Впервые об Авакове заговорили 3 октября под конец дачи показаний бывшим спецпредставителем госдепа США по Украине Куртом Волкером. Дипломат сказал, что встречался с ним в Вашингтоне в этом апреле и говорил о необходимости проведения честных выборов. Волкер считает, что именно после этого визита министр перешел на сторону Зеленского. О контактах Авакова с Джулиани и кем-либо из конгрессменов он не имеет никакой информации. Других встреч с главой МВД в его карьере не было.

Трудно поверить, что прежде Волкер и Аваков не общались один на один в Киеве, равно как и в то, что говорили только о честности выборов. Исход второго тура был абсолютно ясен, а то, что министр не заинтересован в фальсификациях в пользу Порошенко, стало понятно задолго до первого. Но для Волкера главным было не сказать лишнего. Он очень хорошо отзывался о бывшем после на Украине Мари Йованович, которую знает с 1988 года, и мог рассчитывать на то, что она не расскажет о его киевских встречах с Аваковым (если они были). А вот об апрельской встрече надо было упомянуть: о ней мог не знать широкий круг лиц в Вашингтоне. Однако говорил Волкер о ней так, чтобы не порождать новых вопросов к себе, да и чтобы Авакова не подставить.

Скандальные показания экс-посла США на Украине Йованович. Как она мстит Порошенко
Скандальные показания экс-посла США на Украине Йованович. Как она мстит Порошенко
© AP, J. Scott Applewhite | Перейти в фотобанк

Гораздо более интересная информация всплыла при даче показаний самой Йванович 11 октября, когда обнаружились две сюжетные линии, связанные с Аваковым. Оказывается, глава МВД еще в ноябре-декабре 2018 года общался с кем-то из сотрудников посольства (не с самой Йованович), чтобы предупредить: послу надо быть осторожней из-за активности адвоката Трампа Джулиани на украинском направлении. Это так встревожило Йованович, что она сразу переговорила на данную тему с помощником госсекретаря Джорджем Кентом.

Кстати, из её показаний выясняется, что впервые об этой активности она узнала в конце 2018 года. Якобы тогдашний генпрокурор Луценко не делал секретов из своих контактов с Джулиани. Но вполне возможно, что она узнала об этом именно от Авакова, просто не хотела это сказать прямо. Ведь выгоднее представлять Авакова просто защитником репутации посла, а не добровольным информатором, каким он фактически и был.

В феврале после своего возвращения из США Аваков уже лично общался с Йованович и говорил ей, что ему звонил Джулиани, пытался встретиться, но он уклонился, так как не хочет, чтобы Украина вмешивалась в американскую политику. Также из этого разговора она впервые узнала имена рождённых в СССР флоридских бизнесменов Льва Парнаса и Игоря Фрумана, которые помогли Джулиани встретиться с Луценко, посещавшим США в январе 2019 года, как раз незадолго до Авакова.

По словам Йованович, она сообщила Госдепу об этой беседе, и там «все были в шоке — ведь у нас долгая история отношений с Аваковым, и вещи, которые он говорил, обычно оказывались достоверными». А ведь Джордж Кент, как видно из его показаний, дававшихся позднее, встречался с Аваковым в Вашингтоне 11 февраля, и министр рассказывал ему, что Луценко в Америке поливал грязью его и Йованович. Поэтому привести Госдеп в шок (если посол не преувеличила реакцию своих коллег) могла только некая новая информация, а не уже известный факт контактов генпрокурора Украины с Джулиани.

Очевидно, глава МВД привел Йованович некие подробности, о которых та благоразумно умолчала.

Вторая сюжетная линия связана с высказываниями Авакова, которые тот делал в соцсетях во время предвыборной кампании в США в 2016-м, когда называл Дональда Трампа «опасным маргиналом» и «клоуном, который опасней для США, чем терроризм». Министр эти посты давно убрал, но они приведены в хорошо известной публикации издания Politico от 11 января 2017 года. О них напомнил Йованович под конец ее речи Стив Кастор, ведущий представитель республиканской партии в аппарате регламентного комитета палаты представителей (ряд определенных партиями сотрудников аппарата участвуют в слушаниях наравне с конгрессменами).

Кастор, приводя эти цитаты, спрашивал Йованович, является ли Аваков «антитрампистом», а та отвечала, что нет — «он очень прагматичный человек… ищет партнерства и, если президентом США является Дональд Трамп, он будет работать с Трампом, а если им будете вы, будет работать с вами».

На последующих слушаниях обе эти связанных с Аваковым линии также присутствовали, но не в равной степени. О его информации по поводу Джулиани говорил лишь Джордж Кент (17 октября), но заметно короче, чем Йованович. Тема оценок Трампа Аваковым в соцсетях тогда не поднималась, однако она звучала в ходе дачи показаний бывшего спецпомощника президента и старшего директора по России Совета национальной безопасности Фионы Хилл (14 октября), директора по европейским делам того же Совета Александра Виндмана (29 октября) и поверенного в делах в Украине Уильяма Тейлора (22 октября).

В последнем случае она муссировалась активней всего. От республиканцев выступали конгрессмены Джим Джордан из Огайо и Келли Армстронг из Северной Дакоты.

В ходе показаний Тейлора стала очевидной и причина внимания к давнему выпаду главы МВД против Трампа. С точки зрения республиканцев, наличие антитрампистов в украинской власти являлось основанием для того, чтобы президент США опасался интриг из Киева, хотел их обезвредить и потому делал эти акценты в разговоре с Зеленским 25 июля, спровоцировавшим вопрос об импичменте. Похоже, на подозрении находятся и другие лица, упомянутые в публикации Politico, — Сергей Лещенко и Валерий Чалый.

От Манафорта до Байдена. Трамп косвенно признал вмешательство Украины в выборы в США
От Манафорта до Байдена. Трамп косвенно признал вмешательство Украины в выборы в США
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Правда, о присутствии тогдашнего руководителя кампании Трампа Пола Манафорта в «амбарной книге» Партии Регионов говорил в августе 2016 и глава Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник. Но в статье в Politico его фамилия вообще не фигурирует, а относительно НАБУ сказано, что оно лишь проверяет достоверность содержащейся в книге информации, и что его представители сказали изданию: Манафорт не является объектом расследования, так как он не гражданин Украины. И хотя фамилия Сытника и всплывала на слушаниях в Конгрессе, она не упоминалась в контексте украинского вмешательства в выборы в 2016 году. А ведь он, как и Аваков, сохранил должность, и его заявления о выделении Манафорту регионалами 12 миллионов долларов имело несравненно большее практическое значение, чем оценочные суждения Авакова.

Но вряд ли Politico и конгрессмены недосмотрели, скорее всего они выводят созданное по инициативе американцев НАБУ из-под удара и считают, что руководитель этой структуры просто исполнитель пожеланий американской администрации.

Ну а Лещенко и Чалый должности при новой власти потеряли, да и влияние их не сравнить с аваковским. Не случайно участники слушаний подчеркнуто расспрашивали свидетельствующих чиновников о степени влиятельности Авакова. Они узнали от Кента, что министр в феврале 2019 «был второй по силе фигурой в стране после президента Порошенко», а от Виндмана, что глава МВД помимо полиции и внутренних войск контролирует и «военизированные формирования» националистических боевиков.

Думаю, что внимание приверженцев Трампа к Авакову порождено отнюдь не их злопамятностью, а сочетанием его влиятельности с игрой на стороне демократов. Ведь когда Волкер давал показания, никто не вспоминал, что писал министр в Твиттере и в Фейсбуке в 2016 году. Эта тема всплыла сразу после того, как Йованович объяснила, что Аваков не просто не хотел вовлечения Украины в американскую политику, а был информатором демократов уже при нынешнем президенте США.

Очевидно, в деле об импичменте защитники американского президента будут и дальше раскручивать фактор Авакова. Ведь он — яркий и единственный пример антитрамписта в нынешней украинский власти. Пример, служащий оправданием тех действий президента США, за которые демократы и пытаются инициировать его отрешение от должности. Раскручивание этого фактора должно только укреплять недоверие команды Трампа к киевской власти, пока там присутствует Аваков. И если президент США успешно выдержит натиск противников и будет переизбран на второй срок, увольнение министра, вероятно, станет условием сохранения американской помощи.

Да и сейчас Аваков эту поддержку объективно не поощряет.

С другой стороны, демократам Аваков нужен как свой человек в команде Зеленского. А если они победят в ноябре 2020, это должно не просто усилить его позиции независимо от того, сохранит ли он должность, но и создать перспективы для возвращения во власть тех, кто пять лет назад получил её, назвавшись «сильной командой для сложных  времен»: Яценюка, Турчинова, Парубия. Впрочем, здесь с демократами должно быть солидарно и глобалистское крыло республиканцев, что видно из показаний Волкера.