Как создавалась полиция

Создание новой полиции вместо старой «неэффективной» и «коррумпированной» милиции было одной из широко разрекламированных реформ постмайданной власти. Ее инициаторами выступили действующий тогда президент Петр Порошенко и министр МВД Арсен Аваков.

Полиция в Украине появилась после принятия в июле 2015 года Верховной Радой «Закона о национальной полиции», которым ликвидировалась милиция. Для реализации реформы были привлечены кадры из Грузии — бывший министр полиции и общественного порядка Грузии Хатия Деканоидзе и экс-заместитель министра МВД этой страны Эка Згуладзе. Первая возглавила новый правоохранительный орган, а вторая в течение 2014-2016 гг. была заместителем Авакова.

Реформа касалась всех сфер деятельности правоохранительного органа. Была осуществлена реорганизация структурных подразделений. Например, патрульно-постовую службу и ГАИ превратили в патрульную полицию. Сокращению подвергся личный состав — путем пресловутой «люстрации» из органов МВД уволили большое количество кадров, которые, в теории, злоупотребляли своим положением, причастны к коррупции, работали на предыдущую власть и прочим, по мнению люстраторов, незаконным действиям. Хотя частично это было оправдано, зачастую данные обвинения были голословными, поскольку комиссии по переаттестации правоохранителей состояли из разнообразных «активистов» Майдана, сводивших свои личные счеты с милиционерами. В результате из органов уволили огромное количество опытных, профессиональных и знающих свое дело правоохранителей, которые буквально понимали эту систему изнутри. К примеру, полностью были ликвидированы УБОПы (управления по борьбе с организованной преступностью), объявленные «пережитком совка».

Численность милиции по состоянию на 2013 год, со слов бывшего министра МВД Виталия Захарченко, составляла 261 тысячу человек (согласно с законодательством, 210 тысяч человек, соответственно, из расчета 300 сотрудников на 100 тысяч населения), сейчас же численность Национальной полиции составляет 130 тысяч человек. Общий бюджет полиции — около 25 миллиардов гривен в год (около 70 млрд рублей).

Тогда же, после люстрации, был объявлен набор новых сотрудников, но подготовка тех, кто прошел отбор, проходила всего лишь 3 месяца. Отрабатывались различные ситуации, которые могут возникнуть на практике, — около 500 различных вариантов, огневая, экстренная, медицинская, психологическая подготовка и основы задержания правонарушителя. За такой короткий срок подготовить профессионального правоохранителя просто нереально, ведь только на получение диплома юриста нужно потратить минимум 4 года, не говоря уже об остальных аспектах.

На реформу были потрачены значительные средства из бюджета. Только создание Киевской патрульной полиции обошлось в 62 млн грн. На одного же украинского полицейского государство потратило около 128 тысяч грн, 90% из которых — бюджетные средства, 10% — дотационные средства от зарубежных стран.

Из положительных изменений — обновление автопарка и повышение зарплаты сотрудников, которая ныне составляет 8-10 тысяч гривен (20-25 тысяч рублей). Правда, очень часто новые автомобили «Тойота-приус», купленные за средства, предоставленные США и другими зарубежными донорами, «копы» разбивали.

Неутешительная статистика

Реформа была раскритикована в обществе из-за резко подскочившего после нее уровня преступности. Новых полицейских презрительно именовали за их любовь фотографироваться на фоне новеньких полицейских иномарок «селфи-копами», а доверие к правоохранительному органу не превышает 40-42%.

Если сравнивать работу милиции и полиции, то, взяв во внимание сводки Генеральной прокуратуры Украины, можно сказать, что преступность не то что увеличилась, а буквально подскочила вверх: с момента ликвидации ППС общая преступность повысилась приблизительно на 25%, а 60% из них — имущественные преступления.

Новые полицейские не умеют водить машины, постоянно попадаются на наркотиках и пьянстве, систематически становятся виновниками ДТП. На дорогах видны машины с мигалками, но преступления совершаются в темных подворотнях. Их некому быстро раскрывать, некому заниматься профилактикой, некому даже штрафовать за нарушения ПДД. Криминальный вал накрыл Украину: пропадают сотни детей, людей убивают — полиция бессильна, скрывая настоящую статистику преступлений.

В последние годы руководство украинской полиции бодро рапортует о снижении уровня преступности, в то же время, если разобраться, на деле динамика говорит об обратном.

В 2016 году в стране зарегистрировали 592 600 преступлений, из них 312 170 — это кражи, 31 000 — грабежи и разбой, 6000 — убийства. Уже в следующем году общее число преступлений снизилось до 524 000, из которых 261 000 краж, 21 000 грабежей и разбоев, 5100 убийств. При сравнении от квартала к кварталу видно, что эта тенденция продолжилась и в 2018 году: за первые три месяца прошлого года было зарегистрировано 170 000 преступлений, а в этом году всего 147 000.

Для сравнения — в "довоенном" 2013 году цифры были следующие: 563 000 преступлений, 335 000 краж, 25 000 грабежей и разбоев, 5800 убийств. Но не стоит забывать, что тогда в составе Украины находился Крым и Донбасс, поэтому количество преступлений на душу населения не только догнало, но и перегнало «домайданные» показатели.

Со статистикой уровня преступности происходят странные манипуляции, поскольку в МВД публикуют одни данные, а Генпрокуратура Украины — другие. Например, по данным МВД, в 2017 году было зарегистрировано почти 496 тысяч преступлений, а Генеральная прокуратура за тот же год насчитала 523,9 тысячи преступлений. Трудно сказать, чем руководствовались составители отчетов, говорящие про падение преступности в 2017 г. в сравнении с 2016 годом на 13,6%, ведь разница между прокурорскими и полицейскими данными более 5%.

То же самое и в 2018-м, данные за 9 месяцев которого явно свидетельствуют о расхождениях ведомств. В частности, Нацполиция утверждает, что в январе-сентябре 2018 года в сравнении с тем же периодом 2017 г. общий уровень преступности на Украине снизился на 8%. При этом количество тяжких и особо тяжких преступлений упало на 11%. В свою очередь, ГПУ тремя месяцами ранее фиксировала тревожную тенденцию роста числа умышленных убийств на 21% по итогам первого полугодия 2018 г. в сравнении с тем же периодом предыдущего года.

Еще один немаловажный аспект — полиция после государственного переворота 2014 года превратилась в своеобразный политический орган, который никак не реагирует на различные противоправные действия национал-патриотических активистов в отношении их политических оппонентов, а порой правоохранители даже становятся на их сторону. Полицейские относились спустя рукава к хулиганским выходкам представителей националистических организаций, чувствующих себя вольготно, позволяющим себе срывать акции оппонентов, избивать их и даже убивать.

Полиция как политический орган и угроза жизни граждан Украины

Например, 1 июля в Харькове полицейские не пресекли хулиганскую акцию «Национальных дружин», которые устроили в городе перформанс с повешением чучел неугодных лиц, обвиняемых ими в коррупции и «желании провозгласить ХНР».

«Вешать будем потом»: националисты перешли к активным действиям в Харькове
«Вешать будем потом»: националисты перешли к активным действиям в Харькове
© Twitter, national_corps | Перейти в фотобанк

Националисты установили в центре города ряд виселиц, на которые, «повесили» муляжи депутатов Харьковского горсовета, проголосовавших за решение о возвращении городскому проспекту имени советского маршала Георгия Жукова, а также муляж народного депутата Евгения Мураева. Все это можно трактовать как угрозу убийством, но присутствующие правоохранители просто за этим наблюдали, в то время как в социальных сетях граждане возмущались содеянным радикалами, оценивая происходящее как «фашизм» и «беспредел».

Часто работа «копов» представляет прямую угрозу жизни и здоровья граждан Украины.

Например, 31 мая в Переяславе-Хмельницком сотрудники патрульной полиции старший сержант Владимир Петровец и лейтенант Иван Приходько, находясь в нетрезвом состоянии, решили пострелять из огнестрельного оружия по металлическим банкам и другим предметам в местах массового скопления людей. Итог «развлечения» печален — стрелки попали в голову проходящему мимо 5-летнему мальчику, который позже скончался в реанимации от полученных травм. После поднятого общественного резонанса обоих полицейских отправили в СИЗО, начав уголовное производство по статье «умышленное убийство», но министр МВД Аваков на происшествие никак не реагировал.

Еще один подобный случай имел место в Виннице 11 июня, когда в ходе конфликта с полицейским был убит активист «Гражданской позиции» Александр Комарницкий. Находившийся на службе полицейский предложил Комарницкому присутствовать в качестве понятого при проведении следственных действий, но тот отказался. Позже конфликт перерос в драку, по итогам которой сторонник Анатолия Гриценко получил несколько ударов в голову, от которых скончался. Нанесший ему травму правоохранитель являлся чемпионом Винницкой области по самбо. Несмотря на фактическое убийство, подозреваемого попытались «отмазать», отправив под домашний арест. Только 3 июля постановлением апелляционной инстанции ему избрали меру пресечения в виде содержания под стражей на 60 суток без права внесения залога. Кроме того, именно из-за политической составляющей скандала своих должностей лишились начальник Главного управления полиции в Винницкой области Юрий Педос и его заместитель Сергей Сокирян.

Также можно привести пример непрофессиональной работы «копов» при расследовании уголовных преступлений. 13 июня этого года в поселке Ивановка Одесской области пропала 11-летняя Дарья Лукьяненко. В области объявили спецоперацию по поиску ребенка, к которой привлекли сотрудников правоохранительных органов, ГСЧС и волонтеров. Спустя практически неделю поисков, к сожалению, выяснилось, что она мертва — 19 июня тело обнаружили в выгребной яме туалета во дворе дома, принадлежащего местным жителям по фамилии Тарасовы. Полиция задержала подозреваемого в убийстве 22-летнего местного жителя Николая Тарасова. Интересно, что тело жертвы удалось обнаружить только с третьего раза. Два предыдущих обыска жилища, один из которых проводился «по горячим следам», не дали результатов. Опять же, если бы не реакция общественности, не прекращавшей возмущаться произошедшим, пока шли безуспешные поиски убийцы, преступник мог бы избежать наказания, поскольку правоохранители к своим обязанностям отнеслись халатно.

Безусловно, в заслугу полиции можно поставить обеспечение безопасности на президентских выборах этого года, прошедших в целом спокойно и без происшествий. Но это произошло только благодаря визиту министра МВД Авакова в США, где, видимо, ему напрямую дали соответствующее указание. Поэтому хорошая работа правоохранительных органов в современной Украине — скорее исключение, чем правило.