После нейтрализации нарушителя полиция заявила, что он находился под действием наркотических веществ, так как страдал по бросившей его девушке Алёне. Затем на допросе Белько добавил, что хотел еще и «вернуть Крым». Бывший военный также признал, что «употреблял наркотики, чтобы мозги были ясными», добавив, что в багажнике машины у него было две единицы оружия, одна из которых не зарегистрирована.

Аки Терминатор

Кандидат исторических наук Валентин Гайдай уверен, что все это — спланированная провокация. Алексей Белько, который остановил движение по проезжей части, угрожая подрывом, сам бы не решился на такое дело.

«Не надо нас держать за дураков. Потому что если бы это был псих-одиночка, его бы задержали простыми силами правопорядка без привлечения сил этих «бэтменов» и «суперменов» (имеются в виду спецназ КОРД и снайпер. — Ред.)», — говорит аналитик.

По его убеждению, в данном происшествии много неясного. Непонятно, например, каким образом один человек мог захватить мост, имеющий две стороны движения (через Днепр с левого берега на правый и наоборот) и линию метро, разделяющую эти стороны. Для захвата всего моста, убежден Гайдай, необходимо как минимум два человека.

«В полиции не объяснили, как это можно было сделать технически. Из-за одного человека столько шума — десятки силовиков полиции, Нацгвардии, СБУ, катера, дроны. И из-за одного — сотни тысяч киевлян стоят в пробках», — недоумевает политолог.

Индульгенция от Авакова: зачем главе МВД Украины наркозависимые террористы
Индульгенция от Авакова: зачем главе МВД Украины наркозависимые террористы
© Andrei Novitsky

Спецоперация шла три часа, хотя, напоминает Гайдай, в других странах подобная операция занимает 15-30 минут. В результате она закончилась только тогда, когда Белько сам сдался, сложив оружие. А не потому, что его взяли.

«Зато картинка была грандиозная — как в голливудских боевиках, например в «Терминаторе». Меня это наталкивает на мысль, что это была глупая постановка, потому что такого просто не может быть — чтобы один человек столько времени держал в напряжении многомиллионный город», — сделал вывод политолог.

Ни решений, ни картинки, ни тревоги

В целом соглашаясь с коллегой, эксперт по вопросам безопасности Сергей Шабовта обратил внимание на другую важную деталь: все заверения в якобы недостижимом уровне боеготовности украинских силовиков, которая еще и непрерывно повышается — «это абсолютно пустяшный и циничный блеф, за которым не стоит никаких профессиональных усилий». По словам кадрового офицера с академическим образованием, охрана мостопереходов — объектов стратегической важности — в Киеве, столице Украины и крупнейшем административном центре, полностью зависит от их состояния и защищенности. Но долгое время никто не принимал никаких решений по организации высококачественной охраны этих объектов.

Во всем мире на подобных сооружениях безопасность обеспечивается с помощью высокотехнологичных средств. Действительно, киевские власти вроде бы обвесили город камерами. Однако, по убеждению эксперта, большинство из них имеют низкое разрешение. Соответственно, качество изображения низкое. Ведь чиновники, как сказал Шабовта, «как всегда, в коррупционном сговоре, и без отката у нас подобные события не происходят».

«А дело в том, что системы, которые должны работать локально на сооружениях, исходя из современных стандартов, должны быть оснащены собственной аналитикой, которая работает в любых условиях. Там должно быть встроено программное решение, когда любое нестандартное событие, как то: остановка машины, подозрительное поведение водителей и другое — фиксируется в автоматическом режиме как тревожное. И тут же выдается сигнал тревоги», — разъяснил эксперт.

Рыболовы-диверсанты

Более того, все подобные сооружения должны иметь заранее разработанные штатные решения — прогнозирования попыток терактов, а также как позитивные, так и негативные сценарии их развития. Если бы мост реально хотели подорвать, это было бы сделано скрытно. К примеру, мостопереход уже давным-давно облюбовали рыболовы, которые часами удят рыбу. Органы не видят здесь потенциальной опасности и не учитывают, что в своих сумках рыбаки могут нести взрывное устройство.

Более того, обрушение моста происходит при подрыве его опор, тогда как Белько стоял сверху и, если бы решился на радикальные действия, повреждения конструкции были бы несильными.

«Просчитать психологический портрет преступника — несложная задача для профессиональных психологов. Человек, который часами стоит на мосту, непонятно чего выжидая и ведя себя неадекватно, вовсе не похож на подрывника. Это неагрессивный самоубийца, который в лучшем случае пытается привлечь к себе внимание. Но азы эти недоступны правоохранительной системе Украины, как в звене министерства внутренних дел, так и в звене Службы безопасности», — подчеркнул Шабовта.

Он раскритиковал приезд на мост Метро главы МВД Арсена Авакова. По мнению аналитика, это был крайне непрофессиональный шаг. При таких форс-мажорах срочно создается оперативный штаб, в котором и должен находиться руководитель МВД, ежеминутно получая доклады от оперативников и организуя действия силовиков.

Из адекватов в психопатов

Шабовта заявил и о другой важной проблеме: украинская власть во главе с экс-президентом Петром Порошенко сделала все, чтобы страна за пять лет погрузилась в пропасть экстремистских настроений, подзуживая ветеранов боевых действий в Донбассе к радикальным шагам. Это выливается в случаи, подобные тому, что произошел в Киеве 18 сентября.

«То, что происходит сейчас — это не случайность. Это взращивалось на протяжении пяти лет, и прошлый президент Порошенко делал ставку на то, чтобы отсечь от украинского общества ветеранов АТО. Их искусственно психически возбуждали, их специально делали психопатами», — сказал эксперт.

Он отметил, что на бойцов со стороны власти сыпались обещания невероятных денежных вознаграждений, наделов земли. Но эта программа «реализована лишь в незначительной части». По словам аналитика, миллионы государственных денег, якобы потраченных на реабилитацию украинских военных, воевавших в Донбассе, были разворованы.

«Вы крали деньги, их не вкладывали никуда, а сегодня рассказываете, что этот преступник (Алексей Белько. — Ред.) имеет право на невероятную лояльность, потому что им никто не занимался», — обратился к властям аналитик.

Возможность объединения

Кроме того, считает Шабовта, ветераны АТО разбиты на 1500 общественных организаций. Среди них нет консолидации, которая бы позволила вести диалог с государством. А государству — владеть информацией и иметь возможность влиять на обстановку, а также контролировать нелегальный трафик оружия.

«Это очень показательно. Белько тоже был причастен к этому трафику. Но государство ничего не делает», — констатировал Сергей Шабовта.

Эксперт не верит, что министерство по делам ветеранов способно объединить участников боевых действий, ибо само ведомство «развивается в рамках радикальной неофашистской идеологии».

А вот психолог Лариса Пятецкая, которая с начала боевых действий на Донбассе помогает переживать ужасы войны ветеранам АТО, как раз надеется на объединение.

«Иначе у нас будут последствия, которые были после войны в Афганистане», — опасается она, имея в виду неадекватное поведение бывших военных.

Это всё Штайнмайер: как президент Германии стал виновным в теракте в Киеве
Это всё Штайнмайер: как президент Германии стал виновным в теракте в Киеве
© РИА Новости, Михаил Маркив | Перейти в фотобанк

При этом, когда помогать украинским психологам в том числе по линии ОБСЕ приезжали израильские коллеги, они сообщили: «Война в Израиле идёт уже 70 лет. Первые 20 лет у нас были такие же, как у вас сейчас». Такое долгое время страна помогала солдатам побороть посттравматический синдром.

Киеву же в начале войны, по словам Ларисы Пятецкой, нужно было выполнять план по мобилизации. Поэтому в 2014-2015 годах медкомиссии особо не проверяли физическое и моральное состояние призывников и добровольцев.

«Украина не сделала (для ветеранов АТО/ООС. — Ред.) очень многое из того, что обещала», — согласилась с доводами Шабовты психотерапевт.

Дополнительная ответственность, а не дополнительные права

Арсен Аваков назвал действия АТО-шника не попыткой теракта, не правонарушением, не преступлением, а «глупыми действиями» и вместе с министерством по делам ветеранов сделал все, чтобы Белько выпустили из-под стражи.

Однако же, Сергей Шабовта убежден, что спускать на тормозах такие «глупые действия» и давать поблажки экс-фронтовикам ни в коем случае нельзя. Быть участником войны — это не значит получить эксклюзивную лицензию на нарушение закона.

«Ни одна страна своим бывшим героям не давала право на безнаказанное преступление. Более того, если в государстве существует идеология, она работает с людьми. Им объясняется, что исполнение героического долга перед родиной накладывает на них лишь дополнительную ответственность. Хотя бы моральную», — заключил Шабовта.

Как утверждает Валентин Гайдай, «минирование» неслучайно совпало с рядом событий в политике: спор вокруг болезненного вопроса о «плане Штайнмайера» по Донбассу, противостояние между мэром Киева Виталием Кличко и Зе-командой, заявление радикального сегмента об оппозиционности к президенту Владимиру Зеленскому.

«Если за случаем на мосту стоит команда Зеленского, это очень удобный момент для него вызвать на ковёр Авакова и отправить его в отставку. Поскольку, с одной стороны, если бы эта акция была спланирована Аваковым, она была бы молниеносной и красивой. С другой — если бы все было быстро, не было бы такой медийной картинки. А цель была — создать. Шоу получилось», — отметил политэксперт.