Храниться в нем после ремонта должны будут советские архивы, которые на данный момент еще находятся в силовых ведомствах: СБУ, Службе внешней разведки, МВД, Национальной гвардии, Государственной пограничной службе, Министерстве обороны, а также в органах прокуратуры и судах. Передачу государственных архивов УИНП, которым заведует ярый русофоб Владимир Вятрович, проводят в рамках «декоммунизации», чтобы ему было легче и удобнее фальсифицировать историю. В принципе такие архивы должны передаваться академическим институтам, которые обычно хотя бы стремятся к объективности. И контролироваться они должны широкой общественностью — в соответствующей комиссии должны быть представители всего политического спектра, что в какой-то степени служит гарантией беспристрастности и сохранности важных документов.

Вятрович, идущий в Раду с Порошенко, не исключил коалиции с Зеленским
Вятрович, идущий в Раду с Порошенко, не исключил коалиции с Зеленским
© Facebook/Volodymyr Viatrovych

В данном же случае мы видим, что архивы поступают на службу учреждению, у которого есть четко поставленная миссия — клеймить советское прошлое и всячески оправдывать украинских националистов. Сейчас сложно даже представить себе, что ведомство Вятровича могло бы признать какие-нибудь достижения советской Украины или признать преступления украинских националистов. УИНП, созданный Виктором Ющенко в 2008 году, должен был по сути формировать государственную идеологию, которая, как в «оранжевый», так и в «постмайданный» периоды сводилась к формированию образа врага из России и русскоязычного населения Украины. В какой-то степени в «заслугу» этому ведомству можно поставить и происходящий по сей день конфликт на Донбассе.

Устав и структуру УИНП разрабатывали представители Конгресса украинских националистов (КУН) — организации праворадикальной, весьма далекой от академической беспристрастности. Заявленной целью УИНП являлось «формирование национального сознания у граждан Украины», то есть предполагалось что-то вроде идеологического отдела ЦК КПСС, только наоборот. Одной из заявленных миссий УИНП является также «пропаганда древности украинской нации и ее языка», то есть продвижение совершенно антинаучной концепции, учитывая период формирования современных наций. Естественно, УИНП со временем стал неплохой кормушкой для массы националистов, умеющих только рассказывать сказки о «наших арийских предках».

Вятрович ползёт на восток. В Харькове открылся филиал «Института национальной памяти»
Вятрович ползёт на восток. В Харькове открылся филиал «Института национальной памяти»
© Facebook, Holodomor Research and Education Centre | Перейти в фотобанк

В марте 2014 года это ведомство возглавил львовский историк и бывший директор архива СБУ Владимир Вятрович, сразу же бросившийся «декоммунизировать» все, что попадало в поле его зрения, попутно оправдывая вандализм националистических банд. Свою профессиональную карьеру этот львовский псевдоисторик начал с защиты в 2004 году диссертации на тему «Зарубежные рейды УПА в контексте реализации антитоталитарной национально-демократической революции народов Центрально-Восточной Европы», где фактически оправдывал нападения боевиков УПА на мирное население сопредельных государств (Польши, Чехословакии). В том же году он становится активистом «Черной поры», националистической организации, сыгравшей существенную роль в «Оранжевой революции», а затем становится преподавателем Католического университета. С 2010 года Вятрович работает и проходит тренинги в США, в Украинском институте Гарвардского университета, а затем в институте Гувера Стэнфордского университета, известного тем, что там же для нужд украинской политики позже проходил обучение Святослав Вакарчук. Из США Вятрович сразу же десантировался на Евромайдан, где стал одним из активных участников и организаторов. Зимой 2014 года он, в частности, вел колонну националистов на блокирование Верховной Рады и правительственных зданий.

За предвзятый подход к истории Вятровича не раз критиковали не только российские, но и западные историки, такие как Джон-Пол Химка, Пер Андерс Рудлинг, Джаред Макбрайд, Тарик Сирил Амар, Виллем Блэкер и др. Его критиковали за препятствование профессиональной деятельности и выступали против его участия в международных исторических конференциях.

«Не стреляют в ответ те, кого поставили к стенке» – Вятрович
«Не стреляют в ответ те, кого поставили к стенке» – Вятрович
© Facebook/Volodymyr Viatrovych

Например, глава иерусалимского отделения Центра Симона Визенталя Ефраим Зуроф и специалист по истории Холокоста и украинского национализма Пер Андерс Рудлинг в своей статье отмечали, что «открытый, честный и доверительный диалог о роли ОУН и УПА во время Второй мировой маловероятен до тех пор, пока Вятрович возглавляет УИНП. Предоставление этому государственному пропагандисту трибуны на международном научном форуме не только легализирует его деятельность, но и вредит исследованиям ученых».

По мнению украинского историка Юрия Радченко, Вятрович лишь выдает себя за академического ученого, являясь на самом деле пропагандистом и апологетом ОУН(б). По его словам, западные историки это прекрасно сознают, но не относятся к нему всерьез. Однако в 2017 году Польша все же объявила Вятровича персоной нон грата и запретила ему въезд из-за героизации ОУН-УПА* и отрицание геноцида поляков. По мнению главы МИД Польши Витольда Ващиковского, Вятрович — это «человек, который пропагандирует глубоко антигуманитарные, антиевропейские ценности».

Польский историк Анджей Запаловский называет Вятровича «лицом, однозначно дисквалифицированным в мировом научном сообществе как исторический лжец и манипулятор». Профессиональные историки часто называют таких деятелей не историками, а «представителями исторической политики», признавая, что их деятельность скорее политического характера и лишь условно связана с такой академической дисциплиной, как история.

Польша: Вятрович — безответственный человек с антипольскими идеями
Польша: Вятрович — безответственный человек с антипольскими идеями
© Creative Commons/Mateusz War

Сознавая ограниченность концепции «декоммунизации», Вятрович стал последнее время продвигать концепцию «деколонизации», чтобы вымарать из истории Украины не только советский период, но и Александра Пушкина с декабристами.

«Угрозой» украинской государственности Вятрович считает Владимира Высоцкого, Михаила Булгакова, Виктора Цоя и даже тот факт, что многие украинцы имеют родственников в России.

«Все, что отдаляет нас от России, идет на пользу Украине. Все, что удерживает связь между нашими странами (экономика, язык, история, культура, традиции и даже родственные отношения), будет использовано против нас», — писал Вятрович, резюмируя свою позицию.

Иными словами, Владимир Вятрович отнюдь не историк — это радикальный националист, выполняющий государственный заказ по разрыву связей между двумя странами и даже не скрывающий этого. По его же словам, долгосрочная политика декоммунизации необходима Украине, дабы по примеру других государств Восточной Европы «окончательно сбросить с себя остатки тоталитарного режима и войти в будущем в демократический мир, ЕС и НАТО». Для этого его и тренировали в Стэнфордском университете, поэтому даже в случае его отставки с поста главы УИНП сам институт будет и далее продолжать ту же политику. И передача архивов в ведомство Вятровича чревато в первую очередь тем, что их изрядно «подчистят». Из архивных папок исчезнут документы, которые могут как-то дискредитировать или опорочить украинских националистов, что существенно осложнит работу настоящим историкам в будущем, которые пожелают объективно изучить украинскую историю.

В 2016 году американский историк Джош Коэн опубликовал статью в журнале Foreign Policy, обвинив Вятровича в удалении из архивов материалов о еврейских погромах, совершенных членами ОУН. В этом же обвинял его и историк Джеффри Бердс, утверждавший, что из многих документов, которые он прежде изучал и копировал, затем исчезли целые страницы, в частности, о том, как националисты ОУН-УПА шли на сотрудничество с советскими органами и давали показания против своих бывших товарищей по борьбе.

Можно с уверенностью сказать, что значительная часть архивов, передаваемых Вятровичу государством, будет просто уничтожена, поскольку слишком уж много фактов мешают сочинению новой «истории» украинской государственности.