Кабинет министров Украины продолжает занижать социальные показатели в бюджете и игнорирует новые методики их подсчета, утвержденные самим же Кабмином и министерством социальной политики. В этом уверен бывший депутат и эксперт по социальным вопросам Андрей Павловский.

«К сожалению, это стало давней традицией, когда правительство вносит в бюджет социальные показатели вдвое ниже реальных. В 7-й статье госбюджета на 2020 год общий прожиточный минимум указан в размере 4251 грн (11 187 руб.). Но Кабмин постановил, что с 1 января прожиточный минимум должен быть 2023 гривны (5324 руб.)», — сообщил аналитик на пресс-конференции, посвященной вопросу социальных выплат, прошедшей в украинской столице в среду, 27 ноября.

К тому же, прожиточный минимум для недееспособных граждан утвердили в размере 1638 гривен (4310,5 руб.), что равняется минимальной пенсии. Тогда как, по словам экс-нардепа, данные за июль этого года гласят: для неработающих эта сумма уже должна была составлять 3135 гривен (8250 руб.)

А поскольку все виды социальной помощи и компенсаций привязаны к прожиточному минимуму, соцвыплаты являются искусственно заниженными. А государственная помощь, к примеру, малоимущим семьям составляет 75% от минимума. Для других категорий незащищенных групп населения процент разный.

«Они получают меньшую помощь, чем полагается по закону. Премьер-министр (Алексей) Гончарук сам жаловался, что на такой прожиточный минимум прожить почти невозможно. Тем не менее, этот же минимум и установлен», — посетовал Павловский.

Зависимость от местных властей и зеленка от инфаркта

В минимальной пенсии для украинцев не заложены расходы на транспорт и медицину, говорит Лидия Ткаченко — старший научный сотрудник Института демографии и социальных исследований имени М. В. Птухи НАН Украины.

«Транспортную льготу не то чтобы отменили, ее перенесли на местный уровень. И все теперь зависит от местной власти — будет ли она помнить, что в ее населенном пункте есть пенсионеры», — рассказала она.

Более того, если старикам нужно посетить какой-нибудь крупный город — к примеру, Киев — чтобы пройти медицинское обследование, то им, скорее всего, придется платить. Если не в трамваях, автобусах и троллейбусах, так в метро — точно.

И ровно то же происходит и с медобслуживанием пенсионеров. Видимо, предполагает Ткаченко, когда государство разрабатывало прожиточный минимум, оно исходило из того, что в стране медицина бесплатная, и пожилые люди должны получать льготные лекарства и неоплатные услуги медицинских учреждений.

«Но непонятно, откуда они должны эти услуги получать. Потому что набор лекарств в потребительской корзине — бинты, вата, йод, зеленка. Пенсионерам это уже мало поможет, скажем так. Это вообще катастрофа. Набор не отражает потребности и возможности наших пенсионеров», — заявила социолог.

В театр на голодный желудок

Касается это и норм питания в корзине — сколько пенсионеры должны есть мяса, фруктов и твердого сыра. То же самое по одежде. Корзина предписывает носить те или иные вещи сколько-то лет. По факту выходит, что старики ходят в или в древней-древней одежде, или в относительно новых обносках из секонд-хенда.

Зато учтены расходы на кино/театры и книги. Но культура плохо усваивается, если человеку нечего есть, нечем лечиться и не в чем выйти в свет. Изменились и пропорции расходов домохозяйств на коммунальные платежи с нынешними тарифами на ЖКУ.  Все эти нормативы потребкорзины давно устарели и вызывают большие вопросы и споры. Ведь наборы были утверждены еще в 2000 году, а формировались ещё раньше.

Несоответствие соцвыплат с реальными затратами на жизнь особенно остро на себе ощущают одинокие пенсионеры. Непросто и тем, у кого есть дети — не все отпрыски благополучные, не все помнят о своих родителях, многие так и вовсе перекладывают ответственность по уходу за своими родителями на государство. А то, в свою очередь, учитывает это при формировании налоговой политики. 

Зарплата в конверте — нет средств на пенсии

В то же время миллионы украинцев работают «в черную» — без записи в трудовой книжке. Значит, не платят налоги. Так, Центр экономических стратегий в декабре 2018 года сообщил, что из 16 миллионов дееспособных украинцев 2,6 млн работали либо как физлица предприниматели (ФЛП), хотя оформлены наемными сотрудниками (так фирмы и предприятия уклоняются от налогов или оптимизируют их — частные мелкие бизнесмены, работающие «на себя», платят меньше налогов), либо получали зарплату «в конвертах» (минимальную официально, а остальное — «в конверте», таких на тот момент было 30% от работающих).

«По официальной статистике, экономически активное население 17,8 млн, в штате — 7,6 млн, безработных 1,7 млн», — такие данные в феврале 2019 года привел финансовый аналитик Алексей Кущ.

На днях же глава Госслужбы по вопросам труда Роман Чернега заявил, что нелегальных сотрудников в стране «пять или около того миллионов» — в общем, «несколько миллионов», как еще выразился чиновник. Но Госслужба занятости дает другую цифру: за первые 6 месяцев 2019 года в стране насчитали 3,5 млн неофициально трудящихся.

И это в условиях процветающей трудовой миграции. Ведь более 3 млн украинцев выехало за рубеж на постоянные заработки, а от 7 до 9 млн украинцев трудятся за границей вахтовым методом.

Работа и демография

Пенсия — это страховые выплаты, которые накапливаются из уплаченного единого социального взноса (ЕСВ, с января 2016 года — 22%, до этого — 34,7%), который работодатель из зарплатного фонда платит за наёмного работника на социальное и пенсионное страхование. После того, как пенсионную часть ЕСВ уменьшили, то текущего ЕСВ практически не хватает. Ввиду этого Пенсионный фонд на 50% дотируется госбюджетом.

Сейчас в стране 11,3-11,5 млн пенсионеров, на одного пенсионера приходится 1,4 работающего. Тогда как ещё в 2017 году подсчитали, что через 10 лет пропорция будет такой: 1 работающий — 2 пенсионера. То, что рождаемость на Украине падает, смертность и отток увеличиваются — уже давно не секрет.

 

Минимальная пенсия сравнялась с прожиточным минимумом только к концу 2004 года. До этого минимальная пенсия не была привязана к прожиточному минимуму и составляла 20% от зарплаты.

«К выборам 2004 года президент выступил с инициативой доплаты пенсионерам к прожиточному минимуму, начиная с осени того года», — подчеркнула демограф.

В 2005 году это решение было закреплено законом, и тогда практически все пенсионеры получали пенсию, сравнимую с прожиточным минимумом. Но эти денежные величины и тогда были слишком объемными, чтобы государство могло их обеспечить. Так, Пенсионный фонд вывалился из бюджета и с тех пор стал хронически дефицитным даже при ЕСВ в 38%.

Но и государство мухлюет. Так, отметила Лидия Ткаченко, минимальная зарплата устанавливается без особых консультаций с работодателями и профсоюзами. По мнению Федерации профсоюзов Украины, прожиточный минимум должен быть не менее 5,6 тыс. грн, а минимальная зарплата не менее 7,3 тыс. грн. Официально, с 1 января 2020 года минималка составит 4723 грн/мес (12429 руб.) — на 550 гривен больше, чем в 2019 году (было 4173 грн — 10982 руб.).

«Уже все поняли, что профсоюзы будут говорить, что мало, работодатели — что много. Все переругаются. Нет полноценного социального диалога. А он не возьмется из ниоткуда, необходимо договариваться и находит компромисс», — сетует Ткаченко.

Указ есть, но выплатим по возможности

Ткаченко припомнила, что 8 ноября президент Украины Владимир Зеленский издал указ, который до 31 декабря 2019 года возлагает на правительство задание внедрить — а значит, принять закон — современную методологию расчета прожиточного минимума с учетом европейских стандартов.

Правда, в Европе, кроме как в Словакии, нет такого понятия. И то, словаки рассчитывают прожиточный минимум, исходя не из потребительской корзины. Итак, номинальные 4251 гривна прожиточного минимума, который должен был бы быть, посчитаны по новой методике, а реальные 2023 гривны — это заложенные в бюджет «по возможности».

На данный момент от 1,5 тыс. до 2 тыс. гривен получают 4,76 млн пенсионеров (42%). От 2 тыс. до 3 тыс. гривен — 3,14 млн пенсионеров (27,6%).

Как бы то ни было, повышение прожиточного минимума ничего не изменит в жизни людей при растущих расходах на ЖКУ и ценах на товары и услуги.

«Я детально изучил 108 страниц утвержденной парламентом программы правительства на пять лет, и там нет ничего нового, кроме того, что они будут уменьшать численность тех, кому нужна такая помощь. Тем временем, реальный сектор экономики продолжает падать — минус 5% в октябре 2019 года по сравнению с октябрем 2018 года», — сделал вывод глава Центра анализа и стратегии Игорь Чаленко.