Информация фейковая, а полиция не работает

Сравнение данных за десять месяцев 2015 года и за такой же период 2019-го показывает, что в целом число зарегистрированных преступлений снизилось. В 2015-м их было более 468 тыс., сейчас не дотягивает и до 403 тыс. При этом число убийств снизилось более чем на 1 тысячу, краж — на 42 тысячи, грабежей — на 7 тысяч. Но вместе с тем выросло число зафиксированных взяток — в 2015 году было зарегистрировано на 68 случаев меньше, чем сейчас. Полицейские зарегистрировали на 52 факта больше изнасилований. А вот число случаев изготовления и продажи вредоносных компьютерных программ выросло более чем в 10 раз. Если в 2015-м их насчитали всего 18, то с начала 2019 года — 187.

«Ни одна из социологических фирм, которые, может быть, проводили эти исследования, не говорит: а сколько лиц из тех, что рассказывали о доверии к полиции (как и о недоверии к судам), действительно обращались в полицию за защитой своих прав. Полиция не работает. Статистика — филькина грамота», — такое мнение сложилось у юриста Ростислава Кравца.

Сама же полиция, считает он, деморализована, и никакой перспективы для продвижения в карьере у полицейского нет. Ведь каждая новая власть может принципиально поменять законодательство и работников правоохранительных органов признать преступниками, как это было в 2014 году с началом люстрации. Уволенные милиционеры были вынуждены восстанавливаться на прежнем трудовом месте через суды.

Беспредел одесской «Полины». Вопреки Конституции полиция выселяет без решения суда
Беспредел одесской «Полины». Вопреки Конституции полиция выселяет без решения суда
© Facebook, Служба безпеки України | Перейти в фотобанк

«Мы видели, чем закончились оценивания и конкурсы полицейских. Кроме коррупционных скандалов и восстановления полисменов на основании этого оценивания (а кто не захотел, ушел на пенсию), больше похвалиться нечем», — сообщил юрист.

Под нажимом и то не всегда срабатывает

Вместе с тем, от смены вывески и оттока профессионалов стало только хуже. Кравец утверждает, что, к примеру, в случае кражи ее зарегистрируют как преступление. Но через пару недель станет известно, что «ровным счетом ничего не сделано» для его раскрытия. Данные по раскрытию тяжелых преступлений такие же нерадостные.

«Вы не сможете без давлений на полицию — напоминаний, угроз, заявлений и жалоб — не сможете хоть что-то сделать. Украли телефон? Украли деньги с кредитной карты? В жизни наша полиция ничего не сделает, если вы их не будете долбать», — посетовал адвокат.

Об этом же свидетельствует пример поимки израильского наркобарона, которого полиция задержала вместе с СБУ и другими силовиками, когда преступника нашли в Умани. Правда, и пинок не помогает. Ведь работа конкретно в этом случае (да и чего уж — и во многих других тоже) была проделана на тяп-ляп. Не исключено, что умышленно, так как наркодилер удрал от эсбэушников прямо в международном аэропорту Борисполь во время экстрадиции.

Политические заказные убийства тоже не раскрываются — в делах об убийстве Павла Шеремета и Екатерины Гандзюк вроде бы есть подозреваемые исполнители, но преступления так и остались пока нераскрытыми. Процесс о расстрелах людей на площади Независимости в феврале 2014 года бесконечно тянется. По мнению Кравца, «эту святую тему никто никогда расследовать и не планирует».

Украинская полиция создает спецназ для вмешательства в семейные разборки
Украинская полиция создает спецназ для вмешательства в семейные разборки
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Ею, конечно, занимаются Генпрокуратура и Госбюро расследований. Тем не менее эти структуры — такие же элементы правоохранительной системы, как и МВД.

Без уточнений не считается

Объявляется, что в Украине снизилось количество заключённых. Если в 2013 году их было 127 тысяч, то в 2016-м, после принятия нового Уголовно-процессуального кодекса и закона Савченко, их осталось 60 тысяч человек, или же 167 заключённых на 100 тысяч человек.

«Для сравнения, в США этот показатель равен 666 заключённым на 100 тысяч человек, в России — 436, в Польше — 189», — приводит информацию Украинский институт анализа и менеджмента политики (УИАМП).

Но правозащитник заявляет, что количество заключенных в стране не имеет никакого отношения к работе полиции. Действительно, по закону Савченко какую-то часть осужденных выпустили. Но есть ли у органа данные о том, по каким статьям стало меньше арестантов? О тех лицах, которые вышли на свободу и вскоре попали обратно в тюрьму? И при каких обстоятельствах?

«За тяжкие преступления они попали обратно, причем в течение месяца-двух. А убрали криминализацию экономических преступлений, соответственно, стало меньше осужденных за экономические преступления. Тяжких и организованных преступлений стало больше — их никто вообще не расследует. Сходят с рук преступления «общественных организаций», когда они захватывают здания и учреждения», — делится случаями из практики Кравец.

Зрада под Полтавой. Полиция заинтересовалась «антиукраинскими» рисунками младшеклассников
Зрада под Полтавой. Полиция заинтересовалась «антиукраинскими» рисунками младшеклассников
© Facebook, den.gorohovsky

О чем наврал Аваков

Обнародованные цифры — преувеличены и труднопроверяемы. Любая статистика МВД — это манипуляция и ничего не несущая информация. Преподнесенные данные растянуты и их сложно проверить.

«О реформах в системе МВД нашим зарубежным партнерам рассказывали, как о самом удачном действе. Аваков откровенно врет, называя немыслимые цифры. Это абсурд. Реальное доверие не превышает 10-15%», — сказал эксперт в области безопасности Сергей Шабовта.

Снова открываем анализ информации, проведенный УИАМП. Так, за 2016 год в Украине было зарегистрировано 592 604 уголовных нарушения, что на 27 422 больше, чем в 2015 году. Существенно возросло количество тяжких преступлений. С учтённых 177 855 в 2015 году до 213 521 — в 2016 году, что на 35 666 (или на 20%) больше.

Зеленский, Аваков, Коломойский: делится ли Украина на троих? Обзор политических событий со 2 по 8 ноября
Зеленский, Аваков, Коломойский: делится ли Украина на троих? Обзор политических событий со 2 по 8 ноября
© politnavigator.net

«Криминогенная статистика особенно ухудшилась в ключевых городах и регионах. В Киеве за 2016 год зарегистрировано 73 тысячи уголовных дел, что на 16% больше, чем в 2015 (тогда было 63 тысячи). В Харьковской области в 2015 году было зарегистрировано 40,9 тысяч уголовных дел, а в 2016-м — 50,5 тысяч уже (рост на 23,5%). В Одесской области в 2016 году было зарегистрировано 34 тысячи преступлений. Это на 18% больше, чем в 2015 году (29 тысяч преступлений)», — сообщатся в исследовании.

Шабовта уверен: мало того, что ни один из элементов правоохранительной реформы не дал позитивных результатов, так еще колоссальный вред был нанесен самой системе. Люстрация же касалась верхушки МВД, но все равно очищение власти по-украински было признано Венецианской комиссией в частности и Европой в целом, как нарушающее фундаментальные права человека.

Незаконно увольняли и выталкивали

А вот переаттестация рядовых и повыше рангом милиционеров превратилась в мясорубку сведения счетов с опытными, сильными кадрами. В течение 2015 года из 170 тысяч человек было уволено 47 тысяч. По словам эксперта, профильный министр Арсен Аваков вопреки трудовому законодательству увольнял целые подразделения (ГАИ, УБОП) как раз на фоне формирования устойчивой организованной преступности во всем мире. А Украина как раз интегрирована в европейскую оргпреступность.

«Их массово и намеренно выталкивали с работы, самые сильные ушли под улюлюканье. Их пытались заменить своими низкопробными людьми. Или теми, кто и раньше служил в системе, но готов был нагибаться, сотрудничать и приносить за это деньги», — рассказал Шабовта.

Самое страшное — сокрытие взяточничества

И как показывает доклад УИАМП, экспертом которого Сергей Шабовта и является, коррупция в этом органе как цвела, так и цветет. То есть полиция сохранила самое страшное от прошлой системы и скрывает все следы служебных преступлений.

«За 9 месяцев 2016 года, по словам Хатии Деканоидзе, на тот момент главы Национальной полиции, было открыто 900 криминальных дел против полицейских. Речь идёт о коррупции, взятках, превышении служебных полномочий. По официальной статистике Генпрокуратуры, в 2016 году было возбуждено 1140 криминальных дел по статье «Превышение власти или служебных полномочий сотрудниками правоохранительных органов». Однако из всего этого массива лишь в 58 случаях было вручено уведомление о подозрении, лишь 46 дел было направлено в суд с обвинительным актом. При этом в 1094 криминальных правонарушениях к концу года не было принято решение. По 2459 криминальным правонарушениям производство было закрыто», — в частности, гласит доклад.

Аваков сделал из МВД мясорубку для сведения счетов — Шабовта
Аваков сделал из МВД мясорубку для сведения счетов — Шабовта
© Facebook, Сергей Шабовта

Аналитик считает, что в ходе реформы власть была обязана обозначить переходной период в, допустим, 3-6 месяцев, чтобы уходящая гвардия передала свой опыт. И это не только касается патрульных. Вернее, начинать реформу с образования патрульной полиции и было грубой ошибкой. Она решает не более 10% стратегических задач МВД.

По оперативникам, специалистам в раскрытии киберпреступлений, системе обеспечения общественной безопасности был нанесен удар. Сегодня функционал сужен и передан в управление НПУ. И система там благополучно хиреет.

«Раньше обеспечение общественной безопасности напрямую курировал один из замминистра внутренних дел. На него была замкнута целая иерархия подразделений, которые занимались профилактикой — работа участковых, работа с подростками и людьми, отбывшими наказание. Сейчас же те, кто работает на местах, в районах, говорят мне, что связаны нормативными путами», — рассказал кадровый офицер.

Сколько граждане платят за бездействие

Такая беззубость и неподготовленность к опасностям сулит большие проблемы — поскольку Киев, как воронка, стягивает в себя весь криминал из регионов, где жизни нет. А региональная уголовщина (карманники и домушники) легко распределяет между собой столичные участки и обязательно находит покровителей — в виде представителей самой правоохранительной системы.

Эксперт считает, что, если исключить даже миллиардные экономические преступления в стране, блок уголовных преступлений (воровство, разбой, убийства, изнасилования) за год превысил в денежном исчислении $1,3 млрд.

«Этот показатель демонстрирует, во сколько обществу ежегодно обходится бездействие нашей полиции. Методика подсчета цены преступлений условна, но тем не менее она существует в ряде стран Европы и Америки. Общество должно четко представлять, к чему приводит бездеятельность правоохранителей», — заключил Сергей Шабовта.