А еще 13 ноября Рада приняла в первом чтении законопроект №2178-10, отменяющий мораторий на продажу земель сельхозназначения. Рынок земли могут открыть для иностранцев, но только после референдума.

Площадь с/х земель Украины составляет 42,7 млн га, или 70% всей территории страны, а площадь пашни — 32,5 млн га, или 78,4% всех сельхозугодий. Проголосованный законопроект устанавливает норму земельных продаж: 35% с/х угодий в пределах одной громады, 8% в пределах одной области и 0,5% в пределах Украины.

Глава Союза украинского селянства Иван Томич сообщил, что Украина через 4-5 лет может стать зависимой от импортных продуктов питания животного и овощного направления. Украинцы будут иметь минимальный доступ к жизненно необходимым продуктам в потребительской корзине. В результате импортозависимости, маркетинговой цепочки и коррупции такие продукты как яблоки, картошка, мясомолочная продукция, будут стоить дороже, чем в Европе.

«Сегодня в стране почти 50 тысяч юридических лиц, работающих в аграрной сфере. Предварительные расчеты показывают, что при реализации этого закона через 4-5 лет их станет меньше тысячи. Занятость уменьшится в 9-15 раз. Сельская поселенческая сеть будет уничтожена. Из 25 тысяч останется 1-1,5 тысячи населенных пунктов», — сообщил Томич.

Земельный вопрос рассорил украинцев. Украинская неделя в фотографиях
Земельный вопрос рассорил украинцев. Украинская неделя в фотографиях
© REUTERS, Gleb Garanich | Перейти в фотобанк

По его подсчетам, люди осядут в 20-30 городах. Значит, Киеву и другим городам-миллионникам грозит перенаселение. Таким образом, сельское население по сравнению с 1991 годом уменьшится на 3-3,5 раза. Стремительное падение села и сельского хозяйства зацепит все сопредельные виды промышленности — например, машиностроение. Некоторые тяжмашы уже и так переустроены под производство чего-нибудь, кроме машин и техники. А открытие рынка земли ускорит ликвидацию машиностроительного комплекса. Их порежут на металлолом, как и добрую часть 193 украинских сахарных заводов, предупреждает фермер.

В то же время, сказал он, с/х земли будут поделены между агрохолдингами. По словам Томича, в зависимости от «того, что есть», в пределах 100 тысяч га земель будут владеть небольшие агрохолдинги, 300-700 тысяч га с/х земель возьмут себе средние, крупные — 1 млн га и больше.

«За счет тех 200 тысяч га, которые могут быть в частной собственности, центр тяжести будет смещаться. Отталкиваясь от этой нормы, можно арендовать земли до 1 млн га и больше. А 1 млн га будут обслуживать 3-4 тысячи человек за счет новейших технологий мирового уровня», — добавил аграрий.

Фермеры могут все, агрохолдинги — нет

К слову, новейшие технологии для сельского хозяйства не требуют постоянного присутствия человека. Производительность растет за счет развивающегося IT-сектора. Поэтому прямые производные агропрома — родные пищепром и химпром — будут практически уничтожены. Крупные холдинги будут продавать кукурузу, пшеницу, подсолнух, сою и рапс. И не нужно будет их перерабатывать, сохранять и фасовать. А монополии ведь не могут обеспечить свой уровень капитала в виноградарстве, выращивании и сборе ягод, производстве табака, овощей и фруктов.

И если государство ставит себе целью с помощью земельной реформы возродить село и решить социальные проблемы, повысить эффективность сельхозпереработки, то вышеназванные законопроекты полностью противоречат этим целям.

75% с/х земли находится в частной собственности, 25% (порядка 10 млн га) — в государственной. Цены за гектар такой земли совершенно разные. Это зависит от ряда факторов. Но в среднем цена 1 га хорошего чернозема обойдется где-то в $1,5 тыс.

Ориентировочно-индикативная цена, по словам премьера Алексея Гончарука — $2 тыс./га. Средний размер пая, как сказал правозащитник Василий Мирошниченко, — 3,7 га. Чтобы продать пай, его, оказывается, нужно купить именно по этой цене. При этом покупателю дают граничный срок, в течение которого он должен определиться и получить приоритетное право. В противном случае пай отходит государству.

«Даже если взять $1 тыс./га, выйдет $10 млрд за госземли. Это цена вопроса для тех, кто будет распоряжаться и продавать эту землю. Сумма для бедной украинской экономики очень большая. Транснациональные корпорации и агрохолдинги готовы по такой цене зайти в Украину, отстаивая интересы своей продовольственной безопасности. Население Земли растет и просит пищи», — прокомментировал ситуацию экономист Виктор Скаршевский.

Всё лучшее — транснациональным компаниям

Скаршевский уверен, что рынок земли рассчитан на иностранцев. Во-первых, разрешено покупать участки юрлицам, бенефециарами которых должны быть украинцы. Но в законопроекте №2178-10 есть лазейки, благодаря которым иностранные агропромышленники, арендовавшие последние три года украинские с/х земли, не только могут их купить, а имеют приоритетное право на их приобретение. И позже иностранным компаниям не составит труда купить украинскую компанию, которая, в свою очередь, и выкупила гектары в собственность.

Во-вторых, потолок по гектарам «в одни руки» — 210 тысяч га. А какой фермер, владеющий 5-10 га, сможет купить эти 210 тыс. га? Даже местные агрохолдинги без западных вливаний не потянут такую покупку.

«В законопроекте написано: 0,5% в одни руки. А когда переводишь в гектары, то по площади 210 тыс. га — это два с половиной Киева. Для увеличения земельного банка можно земли добирать в аренду. Либо брать другую землю рядом через другие, якобы не связанные, компании», — считает Скаршевский.

Оборот земель все-таки нуждается в легализации и выведении из «серой зоны». Тем не менее, малые и средние фермеры, которые хотели бы увеличить свои 10-100 га владений, прикупить земли не могут. По словам Скаршевского, за время действия моратория более 400 тыс. пайщиков отошло в мир иной. И вместе с ними «умерло» и больше 1 млн га, права на собственность которых подвисли в воздухе, так как не перешли к кому-то по наследству или не были выкуплены.

«Они сейчас то ли в государственной собственности, то ли перешли местным общинам — такой спорный миллион гектар. Наверное, он попадет под рейдерскую атаку, когда разрешат покупать землю», — полагает аналитик.

Профильное образование, пробная аренда и фиктивные браки

Учитывая все факторы, необходимо запретить продажу с/х земли юридическим лицам. Такой запрет действует в Румынии. Вместо этого государство должно разрешить покупку участков физлицам и местным общинам с ограничением в 200-500 га (по объему возможна дискуссия), как это сделано в Польше. Можно вводить и другие ограничения ради сохранения качества чернозема. Так поступили не только в Польше, а и во Франции и многих других странах.

«Например, купить наделы может только человек с аграрным образованием. И, напротив, гражданам без аграрного опыта разрешается только арендовать земли на 5-7 лет. Если люди за это время докажут, что могут ухаживать за наделами, можно им разрешить торговать ими», — рассказал Виктор Скаршевский.

Но сразу после приобретения земли необходимо на те же 5-7 лет запретить их продажу. Раз купил — обрабатывай. Потом, покупать с/х участки должно разрешаться людям, которые проживают рядом с ними. Если иностранный инвестор женат на украинке, ему разрешается покупать земли (правда, не исключено, что взлетит количество фиктивных браков, о которых эксперт не вспомнил. — Ред.).

Назад в гражданскую войну — к чему приведет Украину закон о земле
Назад в гражданскую войну — к чему приведет Украину закон о земле
© РИА Новости, Александр Кряжев | Перейти в фотобанк

И это не говоря о смешной госпомощи на фермерство (на 1330 фермерских хозяйств) в размере 2,9 млрд гривен (7,34 млрд руб.). Хотя предусмотрено 4,4 млрд грн (11,14 млрд руб.). Документ гласит, что деньги пойдут на удешевление покупки с/х земли для отечественных земледелов. Это самый слабый уровень поддержки агросектора за последние 25 лет, отметил Томич.

«И теперь они (политики и власть. — Ред.) говорят, что наши фермеры смогут конкурировать с транснациональными корпорациями при покупке земли. Это просто издевательство какое-то», — посетовал Скаршевский.

Советник премьер-министра по земельным вопросам Алексей Мушак сказал, что эти деньги обойдут многих фермеров, поскольку они ведут подпольную бухгалтерию и не показывают официальные доходы-расходы. Но это снова подтверждает нацеленность реформы на иностранцев.

«Принимая такие законы, наша власть создает новые рабочие места. Правда, не в Украине, а в Польше», — предвещает экономист.

Монополии помогут процветанию?

В законопроекте действительно отображена опасная тенденция — направленность рынка земли на латифундистов. К примеру, напоминает юрист Василий Мирошниченко, это сработало в Южной Корее. Там и промышленность, и сельское хозяйство расцвело на госмонополиях. Но это означало и диктатуру, и лишение демократических прав. Это привело к тому, что численность сельского населения резко упала.

«Кстати, это общемировая тенденция. У нас в селах проживает 20% населения, а в сельской местности США — 4% фермеров. Они работают в городах, но живут в селах, но тенденция к сокращению численности сельского населения есть. В Голландии, где очень мало сельского населения, производительность труда в 78 раз выше, чем у нас», — привёл данные правовед.

Важно, чтобы во втором чтении были учтены предохранители против уничтожения мелкого и среднего фермерства и механизмы сбалансированного развития села. Так как рынок земли устраивает как иностранный капитал, так и отечественных олигархов, которые и так являются латифундистами.

Как бы то ни было, правовед рекомендует не бояться латифундий. Ведь, к примеру, «Польша начала развиваться после прихода немецкого, австрийского и другого капитала, а в Америке японцы спокойно владеют землей рядом с американскими фермерами».

Грядёт сельский майдан?

У крестьян — жёсткая позиция. Союз украинского селянства и другие фермеры встречались с президентом Владимиром Зеленским и передали ему свои требования. Иван Томич надеется, что ко второму чтению Рада не проголосует за закон или вернет его в комитет на доработку. Со своей стороны аграрий в рамках своей организации будет делать все, чтобы так и случилось.

«Другой сценарий. Сказал президент: референдум. Но касательно иностранцев. Давайте добавим: референдум по запуску этого закона. Если украинское общество поддержит этот вариант закона — всё, с богом», — выставил властям условие Томич.