Речь идет о трудовых ресурсах как базовой ценности экономики любой страны. В эпоху глобализма информация, технологии и финансы не являются тайной за семью печатями, но имеют свою продажную цену. Поэтому на два основных вопроса — "кто виноват?" и "что делать?" — по-прежнему ищут ответы в плоскости демографии.

Но украинская демография ищет себя в лудомании. Если кто из читателей еще не знает (автор на это просто уповает), то так называется пагубная страсть к азартным играм. Желание сыграть "в подкидного" долгими зимними вечерами не в счет. А счет в лудомании идет на семейные сбережения, фамильные украшения и последние рубашки, которые их носители снимают и отдают в игровых заведениях по всей стране.

Украинская власть пытается быстро и непублично легализовать игорный бизнес — Кушнирук
Украинская власть пытается быстро и непублично легализовать игорный бизнес — Кушнирук
© РИА Новости, Артур Лебедев | Перейти в фотобанк

Эти заведения, как правило, целомудренно называются лотереями. Однако это именование, как фиговый листок, лишь прикрывает стойкое желание их учредителей поиметь отчаявшихся в экономических реформах сограждан. И в достижении этой цели, вероятно, все средства хороши.

Азартные игры на Украине вроде бы запрещены по закону.

К нему имела отношение Юлия Тимошенко. (Которая сейчас выглядит так, что на нее вполне можно ставить. В политическом, конечно, смысле, но сейчас не об этом). На этот закон накладывал свое президентское вето Виктор Ющенко (на которого сейчас вообще никто ничего не поставит), но вето было преодолено рекордным количеством депутатом в 390 голосов.

И вот с тех самых пор игровая индустрия приобрела искаженное гримасой алчности очень интересное обличье. Вернее, скрыла его под вывесками многочисленных клубов лотерей. Как правило, это темные помещения с яркими экранами игровых автоматов — организаторы знают толк в нюансах манипулирования сознанием.

Прошедшая пару недель назад конференция Kyiv iGaming Affiliate Conference осталась вне широкой критики в украинском медиаполе. Видимо, скандалы со "слугами народа" исправно играют роль дымовой завесы, скрывая от общественности действительно насущные вопросы. А то, что конференция, посвященная текущему положению легализации игорного бизнеса в Украине и международному опыту, крайне важна, не вызывает сомнения. Ибо на ней эксперты из стран, в которых азартный бизнес уже разрешен, делились актуальной информацией и приобретенными знаниями. А участники демонстрационной зоны Kyiv iGaming Affiliate Conference показывали самые эффективные продукты и решения для развития игорного бизнеса.

Маркарова рассказала, сколько бюджету Украины будет приносить игорный бизнес
Маркарова рассказала, сколько бюджету Украины будет приносить игорный бизнес
© РИА Новости, Нина Зотина | Перейти в фотобанк

То есть, речь сейчас не идет о борьбе с нелегальными — и, как поговаривают, крышуемыми МВД и лично министром Аваковым — игровыми залами. Речь идет о "самых эффективных продуктах". Продуктах, которые предназначены для более эффективного отбирания у населения кровно нажитых и потом заработанных гривен. Естественно, на пользу такому, с позволения сказать, "бизнесу". Кавычки здесь по той причине, что бизнес должен создавать нечто полезное, созидать будущее, увеличивать ВВП, наконец. Но что создает игровая индустрия в деиндустриализованной стране? Азарт, иллюзию удачи, безысходность проигрыша и крах надежд.

Вот недавно потерпела крах одна из надежда на деньги МФВ. Хотя ставили на них — те, конечно, которые ближе всего к игровому столу — многое.

Рулетка Авакова, или как МВД и «Азов» крышевали игорный бизнес
Рулетка Авакова, или как МВД и «Азов» крышевали игорный бизнес
© РИА Новости, Екатерина Лызлова | Перейти в фотобанк

Тройки, семерки, тузы украинского истеблишмента после, говоря карточным языком, "вскрытия" обнаруживают себя как безвольные шестерки. Готовые слушать экс-вице-президента по маркетингу Европейской ассоциации казино Карла Пагана с открытым ртом. Да и как не слушать, если президент Украины дал четкий сигнал членам своей политсилы, и они транслируют его как могут: народный депутат от "Слуги народа" Андрей Жупанин, например, говорит о порядке 40 000 игровых автоматах по стране, которые легально будут выкачивать деньги из карманов сограждан.

Среди обсуждаемых на конференции тем были следующие: способы рекламного продвижения игорных брендов; зачем необходима идентификация игроков и в чем ее особенности; как работает аукционный механизм по выдаче лицензий для игорной деятельности; борьба с лудоманией на государственном уровне; системы для финансового и налогового мониторинга работы игорных операторов; HR-менеджмент в гейминге: обучение и прием на работу персонала; международный опыт построения бизнеса с нуля; новые возможности на игорном рынке Украины.

Игорный бизнес Украины. Черный нал для победы Порошенко на выборах
Игорный бизнес Украины. Черный нал для победы Порошенко на выборах
© РИА Новости, Александр Кряжев | Перейти в фотобанк

Новые возможности, Карл! Без авиасудостроения, без химической промышленности, без сотен (если не тысяч) закрытых предприятий — возможности поистине безграничные. Глядя на структуру валютных поступлений на Украину, можно увидеть, что металлургия давала около 11 млрд долларов США (24% от общей цифры), сельское хозяйство — около 18 млрд, а перечисления "заробитчан" — 11 млрд. Вот вам и новые возможности для игорного бизнеса. Как говорится, "финансы поют романсы".

Кстати, о романсах. Композитор Алябьев тоже был игроком. Даже, говорят, хватил канделябром карточного шулера за игровым столом. Благо, что родился в Тобольске, так что ехать ему за это в ссылку было — что домой. Но разве кто помнит сейчас, что такое канделябр? А романс Алябьева "Соловей" — кое-кто еще насвистывает.

Интересно, что украинскую мову сами же украинцы любят называть соловьиной, а этот композитор, пианист и дирижер участвовал в Отечественной войне 1812 года и в заграничных походах русской армии в 1813-1814 годов в составе 3-го Украинского казачьего полка. Да еще с историком-фольклористом Михаилом Максимовичем в 1834 году издал сборник «Голоса украинских песен». Если так пойдет и дальше, то на кон останется поставить нематериальное культурное наследие — мову.

Хотя в зарубежных финансовых кругах, с учетом ликвидности, за нее много не дадут.