См. часть первую

Так называется обширный материал, подготовленный аргентинским журналистом газеты Clarin, о посещении зоны отчуждения ЧАЭС, который опубликовала испанская газета La Vanguardia.

Чернобыльская электростанция взорвалась рано утром 26 апреля 1986 года. В два часа ночи 27 апреля город Припять, расположенный всего в двух километрах от атомного комплекса, был эвакуирован «предположительно на три дня». Ни один из 50 тысяч жителей туда не вернулся.

Вот почему пожарные шланги все еще лежат рядом с лестницей, которая стоит у входа в какой-то офис. Наполовину заполненные тетради брошены на полу в школе. Операционная разваливается в здании больницы. Колыбели в детском саду — здесь спали новорожденные, которые затем пострадали от радиоактивного дождя, последовавшего за первоначальной катастрофой. В этих тринадцати кроватках родилась смерть.

Многие из этих ребят затем лечились за пределами Советского Союза, в том числе на Кубе.

Здесь, внизу, в недрах этой призрачной больницы, все еще лежат рабочие комбинезоны 29 пожарных, которые первыми прибыли к реактору. Они тушили пламя водой, думая, что это обычный пожар.

Русские – не наши. Украинский канал оскандалился из-за перевода сериала «Чернобыль»
Русские – не наши. Украинский канал оскандалился из-за перевода сериала «Чернобыль»
© CC0, Pixabay

Большинство из них погибли — радиация просто сожрала их, потому что Припять в тот момент была самым страшным местом на Земле. Их одежда до сих пор излучает  радиацию.

Члены нашей группы тщательно следуют рекомендациям: никто не надел платье или сандалии, шорты, бермуды или футболки с короткими рукавами. Чем больше прикрыто тело, тем лучше. Но очень жарко.

И все труднее обходить металлические предметы. Земля покрыта тысячами мелких кусочков листового металла или стали, которые выглядят как маленькие ржавые окурки, только некоторые из них весят почти полкило. Это капли дождя из кратера атомного вулкана, и они лежат здесь с тех самых пор.

Нам рекомендуют по возвращении постирать одежду, но самое главное — тщательно вымыть обувь. Обязательно под мощной струей воды. Так мы и сделаем.

Великолепная ясная погода не может избавить нас от ощущения растущего в горле кома. Сначала всем любопытно, затем появляется меланхолия, которая позже превращается в глубокую печаль. Это происходит в тот момент, когда человек понимает, что он не в музее, не на съемочной площадке — а в самом сердце истинной трагедии.

Любая трагедия оставляет сувениры. Чернобыльский туризм глазами аргентинского журналиста

Где-то лежит ботинок. Чуть дальше — пластиковая кукла. Рядом валяется пиджак. А вот брошенная кем-то корзина из универсама. Прямо перед глазами — ложка и тарелка. Не хватает супа и того, кто его ел, когда всё закончилось.

Польские геймдизайнеры: «ЧАЭС уже не та, что раньше»
Польские геймдизайнеры: «ЧАЭС уже не та, что раньше»
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Если бы здешние места постепенно не зарастали лесами, любой поверил бы, что Чернобыль взорвался два дня назад. Ужас замер, но всё еще ощутим. Вокруг одни только брошенные вещи.

Почему же туристы не уносят тетради, ложку, тарелку, куклу или, например, не забирают эти сандалии в детском саду?

«Всё загрязнено. Здесь каждый гвоздь излучает радиацию, и никто не хочет прихватить с собой чернобыльское загрязнение», — объясняет наш гид Женя. Еще один аргумент для посетителей — металлические рамки, которые установлены на контрольных пунктах на выходе из зоны.

Парк развлечений стал символом катастрофы для международных фотографов, прибывающих в Припять.

Как правило, первое изображение, которое появляется в статьях о Чернобыле сегодня, — это фото аттракциона «Вокруг света» с желтыми металлическими машинками. Они заржавели, но не забыты. Именно здесь, у этих безобидно выглядящих аттракционов, радиационный фон увеличен в три раза.

В лесу и среди того, что осталось от зданий, — ползают муравьи, жуки, снуют комары и бабочки, летают птицы, бегают собаки. Другие посетители рассказали, что видели лошадей. В озере Припять есть рыба, вокруг растут красивые желтые цветы. Чернобыль живет своей жизнью, но всё не так мирно, как кажется.

Почувствуй себя сталкером. В Белоруссии зону отчуждения ЧАЭС открыли для туристов
Почувствуй себя сталкером. В Белоруссии зону отчуждения ЧАЭС открыли для туристов
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк

Бродячих собак запрещено гладить. Большинство из них поражены радиацией, но выработали своего рода иммунитет: они могут быть переносчиками радиации, хотя и не обязательно жертвами.

Собаки радостно подбегают к посетителям, которые гуляют по зоне. Иногда они бегут перед проводниками по тропинкам, которые ведут к объектам осмотра, или просто лежат в тени.

Некоторые туристы кидают им печенье. Чернобыльских собак можно кормить, но нельзя гладить.

Любая трагедия оставляет сувениры. Чернобыльский туризм глазами аргентинского журналиста

А что едят туристы? На выходе из Припяти есть столовая, где обедают работники предприятия. Там подают овощной суп и жареную курицу с макаронами.

Чтобы войти в помещение, вы должны пройти через моющее устройство и вымыть подошвы обуви, а затем пройти через специальный детектор излучения. Детектор — металлическая дуга, как и в аэропортах — имеет четыре сигнальные лампы. Вы можете войти внутрь, только если у вас сработало не более первых двух ламп.

Сигнал третьей лампочки означает, что вам предстоит более тщательный контроль. Не исключен вариант, что вас немедленно отправят за пределы зоны отчуждения.

Огромный четвертый реактор все еще стоит на том самом месте. Но теперь он не выглядит как ужасный вулкан, спровоцировавший атомный ураган по всей Европе, а скорее похож на простой сарай. Стальной саркофаг, который был возведен в 2017 году, стоил 2 млрд долларов и должен изолировать реактор в течение 100 лет.

Холмогоров: Как авторы сериала «Чернобыль» искажают правду об аварии на АЭС
Холмогоров: Как авторы сериала «Чернобыль» искажают правду об аварии на АЭС
© РИА Новости, Алексей Вовк | Перейти в фотобанк

В 1987 году Советский Союз официально сообщил, что в результате чернобыльской трагедии погиб 31 человек. ООН считает, что число погибших — около 10 000.

В поселке по-прежнему стоит памятник Ленину. Чуть более 2 тысяч жителей продолжают работать здесь в сфере туризма или на отключенной станции. Они заходят в зону отчуждения регулярно, но на короткое время. Одна неделя «внутри периметра», следующая — снаружи. Только так.

Любая трагедия оставляет сувениры. Чернобыльский туризм глазами аргентинского журналиста

Хотя с момента аварии прошло 33 года, Чернобыль никогда не был обычным городом. Никто не может жить там без перерывов. Беременные женщины не могут работать в зоне отчуждения, детей там тоже нет. Все туристы должны быть старше 18 лет.

На главной площади Чернобыля стоит сделанный из железа трубящий ангел. Неподалеку — ряд небольших табличек с названиями.

Это названия 162 деревень, которые напрямую пострадали от радиации, когда чиновники на атомной электростанции пытались запустить проверку безопасности и вместо того чтобы предотвратить взрыв на реакторе, вызвали его.

Порошенко надвинет новый саркофаг, но льготы чернобыльцам не даст
Порошенко надвинет новый саркофаг, но льготы чернобыльцам не даст
© Пресс-служба президента Украины | Перейти в фотобанк

Кнопка, которая должна была спасти мир от катастрофы, спровоцировала её. Название кнопки «АЗ5», и это повод для шуток у киевских таксистов: когда кто-то хочет что-то исправить, но только ухудшает ситуацию, говорят, что он «нажал на АЗ5». Юмор помогает и здесь.

На выходе, за последним барьером, охранники проверяют автобус с помощью радиационного детектора. Все пассажиры, шофер и проводник проходят проверку на таком же устройстве, как в столовой. Загораются правильные лампочки, и мы все можем спокойно покинуть зону.

У сельской тропы, которая затем превращается в дорогу, а затем и в автомагистраль до центра Киева, нас ждет сувенирный магазин с футболками по 180 гривен (6 евро) и чашками по 120 (4 евро). Продаются зажигалки, у которых при нажатии внутри корпуса мерцает свет, как будто бы они начинают излучать радиацию. Немного юмора в доме, где обитает смерть: это невозможно забыть тем, кто ее посещает. Ну и, конечно же, сувениры. Любая трагедия всегда оставляет сувениры.

Любая трагедия оставляет сувениры. Чернобыльский туризм глазами аргентинского журналиста