Обращение к Путину, записанное Зеленским 8 июля, по форме было довольно хамским, и в нём отсутствовали какие-либо детали предстоящих переговоров: «Надо поговорить? Надо. Давайте. Чей Крым, и кого там нет на Донбассе. Компанию для разговора предлагаю следующую. Я, вы, президент Соединенных Штатов Дональд Трамп, премьер Великобритании Тереза ​​Мэй, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон. Место? Думаю, Александр Лукашенко с удовольствием примет нас в Минске».

Тем не менее, когда Зеленский позвонил в Москву, Путин сразу же снял трубку. Забавный момент — Зеленский интересовался у российского лидера не статусом Крыма и Донбасса, как обещал, а сроками поздравления его с победой на президентских выборах…

Комментируя предложения украинского президента, Путин отметил: «Во-первых, этот "нормандский формат" и встреча на высшем уровне должны быть хорошо подготовлены. (…) Во-вторых, более или менее о чем-то можно будет говорить после окончательного формирования нового правительства Украины и проведения выборов в парламент страны. В-третьих, я не знаю, как реагируют другие участники этого процесса. Госпожа Тереза Мэй, например (…) через пару недель прекращает свою работу в качестве премьер-министра Великобритании. Она в каком качестве приглашается на эту встречу? Непонятно. Она вообще согласна или нет?»

Есть надежда, что Зеленский начнет диалог с Донбассом – Скубченко
Есть надежда, что Зеленский начнет диалог с Донбассом – Скубченко
© Facebook, Александр Скубченко

В общем-то всё то, о чём неоднократно уже говорилось. Снисходительность российского президента может быть объяснена двумя моментами.

Во-первых, украинский президент действительно неопытен и с трудом представляет себе реальные дипломатические механизмы. Он путает медийную и политическую реальности.

Видимо, сказывается и отсутствие обычного человеческого воспитания. Трамп наверняка удивился, когда узнал, что его, не поставив в известность, навязывают Путину в качестве переговорщика по вопросам Крыма (который он и не собирался обсуждать). А Зеленскому ничего. Это притом, что ни с Трампом, ни с Мэй он ещё не встречался.

Во-вторых, в Москве, очевидно, всё ещё надеются, что с Зеленским можно будет нормально договориться. Не вообще — о дружбе на вечные времена, а о каких-то конкретных вопросах, которые считаются достойными обсуждения.

Попробуем разобраться в параметрах переговоров.

1. Встреча произойдёт только после выборов и формирования нового правительства.

Это логично — встреча до выборов будет, по сути, агитацией в пользу (сейчас телефонная беседа лишь позволила Зеленскому сохранить лицо после неудачного экспромта в связи с телемостом). Пользы с точки зрения переговоров тоже будет немного — мало договориться, надо ведь представлять, что сможет проглотить новая Рада…

2. Встреча почти наверняка произойдёт после более близкого знакомства Зеленского с Трампом.

Это важно прежде всего потому, что часть пунктов соглашений Зеленский без команды из Вашингтона согласовать не сможет. С другой стороны, тут есть и педагогический момент — Трамп, очевидно, должен будет высказать украинскому президенту своё мнение относительно того, кто и как определяет, в каких переговорах принимает участие президент США… Для него это наверняка будет познавательно.

Транзит к диалогу. Пойдет ли Зеленский на прямые переговоры с Донбассом
Транзит к диалогу. Пойдет ли Зеленский на прямые переговоры с Донбассом
© пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

3. Логично предположить, что встреча будет проходить в традиционном "нормандском формате". Ну или вообще не состоится.

Первое скорее — после педагогического момента на встрече с Трампом.

4. Наверняка не будут обсуждаться вопросы Крыма и нахождения российских войск в Донбассе.

Крым не обсуждается в принципе (он не является предметом Минских соглашений и переговоров в "нормандском формате").

Относительно российских войск, то они присутствуют в Донбассе в медийной реальности, но в политико-дипломатическом смысле России никто реальных претензий не выдвигал.

Украинцы хотят не мира, а победы, «Слуга народа» катится вниз. Свежая социология
Украинцы хотят не мира, а победы, «Слуга народа» катится вниз. Свежая социология
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

5. Обсуждаться будут только реально решаемые вопросы.

Очевидно, что говорить о комплексном решении в рамках исполнения Минских соглашений смысла нет — Зеленский не будет иметь для этого достаточной общественной и политической поддержки. Это уже сейчас видно и по настроениям в его окружении, и по социологическим данным.

Надо понимать, что не будет всерьёз обсуждаться и вопрос ввода миротворцев.

О чём же можно договориться?

Во-первых, можно договориться о прекращении огня и отводе войск. Эксперимент со Станицей Луганской можно считать успешным, и не нужно ждать полного прекращения огня, чтобы развести войска.

Во-вторых, можно договориться об обмене пленными. Но, разумеется, только после того, как из МИД будет устранён Климкин.

Возможно, будут сделаны ещё какие-то шаги, направленные на деэскалацию ситуации. Однако надо понимать, что даже сама по себе постановка вопроса о снятии блокады с Донбасса, скорее всего, потребует отмены закона о деоккупации. И именно желание и способность поставить вопрос об отмене этого закона будет оценкой готовности Зеленского к полному выполнению Минских соглашений.