«Пока считают голоса и страна в состоянии ступора, у нас есть еще новость: Александру Ефремову решением Киевского апелляционного суда изменена мера пресечения на круглосуточный домашний арест. Традиционная благодарность Конституционному суду за заботу о госизменниках и террористах», —  написала на своей странице в «Фейсбуке» пресс-секретарь генерального прокурора Лариса Сарган.

Пикантность этой ситуации придают минимум две знаковые ситуации. Во-первых, сам Юрий Луценко куда-то таинственно исчез — причем одновременно с опубликованием данных социологического опроса, которые были не самыми благоприятными для его кума Петра Порошенко, по итогам пропустившего вперед не только «Слугу народа» вместе с «Оппозиционной платформой — За жизнь», но даже на последнем дыхании втянувшуюся в стены парламента «Батькивщину».

Однако Сарган очень лаконично ответствовала о причинах отсутствия своего шефа, ограничившись двумя словами о том, что находится в официальном законном отпуске. Однако при этом она не забыла прокомментировать решение Конституционного суда относительно политзаключенного Ефремова, обрушившись на несчастного человека, которому всего лишь смягчили условия содержания после трехлетнего незаконного содержания за решеткой. И, может быть, сделала это потому, что тюремные мытарства таких людей вполне могут обеспечить ее пока еще действующему шефу крупные неприятности.

Дело Александра Ефремова, который на протяжении пяти лет был первым заместителем председателя Партии регионов, является одной из самых позорных статей судебной системы постмайдановской пятилетки. Если применительно к ней, разумеется, можно использовать слово «суд».

Начало делу было положено 30 июля 2016 года. Взяв под арест политика, следователи вменили ему статью о посягательстве на территориальную целостность Украины — которая тянула на срок от пятнадцати лет до пожизненного заключения и, естественно, предусматривала содержание в тюрьме. Впрочем, основанием для этого послужило еще одно старое дело от июля 2014 года. Тогда одного из бывших лидеров Партии регионов Ефремова обвинили в финансировании террористической организации «ЛНР» и давлении на предприятие «Луганскуголь». Однако в 2016 году прокуратура пошла дальше, решив, что Александр Ефремов лично руководил организацией захвата административных зданий и поддерживал контакты с Россией. Наконец, его также подозревают в принятии «январских законов» 2014 года, которые были направлены против Евромайдана, но реально так и не вступили в действие.

Почему так случилось? Во-первых, Евромайдан требовал от Петра Порошенко решительных репрессий против представителей прежней власти. А этих репрессий по большей части не наблюдалось, хотя силовики с удовольствием арестовывали с целью обмена попавших в плен работяг, ловили отказников от призыва или хватали несчастных людей, которые написали излишне оппозиционные посты в соцетях. Однако высокопоставленные представители Партии регионов быстро договорились с Порошенко. И так хорошо, что некоторые из них активно включились с ним потом в «роттердамскую» торговлю углем.

Да и арестовывать их было не очень с руки для представителей майданового правительства. Ведь если судить кого-нибудь за голосование в поддержку «январских законов», что тогда делать с персонами новой власти, которые приняли после Майдана множество беззаконных и преступных законов, перед которыми напрочь померкли все дела соратников Януковича. И натворили куда больше, чем самые одиозные политиканы прошлых времен.

Ефремов идеально подходил на роль «сакральной жертвы». Он занимал в старом правительстве достаточно важный пост, тесно работал с Януковичем, был на слуху у СМИ и в то же время не сильно хорошо вписался в схемы нового времени, не обзаведясь защитниками и покровителями. Таким образом, преследование против него можно было скормить «активистам» в качестве реальной борьбы с «кровавой кликой диктатора Яныка».

Кроме того, Александр Ефремов слыл неплохим политическим организатором, и его арест помог бы Порошенко окончательно запугать бывших регионалов, которых слишком уж обнадежил результат региональных выборов, подтверждая, что их представители могут бороться за победу в городах на Юго-Востоке и даже побеждать своих соперников. Таким образом, арест и заключение Ефремова давали в сумме довольно серьезный профит. Чем и не замедлили воспользоваться на Банковской и на Резницкой (в Администрации президента и Генпрокуратуре Украины).

И действительно, требования расследовать расстрел на Майдане или пожар в одесском Доме профсоюзов каждый раз вызывали у больших чинов призывы к аресту Ефремова, который будто бы свидетельствует о государственной борьбе против бывших регионалов. Уже поэтому он должен был сидеть, с точки зрения Порошенко или Луценко, в тюрьме. Ну, а второй причиной явилось то, что освобождение «российского шовиниста» (как открыто поименован Ефремов на странице украинской вики), стало бы признанием, что чиновники безосновательно судили беззаконно осужденного человека. И, разумеется, должны понести за это ответственность.

Впрочем, дело развалилось еще задолго до какого-либо суда. У следствия нет ни одного свидетеля, который мог бы напрямую рассказать об участии Ефремова в посягательстве на территориальную целостность Украины или организации деятельности террористов. Нет и таких видео, несмотря на обилие видеозаписей луганских событий. Оба человека, на которых указывает следствие, давно в розыске, и их местопребывание давно считается украинской властью неизвестным. Два других человека, за которых пыталось схватиться следствие, — это бывший депутат Валентин Ландик, чей сын отметился резонансным в свое время нападением на девушку в луганском кафе, и член печально известного батальона «Торнадо» Николай Цукур, который тоже проходил по одному из мрачных «торнадовских» дел. Но даже эти деятели, которых подозревают в сотрудничестве с правоохранителями, утверждают, что Ефремов ничего сам не говорил, ссылаясь на информацию от других неустановленных лиц.

Что же касается обвинения в организации «январских законов», их очень быстро слили на тормозах сами власти. Турчинов вместе с Пашинским и другими высокопоставленными «героями Майдана» попросту не пришли в суд, а на продолжении процесса никто не настаивал, потому что правдивый рассказ на такие темы вызвал бы у общества массу неудобных вопросов. Причем отнюдь не в адрес Ефремова.

Дело о госизмене и терроризме сразу бы развалилось в суде, но Ефремова не судили. Власти выбрали типичный метод постмайдановских лет и бесконечно переносили заседание по вопросу его перевода на домашний арест, что, разумеется, тоже не представляет собой свободу, но, несомненно, облегчает судьбу человека. Адвокат обвиняемого даже пытался приковываться наручниками в суде, однако в январе 2017-го Ефремов был этапирован в Старобельск Луганской области, где его вдобавок содержали в особо жестких условиях. Так, известный юрист Татьяна Монтян рассказывала, что для него был устроен гораздо худший режим, чем для других заключенных, которые были ее клиентами. По сути он граничил с пытками. И посмотрев на искровавленные запястья бывшего регионала, которые не пролезали в выданные не по размеру наручники, просто думаешь — случись что, и завтра они смогут сделать такое с любым из нас.

Сегодняшнее изменение меры пресечения на содержание под домашним арестом следует приветствовать, но лишь хорошо понимая, что в нем не содержалось отношения к неправосудным действиям против журналиста. Конечно, сейчас в стране дуют новые ветры времени, и, очевидно, что политика вскоре освободят из-под стражи. «Ни одного доказательства, ни одного свидетеля, тупые и лживые прокуроры, перепуганные судьи. Уверен, что даже этому, полностью подчиняющемуся прокурорам суду, нечего написать в приговоре. Процесс оказался фейком, Александр Ефремов в ближайшее время будет освобожден», — говорит об этом юрист Андрей Портнов.

Новая власть не будет чинить этому особых препятствий. У них нет причин покровительствовать организаторам дела Ефремова и защищать нацистов, которые возмущаются перспективой его выхода на свободу, как это делает сегодня одесский ультраправый убийца Сергей Стерненко, ведь группы нацистов открыто работали во время выборов против Порошенко. Однако «политический» резонанс также не вызовет у Зе интереса, если не привлекать к подобным историям широкую общественную огласку. Поэтому историю Ефремова надо рассказывать, добиваясь справедливого расследования действий Юрия Луценко и юридической оценки заявлений Сарган, называющей неосужденных людей госизменниками и террористами. Хотя это является явным давлением на суд, нарушения чести и достоинства Ефремова и жестко преследуется в Европе, куда воде бы движется Украина.

Но дело не только в одном частном случае, который получил резонанс из-за высокого статуса арестанта. Нужно освободить всех «политических» осужденных в течение минувших пяти лет. Включая журналиста Кирилла Вышинского, на которого также натравливала ультраправых Сарган, или такого мученика, как бывший таксист Евгений Мефедов — российский гражданин, который начиная с мая 2014 года сидит в тюрьме за то, что выжил во время погрома в Одессе. Сидит до сих пор, несмотря на то что украинский суд оправдал его по этому делу. Нужно освободить тех, а затем наказать всех тех прокуроров и судей, под руководством которых совершались все эти преступления.