Вопрос первый: а море или оно вообще?

Сомнение, надо сказать, вполне себе закономерное. С мировым океаном Азов (а так часто называют свое море живущие на его берегах) сообщается аж через четыре пролива — Керченский, Босфор, Дарданеллы и Гибралтар. Но все-таки сообщается, вода соленая, а значит, таки море. Рассказы об Азовском озере пришли из седой древности. Древние греки называли Азов Меотийским озером, столь же древние римляне — и вовсе Меотийским болотом или Меотидой. Древним обитателям Средиземноморья, знающим «настоящее море, видимо, оскорбительным казалось давать имя моря этому мелководному, поросшему по берегам многочисленными болотными травами водоему.

Правдивые мифы Черного моря. Гурманский рай, прародина полиции и важный плацдарм
Правдивые мифы Черного моря. Гурманский рай, прародина полиции и важный плацдарм
© РИА Новости, Сергей Мальгавко | Перейти в фотобанк
Сегодня трудно сказать, как в те времена выглядело Азовское море, но ученые-гидрологи говорят о том, что оно сформировалось окончательно только в антропогенную эпоху, то есть в те времена, когда на поверхности планеты Земля появились наши предки — первые Homo sapiens. Некоторые вообще утверждают, что формирование Азова завершилось предварительно примерно в 7-6 веках до нашей эры. До того Дон впадал в Черное море в районе нынешней Керчи.

Море и впрямь мелкое. Средняя глубина — 7-8 метров. У берегов можно сотни метров идти в глубь моря, даже не пытаясь плыть, — незачем. И Азов продолжает мелеть. Этому способствуют две таких мощные русские реки, как Дон и Кубань. Дельта последней все еще формируется, раскинувшись на 100 километров побережья от Темрюка до Приморска-Ахтарска. Дон, который сбрасывает в Азов до 19 млн кубометров воды ежегодно, за это же время двигает вперед на километр свою дельту. И если в позапрошлом веке не редкость были глубины 16-17 метров, то теперь и 13,5 (установленный максимум) надо поискать. Ну, чистое озеро!

Вопрос второй: говорят, это самое рыбное море в мире

Это, увы, уже не совсем так. Но когда-то звание это было оправданно. Мелкие глубины, большое количество солнечных дней, мощные иловые, кормовые выносы Дона и Кубани, малая соленость (в 3 раза меньше океанской) сделали из Азова рыбный рай. Известны чумацкие шляхи, по которым малороссы гоняли свои большегрузные телеги с солью. С ней же шла и рыба.

Но еще древнеримский историк Страбон поражался рыбным запасам Меотиды. В первом веке, попав в район Керченского пролива, он восторженно писал, что видел там «осётров с тушей больше, чем у дельфина», а в заливах Меотиды «так много рыбы, что если воткнуть в море шест, то он будет стоять».

Шеслер развеяла мифы о российских паспортах в ДНР и ЛНР
Шеслер развеяла мифы о российских паспортах в ДНР и ЛНР
© РИА Новости, Александр Натрускин
Кроме осетра, который русские называли «царским», в Азове промышляли в громадных размерах белугу, севрюгу, сельдь, тарань, чехонь, судака и лeща, карасей, стерлядь. В нем, как говорят ихтиологи, «нагуливают вес» морские рыбы камбала-глoсса, черноморский кaлкaн, пeлeнгас, кoлюшка, рыба-иглa, хaмсa, бaрaбулька, лoбaны, стaврида, скумбрия, мaрлaнга и кефaль. Здесь водится три вида дельфинов, причем один — «азовка» — в других морях не встречается. Когда-то, а точнее, в середине прошлого века, Азовское море по зарыбленности в шесть раз превосходило богатый рыбой Каспий, в 40 раз — Черное море и в 160 раз — Средиземное. При Советской власти рыбу стали добывать промышленным способом. В 1936 году из Азова выловили 275 500 тонн рыбы, а в начале 1960-х годов — уже до 760 000 тонн брали ежегодно.

Но чем действительно раньше кишело Азовское море, так это мелкой рыбой — бычками, уклейкой, тюлькой. В страшные военные и послевоенные годы именно эта рыбная мелочь спасла от голодной смерти и недоедания жителей Мариуполя, Бердянска, Геническа, Таганрога и Ростова. В Мариуполе тюльке даже поставили памятник — знак благодарности.

Мариуполь же внес и наибольший «вклад» в погубление самого рыбного моря — сбросами своих промышленных монстров — «Азовсталь», Меткобинат им. Ильича, «Азовмаш», «Маркохим» десятки лет отравляли животный мир моря. Свою лепту внесли и гидрологи Дона и Кубани, построив на этих реках плотины, серьезно ограничившие приток в море свежей воды, его обновляющей.

Так что сегодня уже не увидеть в Азове белуги и стерляди, редок осетр, да и мелкая рыба чуть не вся ушла на консервы. Особый вклад вносят украинские браконьеры. Украина считает Азовское море своим внутренним бассейном и хищнически ловит в нем все подряд, без оглядки на запреты экологов.

Вопрос третий: не на этих ли берегах жил некогда германский бог Один и предки всех германцев?

Действительно, такая гипотеза существует. Но, конечно, речь идет не о боге, а о некоем древнем воине из племени азов, якобы живших на берегах этого моря и давших ему свое имя.

Говорят, именно он выгнал из этих краев предков древних германцев, которые «сбежали» от Одина аж на Скандинавский полуостров. Один же стал в их легендах жестоким, грозным и безжалостным богом. Как-то так. Поскольку это все домыслы, развивать их мы не будем — пытаться понять, сколько в этих легендах правды, нам кажется бессмысленным.

Тайный союз Перуна и Одина: Неонацисты Украины на самом деле - неоязычники
Тайный союз Перуна и Одина: Неонацисты Украины на самом деле - неоязычники
© Facebook/Eduard Dolinsky
Говорить о них стоит только в связи с именем великого норвежского путешественника Тура Хейердала, считавшего, что в этих преданиях старины далекой есть доля правды. Более того, в 2001 году Тур приехал в донские степи под Ростов и город Азов и начал вести там археологические раскопки. Увы, год спустя он скончался, а других таких упорных и фантастически дерзких людей скандинавы не родили. Так что этот вопрос остается без ответа. Да и слава Богу — что было бы с миром, кабы на все был готовый ответ?

Вопрос четвертый: кто был хозяином берегов Азова

Помнится, в начале 90-х годов прошлого века украинские националисты попытались приватизировать историю этих мест. Доходило до смешного — украинские издательства печатали карты, на которых было обозначено, только не смейтесь, «Озивськэ морэ». Антиисторические бредни о запорожцах, дескать, живших по берегам Азова, разбивались, конечно, о результаты археологических экспедиций. Да и просто здравый смысл подсказывает, что единого «хозяина» тут, в диких степях, не было и быть не могло, аж до самого восемнадцатого века, когда сюда пришла Российская империя и устроила здесь один из кластеров Новороссийского края. Построила при помощи выведенных из Крыма греков Мариуполь.

Затем появились Бердянск, Геническ, Таганрог и Ростов-на Дону. Только городская, промышленная жизнь, созданная руками русских народов (великороссы, малороссы, белорусы) вкупе с другими народами (их тут живет больше ста), сделали этот регион поистине сказочно богатым и культурным. В советское время этот вопрос вообще стал бессмысленным, а вот нынче приходится, увы, его учитывать, чтобы националистам не удалось забить ерундой мозги подрастающего поколения.

Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
Донецк: Не сметь стрелять в нашего мамонта! Фоторепортаж
© Павел Нырков
В Донецком республиканском краеведческом музее хранится редкий географический атлас француза Шайо, созданный в конце семнадцатого века, на котором изображено и Азовское море, и его окрестности. Никакого упоминания об «украинцах» и «запорожцах» на нем нет. Зато есть «Малая Татария» с запада и «Территория донских казаков» — с востока.

Вопрос пятый: говорят, что это самое полезное море для детей

А вот это истинная правда. Климат на берегах Азовского моря куда мягче крымского, вода теплей, не такая жесткая и соленая. То есть для отдыха, тем более детского, Азов представляет щадящие условия. Именно поэтому по всей его окружности построены были в свое время тысячи детских лагерей отдыха, не говоря уже о многочисленных турбазах, пансионатах, домах отдыха и санаториях, где дети проводят лето вместе с родителями. Геническ, Арабатская стрелка, Бердянск, Урзуф, Мелекино, Приморско-Ахтарск, Темрюк, Ейск — все это хорошо известные всему бывшему СССР места отдыха.

Увы, война, которую Украина развязала против Донбасса, ударила и по этому виду туризма. В зоне конфликта оказались некоторые традиционно курортные села. Такие, как, например, напрочь разрушенное Широкино. А по соседнему с ним Безыменному украинские военные стреляли "Градами" нынешним летом, несмотря на то что прекрасно знали о большом количестве детей, вывезенных из Донецка и Горловки туда на отдых. Слава Богу, обошлось. 

Ответ на этот вопрос печален, как Азов, лишившийся в этой своей части статуса прекрасного курорта.