Насилие в семье является сложной и неоднозначной проблемой общества, для решения которой еще не выработано действенных механизмов. На Украине риски насилия в семье особенно высоки, 497 тыс. человек, то есть 1,2% населения, прошли через карательную операцию в Донбассе и не реабилитированы психологически.

Украинская статистика преступлений на почве домашнего террора ужасает. Ежегодно от рук домашних убийц гибнет более 800 человек, в 2018 году 165 тысяч пострадавших обратились с заявлениями в полицию, кстати, 10 процентов из них мужчины. Семейная социология говорит о том, что к правоохранителям идет только 15% от реального количества потерпевших, то есть реально пострадавших от домашнего насилия в шесть раз больше — то есть около миллиона украинцев. Таким образом эту проблему надо решать, но как часто это происходит на Украине, решение одной проблемы порождает проблему еще большую.

Особая «Полина»

Для противодействия домашнему насилию украинские парламентарии прошлого созыва приняли закон «О предотвращении и противодействию домашнему насилию», который вступил в силу 11 января 2018 года №2229-VIII. Законом предусмотрен европейский подход к борьбе с домашними тиранами. Теперь любое действие физического, сексуального, психологического или экономического давления, а также его угрозы приравниваются к домашнему насилию и за это виновный по закону может оказаться в тюрьме. Уголовный кодекс дополнили ст. 126-1 максимальное наказание, по которой предусматривает до пяти лет заключения.

В рамках закона предполагалось создать особое подразделение полиции, занимающееся исключительно проблемами в семье. Видимо с намеком на полицию нравов, проект назвали милым женским именем — «Полина». Старт проекта сначала анонсировали на конец 2018-го, потом перенесли на июльнынешнего, но полноценно «Полина» заработала только в сентябре. В каждом районе Одессы были созданы мобильные группы «Полины», которым выделили помещения в райотделах и служебные автомобили.

Выселить без суда

Несмотря на милое название, новое подразделение наделили очень серьезными полномочиями. Сотрудники «Полины», опираясь на нормы нового закона, прямо на месте могут вынести срочное запрещающее предписание, по которому обидчику до 10 дней нельзя будет приближаться к жертве. Предписание может содержать одну из трех обязанностей — обидчик обязан будет покинуть место проживания или пребывания потерпевшего лица, запрет на вход и пребывание в месте проживания потерпевшего лица, запрет в какой-либо форме контактировать с потерпевшим лицом. Важным моментом является то обстоятельство, что ограничение применяется вне зависимости от имущественных прав на жилье.

Фактически полиция может выселить собственника квартиры без решения суда.

Введение в действие этого закона породило возмущение в среде юристов и первые случаи вынесения запрещающих предписаний в Одессе.

За разъяснение ситуации редакция обратилась к одесскому юристу, адвокату Алексею Цветкову.

«Мы с коллегами внимательно изучали текст закона 2229-VIII и созданного на его основе министерского приказа №654. Не смотря на наличие множества положительных моментов и введения понятия психологического насилия, нормы касаемо вынесения запрещающего предписания, мягко говоря, являются спорными. По логике законодателей, протащивших через комитеты рады закон 2229-VIII, согласно абз. 1.п.2 ст. 25 полиция может запретить человеку находиться в его жилище и принудительно выселить его оттуда. При этом п.3 ст. 25 закона говорит, что указанное требование распространяется также на место совместного проживания или пребывания пострадавшего лица и обидчика независимо от их имущественных прав на жилое помещение. На Украине действует Конституция согласно 47 статьи, которой никто не может быть лишен жилья иначе как на основании закона по решению суда, поэтому положения закона 2229-VIII в части выселения по предписанию полицией являются неконституционными. То же самое можно сказать о запрете пребывания где-либо, который относится к исключительной компетенции суда. Законодатель аргументирует запретное предписание заботой об интересах жертвы насилия, в законе это звучит так: «во время решения вопроса о вынесении временного запретного предписания приоритет отдается безопасности пострадавшего лица», опять же, ст. 24 Конституции устанавливает равенство прав граждан перед законом, лицо и его права не могут подвергаться дискриминации по каким-либо признакам. То есть обоснование законодателем принудительного полицейского выселения снова противоречит Конституции, которая имеет высшую юридическую силу».

Лазейка для аферистов

Как пояснили нам юристы, благодаря внедрению таких абсурдных норм, в Украине сложилась очень опасная ситуация для собственников жилья, которой с удовольствием воспользуются квартирные мошенники. Представим себе ситуацию, в которой мужчина, собственник квартиры пригласил к себе на несколько дней девушку, оказавшейся квартирной мошенницей. Положение, в котором человек несколько дней живет в жилище ему не принадлежащем, называется пребыванием и подпадает под действие закона 2229-VIII. Мошенница может спровоцировать скандал, ударить себя головой о дверной косяк, поставив синяк под глазом и вызвать «Полину», по приезду которой заявить, что ее избил сожитель, и потребовать немедленного вынесения запретного предписания для собственника квартиры. Как показывает практика, «Полина» без колебаний выселит человека из его квартиры.

После выселения «обидчик» обязан в течение суток уведомить полицию о своем местонахождении и не приближаться к пострадавшему на срок действия предписания (от суток до десяти дней). За нарушение защитного предписания обидчику грозит уголовная ответственность, достаточно будет всего трех сообщений в полицию.

За это время мошенники смогут не только вынести все ценности из квартиры, но и перепродать ее, используя подлог в реестре, причем покупатель не будет догадываться о мошенничестве, ведь настоящий хозяин не может даже подойти к своему имуществу.

Муж теперь собственность

Работа одесской «Полины» уже дает абсурдные результаты. Две недели назад одесская полиция вынесла запретное предписания для мужа, которого жена не выпускала из квартиры на встречу с другом за кружкой пива. Мужчина выбил входную дверь собственной квартиры и ушел. Обиженная супруга вызвала «Полину», которая, дождавшись прихода мужчины, вручила ему предписание, запрещающее ему в течение 10 дней появляться у себя дома, квартира, кстати, была куплена мужчиной до брака, то есть совместной собственностью не является.

В этой ситуации полиция проявила привычную для себя однобокость, ведь стражи порядка должны знать, что лишение свободы тоже является преступлением. Супруга, запретившая своему мужу выходить из квартиры, заперев входную дверь, тем самым лишив его свободы, сама является агрессором. Но «Полину» права человека не интересуют. Такое положение вещей, наоборот, является проявлением гендерного неравенства и шовинизма, уже со стороны попавших в полицию феминисток. Кстати, известная в Одессе активистка и феминистка Зоя Мельник перевелась из патрульной полиции в «Полину».

Конечно, закон имеет свои плюсы, признает адвокат Цветков, в жизни много случаев, когда один из бывших супругов терроризирует жертву по месту ее жительства. Часто конфликты возникают между бывшими парами, живущими раздельно. В таких случаях запрет на приближение к потерпевшей стороне необходимая мера, но его должен выносить исключительно суд.

Закон 2229-VIII был принят Верховной Радой под давлением западных спонсоров, считает Цветков, ведь он в точности копирует положения Стамбульской конвенции о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия, однако эта конвенция Радой не ратифицирована.

А пока на Украине набирает обороты борьба с домашним насилием, с сопутствующими атрибутами европейских ценностей, наложенных на украинскую реальность, одесские юристы собирают материалы для обращения в Конституционный суд Украины о признании неконституционными отдельных положений нового закона о домашнем насилии. В любом случае, судебная практика покажет насколько Украина, стремящаяся в Европу, заботится о правах своих гражданах.