В субботу, 7 сентября, Россия и Украина обменялись 35 задержанными гражданами. Несмотря на то что среди прилетевших в киевский аэропорт «Борисполь» были люди, успевшие стать «иконами сопротивления России» вроде Олега Сенцова или моряков ВМС, часть украинского общества восприняла факт обмена неоднозначно.

Критики сходятся в двух основных аргументах. Первый: Украине не стоило отпускать бывшего командующего ПВО Славяснкой бригады Владимира Цемаха. Критику с этой стороны подогревают и новости в СМИ о том, что освобождение Цемаха раскритиковали и за рубежом.

Неизвестные отцы обмена: Порошенко, Луценко и другие «пиар-герои»
Неизвестные отцы обмена: Порошенко, Луценко и другие «пиар-герои»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

«Кабинет министров глубоко сожалеет о том, что под давлением Российской Федерации господин Цемах стал частью обмена пленными и в настоящее время находится в России», — гласило письмо главы МИД Нидерландов Стефана Блока.

Аналогичное заявление сделала и глава МИД Австралии Марис Пейн.

«Австралия разочарована тем, что в обмен был включен Владимир Цемах, человек, представляющий интерес в связи с атакой на MH17», — отметила она.

Второй аргумент, который объединяет критиков, касается возвращения украинских моряков.

«Завоеванное нами еще весной решение Международного морского трибунала приперло Путина к стене и сподвигло наконец освободить наших героев», — заявил пятый президент Украины, а ныне народный депутат Петр Порошенко.

Его слова подхватили и усилили "порохоботы", общий настрой которых можно выразить фразами: моряков бы и так вернули на Украину, а президент Владимир Зеленский де-факто подыграл России.

Вышинский надеется, что обмен стал «тектоническим сдвигом» в отношениях Москвы и Киева
Вышинский надеется, что обмен стал «тектоническим сдвигом» в отношениях Москвы и Киева
© РИА Новости, Илья Питалев | Перейти в фотобанк

С указанными аргументами согласны даже те, кто критиковали Порошенко, однако при ближайшем рассмотрении становится понятна слабость аргументов.

«Очень ценный» Цемах

Неистово критиковавший Порошенко во время избирательной кампании украинский политолог Юрий Романенко разочарован обменом. Он рад, что украинцы вернулись домой, но считает, что обмен — свидетельство проигрыша Украины.

«Что такое казус Цемаха и обмен, что мы наблюдали? Подымаясь в гору, вы можете взять камешек и бросить его. Камешек, когда летит вниз, начинает подпрыгивать, влечет за собой другие камешки. Начинается камнепад, который влечет за собой оползень и массу проблем. Казус Цемаха — это такой камешек, который означает камнепад в той конструкции, которая сложилась вокруг конфликта в Донбассе на протяжении последних пяти лет», — уверен Романенко.

Романенко тоже сослался на критику Нидерландов. При этом ранее — в другом комментарии — политолог указывал, что ситуация с Цемахом неоднозначная еще и потому, что сначала Украина раструбила на весь мир о том, какую спецоперацию по делу МН17 она провела, захватив Цемаха, а потом согласилась его отдать России, а не выдавать в Европу.

С украинских позиций данная критика выглядит обоснованно, если бы не слова экс-генпрокурора Юрия Луценко.

«В случае с Цемахом всё сложнее. У меня было несколько разговоров о нем с голландскими коллегами по международной следственной группе и с президентом и его командой. Для всех, кто шепчет или кричит о «зраде», хочу сказать: украинская сторона отложила обмен и сделала (уже после моей отставки) все возможное в сложившейся ситуации. Допрос Цемаха состоялся. От сделки со следствием он отказался. Выдать его Нидерландам мы не имеем права из-за положений Конституции. Судить его голландцы могут так же, как с марта 2020 будут судить первых четырех подозреваемых, — заочно», — отметил он.

При этом сам Цемах в интервью украинскому изданию «Страна» в конце июля заявлял: изначально ему даже не инкриминировали причастность к крушению малазийского «Боинга».

«Нет, вообще такого разговора не было <…> Cмысл меня опрашивать, если я не участник этих событий вообще», — заявил он.

В общем, аргумент с Цемахом — так себе аргумент.

А вот с моряками — другое дело.

Трубинал и его решение

Критики обмена уверяют: моряков Россия не вернуть не могла. Ведь тогда бы порты всего мира были бы закрыты для российских кораблей и судов из-за решения Международного морского трибунала. По словам критиков обмена, для России счет шел на дни, и моряков она бы и так вернула, может, на неделю-две позже.

Эйфория после обмена понятна, но это только начало — Гужва
Эйфория после обмена понятна, но это только начало — Гужва
© Андрей Лубенский

Но тут критикам стоило бы обратить внимание на такого человека, как бывший представитель президента Украины в «Автономной Республике Крым» Борис Бабин. Тот был назначен на эту должность при Порошенко и пробыл на ней около полутора лет.

«Хотелось бы напомнить о том, что обеспечительное решение Международного трибунала по морскому праву по поводу Керченского инцидента остается невыполненным РФ в основной части, а именно в освобождении захваченных кораблей. Ведь с точки зрения морского права экипажи или, например, корабельные припасы или корабельный пес, это, конечно, важно, но, понятно, совсем не главное. Главным являются корабли и их возвращение, а поэтому выдача экипажей на любых условиях россиянами аж никак не снимает с РФ ответственности за невыполнение приказа трибунала», — пояснил Бабин.

При этом он отметил, что о рисках для России в случае невыполнения решения трибунала говорят разные эксперты.

«К сожалению, я не стал настолько же оптимистичным, но мы будем делать все от нас зависящее с напоминанием отдельным господам о том, что Украина является морской державой», — отметил Бабин.

А вот один из основателей украинской консалтинговой фирмы «Омега-профит» Евгений Любович изучил решение трибунала по Украине внимательно. И его выводы вряд ли порадуют критиков обмена.

«Конвенция ООН «О международном морском праве», включая Статут трибунала по международному морскому праву не содержит никаких норм, из которых можно было бы сделать вывод о том, что неисполнение промежуточного решения (ордера) трибунала по международному морскому праву автоматически приводит к каким-либо санкциям либо что трибунал может принять какое-либо решение о санкциях, связанных с неисполнением промежуточного решения (ордера) трибунала. Трибунал также не имеет юрисдикции и компетенции обеспечивать принудительное исполнение своих решений, как и структуры (подразделения), которая бы обеспечивала такое исполнение», — отмечает он, отсылая всех любопытствующих к соответствующим документам.

Кроме того, Любович отмечает, что за все время существования Трибунала по международному праву на его рассмотрение было передано 27 споров.

«Ни по одному из временных решений и решений по сути трибунала процедуры принудительного исполнения не применялись. Ни одно временное решение и решение по сути трибунала не обязывало к чему либо страны, которые не были сторонами в споре. Более того часть вторая статьи 33 Статута трибунала определяет, что решение имеет обязательную силу только для сторон и только в отношении данного спора. Ни один документ трибунала по делу №26 «Дело о задержании трех украинских военно-морских судов (Украина против Российской Федерации), временные меры» не содержит ссылки на применение санкций или указания на возможность их применения в отношении РФ. РФ не признает юрисдикцию трибунала по международному морскому праву в данном споре», — отмечает Любович.

Украина надеется на еще один обмен пленными до конца года
Украина надеется на еще один обмен пленными до конца года
© РИА Новости, Виталий Белоусов | Перейти в фотобанк

В итоге он делает закономерный вывод: все утверждения о том, что РФ и так бы освободила украинских военных моряков, а иначе бы начались «страшные и ужасные санкции», являются заведомо ложными. Более того, Любович подозревают, что их специально делают, чтобы ввести людей в заблуждение.

Таким образом, два аргумента касательно «зрады» обмена между Украиной и Россией являются несостоятельными. А их использующие либо введены в заблуждение, приняв на веру господствующую в соцсетях точку зрения, либо сознательно дурачат украинцев.