Он вырос на северной окраине Донецка, пойдя в школу осенью 1961 года, когда областной центр лишили имени Сталино и дали нынешнее. От родного поселка Ветки до Путиловского завода и Путиловского леса пара километров. За ними открывались степи. Дальше гудел аэропорт, о жуткой судьбе которого ни Юра Кара, ни его товарищи тогда и подумать не могли.

Крепкие ребята из Донецка

О чем же они думали? Наверное, кем стать в этой (той еще) жизни. Но Кара особенно не задумывался — отец-горняк, выпускник Донецкого политехнического, был за то, чтобы сын стал инженером. Возможно, поэтому и перевел его из родной СШ №70, что в двух шагах от дома, в СШ №17 с физико-математическим профилем.

Инженером Юрий Кара стал. Окончил Московский институт стали и сплавов, вернулся в Донецк, проработал два года инженером и стал кандидатом физматнаук. А потом взяли свое артистические наклонности: то ли музыкальная школа, то ли папа, играющий на аккордеоне, то ли участие в школьной самодеятельности,  а может и все вместе. Так или иначе, но Кара бросил налаженную инженерную и научную карьеру и отправился в Москву поступать во ВГИК.

Тут у меня подозрение. Не землячок ли Юрий Мороз подбил его на это дело? Помните такого режиссера, снявшего фильмы «Пелагия и белый бульдог», «Апостол», «Братья Карамазовы». Он ведь тоже донецкий и жил рядом с Юрием Кара. Отец его работал электриком на знаменитой шахте им. Засядько. Правда, Мороз моложе Кара на пару лет, да и учился в других школах, например, в ближней для себя СШ №57, где чуть позже учился еще один знаменитый дончанин — Сергей Бубка. Мороз, кстати, тоже сперва пытался по фамильной шахтерской дорожке пойти и даже отучился год в горняцком ПТУ.

В общем, в 1982 году два донецких парня поступили во ВГИК. Через пять лет оба его благополучно с отличием окончили. Их педагогом был знаменитый мэтр советского кино Сергей Герасимов. Оба в 1988 году вступили в ряды КПСС и рванули к сияющим вершинам успеха.

А завтра был успех и слава

Дорога вышла разная. Но Юрий Кара, как и его друг и земляк, оставался верен донецкой закваске. Еще на экзаменах во ВГИК, когда Герасимов посетовал, что вот, мол, у молодежи какие-то закидоны квази-нацистские появились, Кара отрезал: «В Донецке это невозможно». И ведь почти прав оказался. Даже головорезов из донецких болельщиков-ультрас, зиговавших на матчах «Шахтера» и «Металлурга», родной город вытолкал взашей прямо в объятия украинских нацистов, воюющих против Донбасса. А в том далеком 1982-м Герасимов легко согласился: «Да, в Донецке крепкие ребята».

Кара доказал, что не только крепкие, но и одаренные. Первым же серьёзной работой режиссера стал его диплом «А завтра была война» по повести Бориса Васильева. Режиссер Юрий Кара открыл в этой киноленте актрису Наталью Негоду. Фильм вышел настолько талантливым, что его немедленно поставили в прокат. Он сделал Госкино кассу, а молодому режиссеру принес признание. Но признание такой товар, который надо немедленно пускать в оборот, если хочешь иметь с него дивиденды. Донецкий паренек стремительно снял новую картину, имевшую просто оглушительный успех.

Негода, для которой донбасские режиссеры оказались в ее скромной карьере самыми успешными, в 1988 году снялась в культовой «Маленькой Вере», которую снял уроженец Мариуполя Василий Пичул, а Юрий Кара отгрохал своих «Воров в законе» с потрясающей Анной Самохиной.

Самому донецкому  кинорежиссеру России Юрию Каре - 65

В те годы кино на криминальную тему было внове, но картина пережила время и пик своей популярности, сохранив зрительские симпатии, если не сказать, любовь.

Фильм «Воры в законе», снятые по мотивам рассказов Фазиля Искандера, что придавало фильму своеобразный шарм, показывает ту часть жизни, которая никуда не девается ни при царе, ни при советах, ни в эпоху постмодернизма.

«Какое время на дворе — такой мессия»

На Одесском кинофестивале «Ворам» дали премию «ККК» — «конъюнктура, коммерция, кич». В те времена и слова-то такие с трудом еще выговаривали. Кару называли камикадзе, который проделал в ханжеском мирке позднего СССР дырку в незнаемую область искусства — массовую культуру.

Критик Алексей Ерохин в №3 «Советского экрана» за 1989 год писал: «Каков поп — таков приход. Каков кесарь — таков слесарь. Каково общество — такова масс-культура. Позапозавчера были «Свинарка и пастух», позавчера — «Иван Бровкин», вчера — «Москва слезам не верит». Сегодня — «Воры в законе». Наличие Шнитке не отрицает существования Пугачевой. Андрей Битов не претендует на лавры Юлиана Семенова. А на киноафишах Бунюэль рядом с Клодом Зиди. Фантомасу нечего делать над гнездом кукушки, а Кабирия не пытается тягаться в скорострельности с «Великолепной семеркой».

Однажды на Патриарших

Третий шаг на олимп отечественного кинематографа Кара сделал уже после гибели СССР. Многовариантность жизни пугала и затягивала вчерашних советских людей. Пускались во все тяжкие не только скороспелые богачи, но и обычные граждане. О людях искусства и говорить нечего. Тем более что правила игры изменились — деньги охотно давали на то, что, как считали все те же скороспелые, окупится. То есть уже и не на масс-культуру, а часто на откровенную «чернуху» или на худой конец — «желтизну». Согласимся с максимой Андрея Вознесенского: «Какое время на дворе — таков мессия».

Мы-то согласимся, а вот Кара решил не соглашаться, и уж коль появились в стране шальные деньги, то «не пора ли замахнуться нам на Вильяма, понимаете ли, Шекспира?»  Так дончанин Кара замахнулся на Михаила Булгакова. Снять фильм «Мастер и Маргарита» было мечтой многих режиссеров с тех пор, как страна прочла великий роман в 1966-1967 годах. Эльдар Рязанов, Виктор Наумов, Элем Климов обожглись на запретах. А вот Юрий Георгиевич нашел компанию «ТАМП», уговорил ее вложить 15 миллионов долларов (по тем временам просто немыслимая сумма для отечественного кино) и повез киногруппу сниматься в Израиль — на натуру.

Самому донецкому  кинорежиссеру России Юрию Каре - 65

Кара всегда был перфекционистом, он даже фильм про выход в космос Евгения Леонова собирался снимать прямо в космосе — ну, а кто скажет, что это невозможно?

Блуждающие в идентификации. Национализм и вопросы культурологии Украины
Блуждающие в идентификации. Национализм и вопросы культурологии Украины
© Facebook/Виталий Кличко

В результате Кара снял лучшую версию киноромана. И Владимир Бортко снял прекрасную экранизацию в 2005-м, но Юрий Кара в 1994-м смог предложить зрителю очень и очень булгаковскую по духу картину. А какой набор актеров! — Михаил Ульянов, Валентин Гафт, Сергей Никоненко, Анастасия Вертинская, Леонид Куравлев, Борислав Брондуков, Вячеслав Шалевич, Сергей Гармаш, Виктор Павлов, Александра Захарова, Николай Бурляев, Евгений Весник, Владимр Кашпур, Наталья Крачковская, Спартак Мишулин, Игорь Кваша, Игорь Верник, Виктор Раков. Весь цвет характерных актеров советского кино.

Но показать фильм не дали. Формальным поводом послужил иск к создателям фильма сына последней жены Булгакова от первого брака. На деле же Кара вдрызг разругался со спонсорами. И те положили фильм на полку. На целых 17 лет. Конечно, он и по сей день прекрасен. Но, как говорил сам Кара, киноязык меняется, эффект уже не тот.

А характер остался донецкий

Как это часто бывает с теми, кому подрезают крылья, Юрий Георгиевич больше не снимал великих фильмов. Таких, как его первые три картины. Нет, были замечательные «Пиры Валтасара», «Королев», «Гамлет XXI век», но это уже кино другого ряда. 

Кара активно участвует в киножизни России. И в общественной тоже. Смолоду он проявлял себя антиамериканистом по отношению к кинорынку. По сути дела, говорил он то же самое, что во Франции Жерар Депардье: надо создавать свой прокатный рынок и на него пускать только качественные американские фильмы, а не «попкорножевательные».

А 17 сентября 2014-го на экспертном совещании Общероссийского народного фронта заявил: «Я считаю, что на то время, пока существуют их санкции (США), нужно запретить все американские фильмы для показа в наших кинотеатрах, то же самое можно сделать и на телевидении». С мудрым, дерзким донецким, русским талантом сложно не согласиться. Но соглашаться надо, и что-то делать в этом направлении тоже надо. Помочь, по мнению Юрия Кара, может государство. Хотя бы поощрительными мерами к своим фильмам и ограничительными к заокеанским.

Разумеется, как любой нормальный донецкий, хоть и давно уже московский, он поддержал возвращение Крыма в родную гавань. 11 марта 2014 года подписал обращение деятелей культуры Российской Федерации в поддержку политики Президента РФ Владимира Путина на Украине и в Крыму. Впрочем, это уже совсем другое кино. Не про кино.