Нет и прогресса по ключевому пункту переговоров — взаимной отмене исков и отказе от претензий. А исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко заявил, что компания готова рассмотреть разные варианты по судам с «Газпромом», но не «обнуление» решения cтокгольмского арбитража.

Непримиримые позиции сторон

27 октября на трехсторонних консультациях по транзиту с участием Еврокомиссии представители России предложили пакетный вариант решения газовых проблем. В частности, речь шла об обнулении всех претензий и судебных разбирательств. В Киеве к этому отнеслись критически.

«Мы не воспринимаем такое предложение вообще. <…> Просто о нем (о решении стокгольмского арбитража. — Прим. ред.) забыть не можем», — заявил Витренко.

По его словам, то же самое касается нового иска «Нафтогаза» к «Газпрому» на сумму 12 миллиардов долларов.

«Мы указываем на нарушение контракта со стороны "Газпрома". Если они нам конструктивно покажут, как они готовы эти нарушения ликвидировать или как-то компенсировать нам соответствующие потери от этих нарушений, то мы готовы это рассмотреть», — добавил Витренко.

Витренко озвучил потери Украины при прекращении транзита российского газа
Витренко озвучил потери Украины при прекращении транзита российского газа
© Facebook/Сергій Лещенко
5 ноября «Нафтогаз» оценил все свои претензии к «Газпрому» в 22 миллиарда долларов, которые сложились из решения Стокгольмского арбитража (почти 3 миллиарда), иска на 12 миллиардов и семи миллиардов штрафа, назначенного Антимонопольным комитетом Украины.

При этом ранее Витренко отмечал, что в Киеве готовы снизить сумму исковых требований по второму пункту с 12 до двух миллиардов в случае продолжения транзита газа с 2020 года и сохранения доходов от него на текущем уровне.

Действующие контракты на транзит истекают в конце 2019-го. Стороны ведут переговоры о пролонгировании или заключении новых договоров, однако пока безрезультатно.

Как в газовом вопросе смешались политика и экономика, возможен ли компромисс и к чему приведут переговоры, изданию Украина.ру рассказали эксперты энергетической сферы.

Нужно разделить политику и газ

Разные украинские чиновники высшего уровня заявляли, что возможно вынесение «газового вопроса» на саммит «нормандской четвёрки». По сути предлагалось решить весь комплекс российско-украинских вопросов с участием лидеров Германии, Франции, России и Украины.

Однако сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич категоричен: «нормандская четвёрка» здесь ни при чём.

«Во Францию российский газ вообще не поставляется. Никакой логической связи нет. Должен быть подписан коммерческий контракт. 

До конца года цена на газ для украинцев может подскочить на 35% – Скаршевский
До конца года цена на газ для украинцев может подскочить на 35% – Скаршевский
© Facebook, Виктор Скаршевский | Перейти в фотобанк
Теоретически встреча Путина и Зеленского была бы полезна, но смысла такой встречи сейчас нет — украинскому президенту просто нечего предложить. Еще меньше оснований выносить этот вопрос на встречу в «нормандском формате», который был создан для урегулирования конфликта в Донбассе», — поясняет эксперт.  

С Маруничем согласен директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. Он отмечает, что «нормандский формат» создан для политического урегулирования.

«И, наоборот, есть США, которые только мешают на самом деле находить договоренности. Потому что не является особо секретом, что США делают всё, чтобы сохранить украинский транзит, и давят на европейских партнеров, и с их подачи такие страны, как Польша, занимаются спорными моментами.

То есть это спор хозяйствующих субъектов: есть «Газпром», есть «Нафтогаз». Конечно, это вопрос и государственных органов, поэтому участвует министр энергетики с нашей стороны, министр энергетики с украинской стороны, но при чем тут президентский формат, при чём тут Донбасс, при чём тут политическое урегулирование? Это вопрос о том, будет ли транзитироваться российский газ через украинскую территорию, или вопрос украинской территории, которая требует независимости? Как эти истории могут быть связаны?» — задаёт риторические вопросы эксперт.

Переговоры под Рождество  

Симонов считает, что в ноябре переговоров не будет: во-первых, сейчас Европейская комиссия проходит стадию переформатирования: уходит вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович. Надо разобраться в вопросе. А во-вторых, прогресса не видно.

«Переговоры сентябрьские-октябрьские были в формате присматривания друг к другу — с украинской стороны уже был новый министр энергетики. И стороны зафиксировали, что они еще готовы разговаривать, не переходя к более серьезным действиям. Но переговоры длились, как мы знаем, от часа до полутора — никаких экспертных серьезных переговоров не было. Просто сигнал, обозначающий желание разговаривать», — сказал директор Фонда национальной энергетической безопасности.

А у нас реверсный газ, а у вас? Мечта Украины и Молдавии не зависеть от «Газпрома» - утопия
А у нас реверсный газ, а у вас? Мечта Украины и Молдавии не зависеть от «Газпрома» - утопия
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
По его прогнозам, настоящие многодневные переговоры будут под Рождество — в 20-х числах декабря, это будет последняя попытка найти компромисс.

«Ввиду того, что после 25-го в Европе никаких чиновников уже не найдёшь, думаю, что между 20 и 25 декабря. Поэтому сейчас чем тратить время на «поехать в Брюссель», пожать руки и разъехаться, мне кажется, надо начинать готовить декабрьские серьёзные рождественские переговоры, которые будут последним шансом для разруливания ситуации в договороспособном ключе», — пояснил Симонов.

«В любом случае нужно будет подписывать документы»

Компромисс в переговорах возможен, говорит Дмитрий Марунич. Всё равно придется договариваться, даже если с первого числа 2020 года будет прерван транзит, уверен он.

«В любом случае нужно будет подписывать какие-то документы, по которым будут взаимодействовать «Газпром» и новый оператор ГТС Украины. Иначе получится какая-то вакханалия и абсурд, не может быть такого», —  сказал сопредседатель Фонда энергетических стратегий.

Позиция России обозначена: отказывайтесь от штрафных санкций. Позиция Украины тоже понятна: надо подписать хоть какой-то долгосрочный контракт, разъясняет Константин Симонов.

«Она понимает, что если на год будет продление, то через год у неё ни одного аргумента не останется — вся инфраструктура альтернативная заработает, и Украина практически будет не нужна как транзитное государство.

Поэтому для Украины важно получить хоть какой-то долгосрочный контракт не ниже хотя бы 50 млрд кубов. Вот те позиции, которые принципиальны для сторон», — сообщил эксперт.

Хороший, очень плохой и реальный сценарии

Позитивным сценарием развития событий будет достижение договоренностей и подписание контракта. Это должен быть некий пакет, куда будет включен пункт о поставках газа на Украину, говорит Дмитрий Марунич. При этом это необязательно будет десятилетний контракт, как того желает Украина. 

Вопрос газового транзита теперь будет обсуждаться между Путиным и Зеленским — Землянский
Вопрос газового транзита теперь будет обсуждаться между Путиным и Зеленским — Землянский
© пресс-служба президента Украины / РИА Новости/Сергей Гунеев
«Худший сценарий — это длительное прерывание транзита со всеми вытекающими. Скандал, Европа в шоке. Последствия прогнозировать сложно, но самые большие риски — для Молдавии и Болгарии, которые останутся без газа.

Ну и некий средний  вариант — продолжение транзита без контракта с попытками найти урегулирование. Это плохо для Киева, но оставляет возможность договориться при посредничестве Еврокомиссии и минимизирует риски для тех стран, которые я назвал», — рассказал эксперт.  

Константин Симонов тоже назвал три варианта развития ситуации.

Самый негативный: стороны не договариваются, контракт не действует в следующем году. С 10 утра января 2020 года «Газпром» начинает поставки в Европу без Украины, используя «Турецкий поток», первую нитку Eugal, который заработает, достраивая «Северный поток-2», используя подземные хранилища, которые закачаны под завязку. А дальше начинается тяжелая зима для Украины.

«Самый позитивный сценарий заключается в том, что стороны приходят к какому-то компромиссу, заключается либо однолетний договор, либо даже долгосрочный, но на транзит небольших объемов газа, которые устроят «Газпром». Возможно, по повышенным тарифным ставкам.

То есть существует договор, который позволяет продолжить транзит, естественно, не в объеме 86 млрд, которые были в прошлом году, и не в объеме 60-40 млрд, на чем настаивает Украина. Пока в этот сценарий не особо верится, но выглядит самым позитивным.

А между этими крайними могут быть еще десятки различных вариантов», — допускает Симонов.  

При этом он добавляет, что о прогнозах говорить рано: «задайте этот вопрос лучше 22 декабря. Все реально может измениться на этих переговорах. Они будут очень тяжелыми, но они будут».