Казалось бы, власть в Киеве сменилась, и многие, в том числе и оппозиционные журналисты рассчитывали, что при новом президенте оппозиционной прессе будет полегче — во всяком случае, что репрессии останутся в прошлом. Многие надеялись, что задержания, посадки в СИЗО, обвинения в сепаратизме и антигосударственной деятельности, нападения радикалов, вызовы на допросы в СБУ перестанут быть специфической атмосферой профессиональной деятельности журналиста на Украине, критикующего власть и ее политику.

Но уже все больше появляется оснований думать, что с приходом Зеленского ничего в итоге не изменилось, а маховик репрессий просто приостановлен и в любой момент может быть снова запущен. Об этом говорит и попытка лишить оппозиционный телеканал «Ньюсван» лицензии на вещание, и нападение неонацистов из С14 на журналиста Руслана Коцабу.

Сегодня стало известно, что известным одесским журналистом Юрием Ткачевым вновь заинтересовалось СБУ, которая уже в 2015 году проводила следственные действия в связи с «пророссийскими» публикациями в редактируемом им интернет-издании «Таймер».

Как украинские пропагандисты на совещании ОБСЕ со свободой слова боролись
Как украинские пропагандисты на совещании ОБСЕ со свободой слова боролись
© OSCE/Maria Kuchma

Об этом Юрий рассказал в своем телеграм-канале еще в начале сентября.

«Оказывается, помимо уголовного дела по сепаратизму издания ТАЙМЕР, открытого в феврале 2015 года, СБУ завела ещё одно дело, в 2017 году, тоже по сепаратизму и уже в отношении меня лично и моего уютненького (покойного) фейсбука. Юрий, мол, Ткачёв, цитирую, "систематично готує та поширює в публічному інформаційному просторі держави інформаційні повідомлення деструктивної спрямованості" («систематически готовит и распространяет в публичном информационном пространстве государства информационные сообщения деструктивного направления» — прим.)

Спустя два года после открытия дела, в конце июля цитатки из фейсбука передали на лингвистическую экспертизу. Проводить её будет собственная экспертная контора СБУ.

Мякотка заключается в том, что переданные на экспертизу материалы были собраны следователями в ходе "проведення слідчої дії — огляду інформації, яка міститься в мережі Інтернет" 14 июня 2019 года. То есть, спустя год после того, как страничка, где размещались эти материалы, была, собственно, администрацией фейсбука удалена», — написал Юрий.

Изменилось ли что-нибудь при Зеленском?

Редакция издания Украина.ру связалась с журналистом, чтобы узнать у него, как спустя почти месяц у него обстоят дела с его уголовным делом, и с чем вообще на этот раз связан интерес СБУ к его персоне.

По словам журналиста, официальная формулировка все та же, что и раньше — публикация "деструктивных постов" в Facebook'е.

«Почему этот интерес возобновился сейчас, при новом президенте, когда все, и я в том числе, ожидали, что политические преследования будут свернуты? Понятия не имею. Скажу только, что, по моей информации, это не самодеятельность отдельного следователя, а кампания по "отработке" журналистов и блогеров русского, прорусского и пророссийского направления в масштабах всей страны и под эгидой центрального руководства СБУ, назначенного уже Зеленским.

Опять же, это не ответ на вопрос "почему" и в особенности "почему именно сейчас". Возможно, это связано с тем, что Зеленский так или иначе рассматривает данный, скажем так, сегмент украинского общества как едва ли не единственную угрозу своей власти — так же, как в узко политическом смысле он считает такой угрозой "Оппозиционную платформу" Бойко, Рабиновича и Медведчука.

Ну и вот возможно есть некая идея выбить, что ли, социальную базу из-под этой политсилы — хотя я, к примеру, не только никогда не поддерживал "Оппоплатформу", но, напротив, не скрывал (я очень мягко говорю) своего скептического отношения к данной партии», — попытался понять в разговоре с корреспондентом Украина.ру Юрий Ткачев мотивы сотрудников СБУ, которые им вновь заинтересовались.

Пока Юрию, правда, из СБУ не звонят, на допросы не вызывают, что, по его словам, тоже показательно.

Постглупость: медиакратия как могильщик Украины
Постглупость: медиакратия как могильщик Украины
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

«Знаете, вот опыт предыдущих лет гласит, что если они звонят или вызывают, то это неплохо, потому что это значит, что "закрывать" не собираются. К тем, кого собираются, приходят сами, причём без предупреждения. И вот в этой ситуации то, что я узнаю о возобновлении интереса к моей персоне достаточно случайным образом, тоже не может не тревожить», — говорит журналист.

Когда мы спросили у Ткачева, чем это может завершиться, он ответил, что сами люди, которые сейчас это запустили, не знают, чем именно оно закончится.

«Может и ничем. Может, будет очередной обыск. Ну а, может, и действительно придётся познакомиться с бытом и обычаями СИЗО. Будучи журналистом в Украине, ты никогда не можешь знать наверняка», — не сомневается Ткачев.

В завершении разговора мы задали ему вопрос: безопасно ли быть журналистом на Украине при Зеленском?

«Знаете, как говорил Черчилль: вы живёте в демократической стране, если, когда вам звонят в дверь в 6 утра, вы понимаете, что это, скорее всего, молочник. Я и, что ещё более обидно, моя семья каждый день ждут звонка в дверь в шесть утра вот уже пять лет, и мы понимаем, что это будет точно не молочник. Но я не могу сказать, что это постоянная жизнь в каком-то стрессе и в ожидании ареста или репрессий. Просто эта возможность всегда присутствует так или иначе. Если ты хочешь продолжать жить и работать, просто нужно найти какие-то способы сжиться с этой мыслью. Мне это, вероятно, удалось: на самом деле, даже странно, как мало занимает мои мысли вся эта история с возобновлением дела», — подытоживает Ткачев.