«Грузинская армия справится и без нашей помощи, однако в случае необходимости мы ей поможем, чем сможем», — заявил 17 августа 2006 года (то есть почти за два года до трагических событий) руководитель Киевской городской организации УНА-УНСО Игорь Мазур. При этом добавил, что украинские националисты готовы вести партизанскую войну в Абхазии и Южной Осетии. По поводу числа бойцов он отметил лишь, что «их будет не меньше, чем 13 лет назад», то есть во время грузино-абхазской войны 1992-1993 годов, одним из участников которой он был.

Националисты против Зеленского: Двойной марш в День независимости грозит бедой
Националисты против Зеленского: Двойной марш в День независимости грозит бедой
© пресс-служба Президента Украины | Перейти в фотобанк

Новые, более жесткие, заявления от Мазура последовали в конце апреля 2008 года.

«Сейчас нам звонят наши друзья, некоторые из них генералы грузинской армии, и говорят: «Снова тяжелая обстановка. Нужна ваша помощь». Если надо будет взять в руки оружие, то мы возьмем, потому что мы будем в зоне боевого конфликта, — заявил Мазур, позируя на фоне флага организации и автоматов Калашникова (правда, выхолощенных, с такими УНСОвцы, как вспоминает сейчас, в то время тренировались в лесах, готовясь к боям с российской армией). — Я думаю, что пара сотен украинцев захотят летом съездить и отдохнуть на Кавказе. Мы и в 93-м, и сейчас это называем «съездить на курорт».

9 сентября 2008 года генеральный прокурор Южной Осетии Таймураз Хугаев представил журналистам документальные свидетельства присутствия в начале войны отряда УНА-УНСО «Братья» в районе села Тамарашени (контролируемый Грузией анклав на территории Южной Осетии). Этот отряд был подчинен «центру антитеррора» Цхинвальского района Грузии, в частности, ему был выделен автомобиль (очевидно, с номерами NF-249, которые фигурируют на представленных генпрокурором Южной Осетии фотографиях).

Были представлены и фотографии обнаруженной камуфляжной формы с шевронами УНА-УНСО. Судя по фотографиям и количеству выделенных автомашин (одна), численность украинцев составляла несколько человек, хотя Хугаев заявил о двухстах-трехстах.

Позже эта информация была представлена в российском фильме «08.08.08», презентация которого прошла в Москве 28 октября 2008 года. Начиная с этого момента Мазур начал отрицать участие УНСО в боевых действиях в Южной Осетии (все же уголовную ответственность за наемничество на Украине никто не отменял).

«У нас организация, которая отвечает за каждого своего члена, — заявил Мазур в телеэфире шоу «Шустер LIVE» 11 ноября 2008 года. — Я как один из руководителей организации утверждаю, что ни одного представителя УНА-УНСО летом в зоне боевого конфликта не было».

На 24 августа в Киеве готовятся беспорядки. Но это пока не точно
На 24 августа в Киеве готовятся беспорядки. Но это пока не точно
© РИА Новости, Андрей Стенин | Перейти в фотобанк

Продолжил он это отрицать и тогда, когда 24 августа 2009 года Следственный комитет при прокуратуре РФ (с 2011 года станет самостоятельным ведомством) озвучил данные о том, что в помещениях центра «Антитеррор» МВД грузинского анклава, расположенного на территории села Ачабети Цхинвальского района, были обнаружены «полевая форма, личные вещи, фотографии и иные документы бойцов названной украинской националистической организации, а также боевые приказы руководства МВД анклава о закреплении автотранспорта за представителями УНА-УНСО».

«Я могу ответственно сказать, что ни подразделений УНА-УНСО, ни отдельных представителей УНА-УНСО в зоне конфликта в те дни не было, — заявил тогда Мазур Радио «Свобода». — Нам кажется, что это еще одна любимая тема российских спецслужб, которые показывают свою, скажем так, профнепригодность, придумав какой-то миф о двухстах-трехстах боевиках».

Однако год назад, в годовщину начала войны в Южной Осетии, в популярном паблике Ukrainian Miitary Honor (позже закрыт Facebook за экстремизм) были опубликованы фотографии, запечатлевшие унсовцев с оружием на этой войне.

То есть информацию об этом перестали скрывать (по крайней мере, это касается наиболее радикального крыла украинских ультраправых), наоборот, ею гордятся. Тем более что вели паблик члены «Союза ветеранов войны с Россией», созданного участниками АТО из числа членов неонацистской группировки С14.

Так что врал все эти годы Мазур.

Эта история интересна некоторыми важными для настоящего и будущего Украины аспектами.

1. На Украине есть определенное число людей, которые готовы воевать в любой точке мира, лишь бы эта война была против России.
2. Эти люди будут в случае, если их спросят об этом публично, лгать и, что называется, «на голубом глазу» доказывать свое неучастие в боевых действиях, если возникает подозрение, что их за это могут привлечь к уголовной ответственности. И, наоборот, будут подтверждать, что действительно проливали свою и чужую кровь, если это становится выгодно в текущей политической обстановке.
3. Так вот и рождаются фейки, клевета, инспирированные нацистами.

* Организация запрещена в России Верховным судом РФ