезно данный инцидент проанализировал директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко.

Небоженко рассуждает об украинской политике времен «фельетонной эпохи» или «95 квартала»
Небоженко рассуждает об украинской политике времен «фельетонной эпохи» или «95 квартала»
© Facebook/ Виктор Небоженко

«Почему люди, попадая во власть, сразу же начинают хамить, наглеть или глупеть, а другие — воровать? Казалось бы, все должно быть наоборот. Так, например, бывшая журналистка «1+1», случайно став народным депутатом немного «карикатурного», однопартийного, парламентского большинства «Слуги народа», смело заявляет, что ей кажется, что в нашей стране настолько сильна свобода слова, что ее пора бы уже приглушить, — из-за уважения к институту президентства фильтровать свою речь.

И это не случайное, неуклюжее высказывания начинающего депутата Верховной Рады, которые еще не умеет прятать свои мысли, а четкий месседж опытной бывшей журналистки — она точно знает, что и когда можно говорить.

Я уже не знаю, что хуже для украинской политики времен «фельетонной эпохи» или «95 квартала» — «слуга народа», председатель ключевого комитета парламента, выбирающий себе во время заседания Верховной Рады дешевых проституток по телефону, или бывшая журналистка, которая требует ограничения свободы слова», — написал на своей странице в Facebook политолог.

А вот киевский журналист Игорь Лесев был куда более резок и категоричен в своих оценках заявления Василевской-Смаглюк.

«А ведь самых ярких дегенератов нашему обществу подбрасывает именно журналистская среда. Геращенко, Черновол, Высоцкий, Соколова, Дроздов, Ткаченко и новоиспеченный колобок Бородянский. И это только те, кто на слуху.

Вот, казалось бы, ты работаешь в стандартизированных рамках, где всегда сталкиваешься с разными точками зрения. Где на одну и ту же вещь смотрят разные люди по-разному и чем чаще ты с этим сталкиваешься, тем отчетливее должен понимать, что это и есть норма. Казалось бы. Но нет же. Как только соприкасаются с властью, тут же продуцируют колхозную газету «Трибуна праци» брежневского СССР. Запретить и ограничить. И не думать так, а думать вот так.

Но что характерно, ТП-шечка Смаглюк ведь одновременно и права. Украинская журналистика абсолютно манипулятивна и сегментирована. И она создала абсолютно некритичного потребителя своей мишуры. А у нас ведь идеальный потребитель для манипулятивного дерьма», — возмущается Лесев.

Журналист констатирует, что, к сожалению, украинский обыватель готов потреблять любой бред СМИ, даже если он очень грубо состряпан. И, естественно, такой иррациональной толпой легко манипулировать. Разделять и властвовать.

«Именно этим пять предыдущих лет занимались Ткаченко и Бородянский. Чуть перестарались, потому что их расово правильный идеал. Но пацанва успела пересохраниться в новой команде зеленых и теперь четко понимает угрозу. Ведь за их спиной осталось такое же злобное и не пристроенное стадо манипуляторов, которые уже подтачивают новую власть. 73% было. Ща 52%. Это у Зели. А еще даже не зима», — подчеркивает он.

Правда, многие пользователи соцсетей попытались оправдать неполиткорректные высказывания депутата «Слуги народа». В частности, украинский политолог Кирилл Молчанов утверждает, что фраза депутата от «Слуги народа» Ольги Василевской-Смаглюк о свободе слова адресовалась не массмедиа, а касалась высказываний Федины и Зверобой.

«Она не то имела в виду». Украинский политолог вступился за депутата Василевскую
«Она не то имела в виду». Украинский политолог вступился за депутата Василевскую
© Facebook, Кирилл Молчанов | Перейти в фотобанк

«Я знаком с Олей лично, она сама долгое время была журналистом, и эта фраза вообще адресовалась не для массмедиа. Тут подразумевалось, что высказывания двух одиозных персонажей на фото с низу ничего общего со свободой слова не имеют в принципе, это прямые угрозы расправы главе государства.

Посему Федина и ее подруга могут долго прикрываться свободой слова, желая избежать ответственности за сказанное. И такие разговоры необходимо действительно приглушить, если мы развиваем Украину в сторону цивилизованных стран», — настаивает Молчанов.

И, конечно же, с полной мощью включились в виртуальную борьбу за свободу слова оппозиционные политики. Лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко посоветовала власти «не нарываться» и убрать руки от журналистов в Украине, где свобода слова существует с «определенными моментами».

 «Свобода слова, пусть и с определенными моментами, — это безусловная демократическая ценность и не единственное бесспорное достижение Украины… Дам новой власти дружеский совет. Уберите руки от журналистов. Не нарывайтесь на неприятности, которые еще больше ускорят падение вашего рейтинга. Займитесь, наконец, реальными проблемами страны», — заявила Тимошенко.   

Из всей этой громкой истории борьбы за свободу слова на просторах интернета можно сделать один очень важный и нелицеприятный для украинского общества вывод. Кампания о демократии и свободе слова для постмайданной Украины давно превратилась лишь в форму без содержания.

На самом деле в стране, где безнаказанно убивают журналистов, где можно спокойно расстреливать из гранатомета телеканалы и любого критика власти или бандеровской идеологии объявить «врагом народа», всерьез говорить о свободе слова как минимум наивно. Весь шум вокруг действительно неуместного заявления депутата поднят лишь потому, что это крайне удобный инструмент политической борьбы, не более того.